Фонд поддержки альтернативных Концепций Жизнеустройства Жизнеобеспечения и Природосбережения

 

ТВОЙ СТРОЙ

 

  Замысел проекта

  Цели Фода

  Задачи Фонда

  Проекты

  Программы

  Проведённые мероприятия

Адреса и телефоны

  Форум

 

 

 

 

 
 

МировоззрениеХронологияСозидание

ТС-ТВ

УХОД ИЗ БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКИ ИНОГДА МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ЕЁ НАЧАЛОМ, НО ТОЖЕ С БЛИЗКИМ КОНЦОМ.

Опубликовано 9 Мар, 2007 г.

На некоторых информационно-аналитических сайтах появилась информация под заголовком – «Сергей Глазьев уходит из большой политики».
Экс-лидер блока "Родина" – одноименной фракции в Госдуме Сергей Глазьев, за которого накануне региональных выборов вели борьбу одновременно несколько партий, заявил о своем решении уйти из политики.


По мнению Глазьева, в настоящее время, в условиях властной вертикали более результативным будет не политическое, а интеллектуальное воздействие на власть, к которому он и намерен прибегнуть после возвращения к активной деятельности в Академии наук.

"Последовательная политика власти по установлению тотального контроля за парламентскими выборами привела к тому, что руководители всех партий, претендующих на участие в выборах в Госдуму, вынуждены согласовывать и свои списки, и даже ключевые элементы программы с кремлевской администрацией ...

Поэтому повлиять на политику, проводимую в стране, посредством выборов в Госдуму всерьез невозможно ... Я считаю, что в этих условиях более эффективным становится интеллектуальное влияние на власть. Она отгородилась железобетонным забором от политической оппозиции. Но от интеллектуальной оппозиции отгородиться невозможно.

Возвращаясь к активной работе в Российской академии наук, я вижу свою задачу в том, чтобы добиться реализации научно обоснованных рекомендаций по решению ключевых проблем социально-экономического развития страны", – сказал он.

Интересно, что ВП СССР еще полтора года назад в октябре 2005 года опубликовал текущий момент под названием: «Партии в XXI веке — есть ли им место в политике?».
Но странно, что до сих пор при очевидном факте подковерности партийно-политических интриг, полной зависимости от администрации президента, марионеточной роли всех ныне существующих организаций именуемых себя партиями, не многие политики понимают истинную их роль, и еще меньше способны отказаться от собственных партийно-политических амбиций даже если их дорога идет на эшафот.

Именно этот факт позволяет утверждать, что аналитика ВП СССР опережает понимание ситуации нынешней политической элитой, как минимум на несколько лет.

Все что происходит сегодня в России, во многом есть результат глобальной политики, в которой России отведена роль второстепенной страны, сырьевого придатка с элементами островной демократии. Поэтому многие процессы зачастую в слепую копируются с западных аналогов, в частности и многопартийная система, как признак реальной демократии.

Наиболее высокие темпы развития из всех стран Запада после второй мировой войны ХХ века демонстрировали Соединённые Штаты Америки. Конечно, эта страна имела в ХХ веке самые благоприятные условия для своего развития: географические (отделена двумя океанами от вторжений из остального мира, и в то же время океаны — естественные пути глобального сообщения), природно-климатические и др.

Но кроме всех известных и очевидных преимуществ было и такое, которого все аналитики как в прошлом, так и в нынешнем веке не замечали или не придавали ему особого значения: американское общество всегда было и остаётся по сей день обществом фактически политически безпартийным.

Многие тут же возразят: ну как же! В США есть демократическая и республиканская партии и ещё некоторое количество более мелких партий. И партийная система Соединённых Штатов многими, в том числе и российскими политиками, воспринимается в качестве идеала для подражания.

Действительно, формально такие партии — партия «слона» и партия «осла» — в США существуют, но по сути это никакие не партии, в том классическом виде, в каком они воспринимаются в России и в Европе.

Партии «спят» от выборов до выборов, а их аппарат активизируется на мобилизацию безпартийных обывателей, сочувствующих партийным предвыборным декларациям, только в период подготовки к очередным выборам. Другими словами общество Соединённых Штатов — политически безпартийное, то есть партий как работающих повсеместно и постоянно массовых общественных политических организаций, там нет. А что же есть?

Есть некоторое количество влиятельных политических фигур, связанных с двумя крупнейшими отраслевыми корпорациями и входящими в них кланами собственников — сырьедобывающими и обрабатывающими (в основном в области военной промышленности) и крупными финансовыми фондами, которые разворачивают свою деятельность через структуры партий лишь в период выборов: президентских, выборов в Сенат и Конгресс США.

То, что эти корпорации, финансируемые ими фонды и связанные с ними политические деятели в глазах американского обывателя представляются в качестве демократической и республиканской партий, никакого влияния на стратегический политический курс страны не оказывает в том смысле, что общественно-экономическое устройство остаётся неизменным вне зависимости от того, пребывают у власти демократы или республиканцы.

Поэтому у этих партий нет никаких долгосрочных идеологических программ или теоретических платформ — они им для проведения предвыборных шоу просто не нужны, а в практической политике их актив одинаково опирается на общую обеим партиям университетскую субкультуру.

Интересно во всём этом другое: кто разрешил в США иметь безпартийное общество? — так как и «ежу понятно», что разработкой стратегического курса страны занимаются не партии, и не бездействующий в период между выборами административный аппарат партий, а специальные аналитические центры при корпорациях (РЭНД) и университетах США.

Однако внешний эффект от всей псевдопартийной суеты — несомненный. Благодаря этому внешнему эффекту (или как теперь принято говорить — пиару) во всём мире и в глазах самих американцев создаётся иллюзия в отношении США как самой демократической страны в мире.

Но при этом возникает естественный вопрос: почему США, как и Россия, являясь страной многонациональной, многоконфессиональной да к тому же ещё и расово неоднородной, тем не менее на протяжении всего ХХ века оставались страной политически стабильной, в том смысле, что за всю полуторавековую историю после гражданской войны в ней не было ни революций, ни других социальных катаклизмов?

В том числе и потому, что в США нет никаких реально-политических партий; единственная непрестанно политически активная структура в них — масонство, которое обще всем псевдополитическим партиям и проникает во все сферы жизни общества, контролируя их.

Не секрет, что концентрация масонского влияния в России в большей мере сосредоточена именно в стенах РАН. Поэтому возвращение в Академию, это скорее не уход Глазьева из большой политики,а наоборот приход в нее, но уже на качественно ином уровне влияния (так бы наверно хотелось самому Глазьеву).

Если же анализировать объективные процессы, происходящие в пореформенной России, то вывод напрашивается однозначный: никаких партий (в том классическом виде, в котором мы все привыкли понимать партию, исходя из своих стереотипов восприятия партийного прошлого) сегодня в стране нет.

А что есть?

А есть, как и в США, некоторое количество разкрученных «политических фигур» — Зюганов, Жириновский, Явлинский и др.; есть отраслевые кланы (ставшие собственниками Газпрома, РАО ЕЭС, РАО РЖД, нефтянка, липецкие и пр. — в своём большинстве бывшие функционеры КПСС, ВЛКСМ и органов Советской власти); также есть финансовые фонды, накачанные деньгами этих отраслевых кланов; есть и партийные вывески — «Единая Россия», КПРФ, «Родина», ЛДПР, «Яблоко», СПС и др., которые служат инструментом достижения целей отраслевых кланов.

Все отраслевые кланы в процессе глобализации по библейским рекомендациям рано или поздно утрачивают свою национальную идентичность и становятся частью глобальных отраслевых кланов, которые в принципе не могут интересоваться судьбами народов тех стран, на территории которых та или иная отрасль осуществляет свою деятельность.

Всякий народ для глобальных отраслевых кланов — всего лишь природные ресурсы (трудовые ресурсы) этих отраслей, аналогичные в смысле возможностей купли-продажи таким природным ресурсам, как нефть, газ, уголь, лес, руда и т.п.

А как же КПРФ и многопартийная система, которая была создана в процессе перестройки? — спросят некоторые скептики.

А они — всего лишь инструменты достижения узкоклановых целей заправил той или иной отрасли.

Сегодня всякому должно быть понятно, что в XXI веке партии в их прошлом виде — финансируемые за счёт членских взносов — существовать не могут, поскольку таких 20-миллионных партий, какой была КПСС, в стране нет и быть не может.

Содержание же аппарата любой партии (зарплата освобождённым чиновникам, офисы, связь, транспорт, печать, проведение съездов и т.д.) и финансирование её деятельности в процессе политической активности — требует больших финансовых ресурсов, которых у массы «рядовых» членов партии не может быть в принципе (особенно в такой стране как вогнанная в нищету Россия).

Поэтому всё происходит, на первый поверхностный взгляд, строго в соответствии с XIX-м протоколом «сионских» мудрецов: «Мы поделим всё общество на партии, а поскольку все деньги будут у нас, то мы же и будем контролировать все партии».

Что делать в такой ситуации?

Исторический прогресс нынешней цивилизации состоит в том, что происходит изменение качества культуры как системного средства воспитания входящих в жизнь новых поколений.

В результате этих изменений культуры происходит изменение статистики разпределения населения по типам строя психики. При этом возрастает количество и доля в составе населения носителей человечного типа строя психики.

Если обратиться к истории политических партий, то изначально партии возникли как общественные организации “элитарных” слоёв общества. Т.е. они удовлетворяли потребности в организации коллективной деятельности носителей большей частью демонического типа строя психики и типа строя психики «зомби».

Эпоха более массовых политических партий и активности массовых профсоюзов в государствах с многопартийной системой, охватывает конец XIX — первую половину ХХ века. В этот период в их деятельности участвовали не только представители социальной “элиты”, но и представители простонародья.

Но всё же характер партийных идеологий, характер внутрипартийной дисциплины и этики, в этот период позволяет утверждать, что рост образованности и приобщение некоторой части простонародья к политической субкультуре сопровождался увеличением в обществе доли более или менее образованных носителей типов строя психи «зомби» и демонического.

Именно они удовлетворяли свои потребности в организации коллективной деятельности в партийной работе.

Это же было свойственно РСДРП — КПСС — КПРФ на протяжении всей её истории, с тою лишь особенностью, что в неё не только вступали по своему желанию (хотя не всем позволяли реализовать такое желание), но и по «приглашению», и от такого рода «приглашений» не всегда и не все могли отказаться так, чтобы это не повлекло за собой неприятных для них последствий.

Но демоны-индивидуалисты и носители человечного типа строя психики, которые не принимали на веру партийные программы и идеи, а хотели проверить их на прочность и истинность и старались докопаться до сути сами, — во всех партиях были проблемными элементами, от которых партаппарат предпочитал избавиться при первой же подходящей возможности или предоставленном поводе.

Кризис политических партий в наши дни (в том числе и в России) своей причиной имеет не столько многолетнюю ложь простонародью партийных активистов, но и то обстоятельство, что под воздействием изменения эталонных частот биологического и социального времени нечеловечные типы строя психики теряют устойчивость: и как таковые, и в смысле притязаний на те или иные социальные роли. Вследствие этого:
• с одной стороны — все без изключения партии испытывают проблемы с набором рядового состава партийцев, назначение которых — осуществлять партийную работу в безпартийных массах;
• с другой стороны — потребность людей в организации коллективной деятельности, при неустойчивости свойственных им типов строя психики «зомби» и демонического, не может быть удовлетворена на основе партийной дисциплины и этики толпо-“элитарного” характера.

Носители же человечного типа строя психики свои потребности в организации коллективной деятельности реализуют в соборности, которая не может быть втиснута в оргштатное расписание партийных организаций, в устав и программу партий (даже если они не пустое словоблудие), которая не терпит толпо-“элитарной” этики личностных отношений, но которая способна проникать в любые структуры, где есть люди.

Мы полагаем, что при порождении соборности людьми — носителями человечного типа строя психики — имеет место следующее.

Человек, веруя Богу и стараясь удерживать себя в непосредственном сокровенном диалоге с Ним по Жизни:
• во-первых, поддерживает своею волей и подвластными ему ресурсами деятельность других людей, если находит, что они — со своей стороны — тоже стараются действовать в русле Божиего Промысла;
• и, во-вторых, способствует вхождению в соборность других людей, действующих в пределах границ попущения Божиего; способствует их вхождению на этих же принципах — своеволия в русле Божиего Промысла в меру искреннего понимания Промысла каждым из них, однако не подавляя и не извращая волю других, доверяя Богу течение событий в их и в своей личной жизни, а так же и в общественной жизни своего народа и человечества, в которую каждый вносит свой вклад.

Поэтому соборность, складывающаяся на основе даже единичных и редких проявлений человечного типа строя психики, если она выражает себя в политике, с точки зрения организационных партийных принципов, поддерживающих «зомби» и демонов, предстаёт как разновидность фракционной мафии, главное качество которой — уровень конспирации, «запредельный» для реальных фракций политических толпо-“элитарных” партий.

Но в политической жизни XXI века именно за соборностью, проникающей всюду и вбирающей всё новых и новых людей — будущее.

Поэтому вернувшись в РАН (массонство), Глазьев конечно приходит в большую политику и рассчитывает влиять на нынешнюю власть интеллектуально – то есть «старыми» методами комплексного воздействия, включая избирательный герметизм и в обход сознания.

Но в связи со сменой эталонных частот биологического и социального времени толпо-элитарные методы уже не работают как прежде.

Может ли стать Глазьев, и подобные ему политические фигуры действительными участниками будущих глобальных изменений, теперь уже зависит не от степени их посвящения, а от способности освоения Концепции Общественной Безопасности «Мертвая вода» и вхождения в еще молодой, но уже устойчивый на принципах соборности концептуальный эгрегор.

 

  Коопирайт

  Аналитика

  События

  Альтернативы

  Информация к размышлению

  Сатира

  Музыка

  Видеоархив

 

 

на главную

© 2006-2007 г. Фонд поддержки альтернативных Концепций Жизнеустройства Жизнеобеспечения и Природосбережения «Твой Строй» mail@tvoistroi.ru