Фонд поддержки альтернативных Концепций Жизнеустройства Жизнеобеспечения и Природосбережения

ТВОЙ СТРОЙ

 

МировоззрениеХронологияСозидание

ТС-ТВ

ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР

Мёртвая вода

От «социологии» к жизнеречению

Часть II
Вписание

Редакция 1998 г.
с уточнениями 2003 г.

Китеж
Державный град России
2003 г.

Страница,
зарезервированная для выходных
типографских данных.

© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объеме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

 


 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 Мера за меру...............................................................................................................

I. ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ.............................................................................

II. ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ  СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА....................

III. СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ  В БЛОКЕ РОССИЯ (СССР)..............

Процесс 1.        
ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЭПИЧЕСКОГО НАРОДНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ОСОЗНАННУЮ ФИЛОСОФСКУЮ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ...............................................

Процесс 2.       
ГЛОБАЛЬНАЯ ЦИРКУЛЯЦИЯ ИНФОРМАЦИИ, РЕЖИМ СЕКРЕТНОСТИ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ..........

Процесс 3.         
ОТОБРАЖЕНИЕ ПОЛНОЙ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУРАХ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВЕННОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ 

Процессы 4 и 5.        
ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО ПОЛЕЗНОГО УПРАВЛЕНИЯ НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ      

Общие слова............................................................................................

Математическое описание продуктообмена и управления......

Проблема описаний...............................................................................

Метод динамического программирования  как алгоритмическое выражение достаточно общей теории управления........................................................................................

Государство-суперконцерн  как экономическое и политическое выражение единства и целостности общества..........................................................................................

Нравственная обусловленность  общественно- экономических теорий       

Процессы 5 и 6.         
ВОЕННОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ И ПРОТИВОБОРСТВО (ВОЕННЫЕ АСПЕКТЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ).................................................................................

IV. ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ............................................................................

ПОСЛЕСЛОВИЕ..................................................................................................

 

Мера за меру

Вам объяснять правления начала
Излишним было б для меня трудом.
Не нужно вам ни чьих советов. Знаньем
Превыше сами вы всего. Мне только
Во всем на вас осталось положиться.
Народный дух, законы, ход правленья
Постигли вы верней, чем кто б то ни был.
Вот вам наказ: желательно б нам было,
Чтоб от него не отшатнулись вы.

А.С.Пушкин.

I. ИСХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Термин «национальная безопасность» не применим к советскому обществу ввиду его многонационального, многокультурного состава. Во многонациональном обществе возможны попытки националистических и нацистских групп “обеспечить” «нацио­наль­ную безопасность» одних за счёт разрушения многонационального общества. Поэтому далее используется термин «общес­т­венная безопасность», под которым понимается безопасность общественного развития многокультурного, многонационального общества в ходе глобального исторического процесса, обусловленная своевременной реакцией как на общеприродные факторы воздействия, так и на порожденные обществом.

Термины «стратегическое равновесие», «стратегическая стабильность», определяющие цели управления обществом, также неудовлетворительны. Речь должна идти об устойчивости балансировочного режима концентрации управления производительными силами человечества в глобальных масштабах, обеспечиваемом так, чтобы исключалась целесообразная война и устранилась статистическая ПРЕДОПРЕДЕЛЁННОСТЬ возникновения случайной неуправляемой войны по причине сбоя в работе систем управления вооружениями.

Не может идти речи в этом процессе и о “независимости” того или иного государства или национального общества, поскольку человечество едино и всякое общество подчинено объективным закономерностям развития, общим для всего глобального исторического процесса, являющегося всего лишь частным процессом в эволюционном процессе биосферы Земли. Кроме того по мере роста энерговооруженности и развития средств связи и массовой информации взаимозависимость одного общества от других возрастает

По этой же причине права личности на достаточно длительном интервале времени могут быть обеспечены только в том случае, если обеспечена безопасность общественного развития в глобальном историческом процессе в ходе эволюционного процесса биосферы Земли. Но никак не наоборот: попытка обеспечить немедленно “права личности” из толпы ведёт к разрушению общества и биосферы.

Концентрация управления в Евро-Американском конгломерате и его агрессия протекают под контролем межрегионального надмасонского центра управления, строящего глобальную толпо-“элитарную” систему, опирающуюся на сионо-интернацизм. В настоящее время этот процесс поставил человечество на грань гибели.

Концентрация управления в глобальных масштабах в рамках технократической цивилизации, как было показано выше, процесс объективный, однако существуют несколько способов концентрации управления, в том числе и способ, исключающий господство глобального межрегионального центра управления над региональными центрами управления, неспособными к управлению по полной функции. Альтернативой межрегиональной концентрации управления может быть только концентрация управления на основе открытой концепции общественного устройства, в которой антагонизмы между умолчаниями и оглашениями выявляются и устраняются своевременно. Это можно назвать концептуально властной концентрацией управления.

Под концептуально властной концентрацией управления здесь понимается обеспечение двух условий: во-первых, концептуальная самостоятельность региональных центров управления, т.е. способность их к управлению по полной функции; во-вторых, глобальный уровень ответственности каждого из региональных центров управления, принимающего участие в процессе концептуально властной концентрации управления. Концептуально властная концентрация управления — наиболее общий вариант экспансии по методу упреждающего вписывания.

Если межрегиональный центр ведёт концентрацию структурным способом, опираясь на структуры масонства и сохраняя «в тайне» глобальную концепцию, то принцип концептуально властной концентрации управления предполагает открытость методологии построения концепции и самой концепции глобального уровня ответственности и опирается на бесструктурный способ управления и управление на виртуальных структурах.

Из теории управления в приложении к обществу следует, что основой общественной безопасности в глобальном историческом процессе (т.е. безопасности общественного развития) является концептуальная самостоятельность общества, ограниченная только его методологической культурой свободно избранной определённой нравственностью.

Дальнейшее изложение ориентировано на вектор целей, в котором первый приоритет занимает следующая взаимно обусловленная совокупность:

·    сохранение многонационального, многокультурного человечества в ходе глобального исторического процесса;

·    размывание толпо-“элитаризма” во всех его явных и скрытных формах — классовых, нацистских, расистских, мафиозных и т.п.;

·    создание в организации общественной жизни благоприятных условий для освоения генетически обусловленного потенциала развития всех и каждого;

·    обеспечение УСТОЙЧИВОСТИ концептуальной самостоятельности блока Россия (СССР) при глобальном уровне ответственности;

·    информационная поддержка концептуальной самостоятельности глобального уровня ответственности вне регионов СССР;

·    опора на принцип концептуально властной концентрации управления.

Поскольку все частные высокочастотные процессы протекают на фоне низкочастотных и модулируются низкочастотными, то более высокими приоритетами в векторе целей управления обладают низкочастотные из однокачественных процессов. Для разнокачественных процессов с близкими частотными параметрами порядок следования приоритетов определяется в соответствии с приоритетами обобщенных средств управления. Но поскольку мир целостен, то не следует забывать и об отображении информации между иерархическими уровнями структур, что в ряде случаев ведёт к тому, что информационно связанными оказываются разнокачественные и однокачественные процессы с весьма различными частотными характеристиками, что будет отражаться и в кажущемся нарушении порядка следования приоритетов.

Применительно к обществу это означает, что концепция, являясь вариантом будущего развития общества, должна обладать устойчивостью в процессе её реализации в том смысле, что она не должна утратить значимость и исчерпать возможности своего осуществления на исторически длительных интервалах времени; это возможно только при условии, что в концепции правильно отражены социальные процессы исторического прошлого общества. По этой причине излагаемой концепции предшествует историко-философский очерк, что отличает предлагаемую концепцию от программ РСДРП-ВКП (б)-КПСС, всегда избегавших опираться на историческую память народов страны вследствие своей общей подчиненности глобальному сионистскому интернацизму[1]. Поэтому, чем глубже историческая память, чем более низкочастотные процессы лежат в основе концепции, тем в принципе выше может быть её устойчивость.


 

II. ТЕКУЩЕЕ СОСТОЯНИЕ
СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА

Эпиграф—анекдот: Царь, прочитав роман Н.Г.Черны­шев­ского «Что делать?», на титульном листе книги написал Высочайшее мнение: «Как что? — Руду копать!»

Прежде чем ставить извечный вопрос «что делать?», необходимо отдавать себе отчет в том, что уже есть; иначе придётся или “копать руду” или каяться в делах и вспоминать о том, что раньше было лучше.[2]

В.И.Ленин (ПСС, т. 39, стр. 15) выделяет три признака, совокупность которых позволяет выделить в обществе класс:

·    по месту в исторически сложившейся системе общественного производства;

·    по отношению, большей частью закрепленному в законах, к средствам производства;

·    по роли в общественной организации труда, способам получения и доле общественного богатства, которой они сами располагают.

Из этого видно, что к началу перестройки бюрократия в СССР уже давно сформировалась как общественный класс:

·    занята в сфере управления;

·    положение по отношению к средствам производства заняла особое — «номенклатуру» можно было только похоронить или отправить на пенсию, но не устранить из сферы управления производством и распределением;

·    осознала себя в качестве “элиты”, занятой особо важным делом, и потому взимала монопольно высокую цену в общественном объединении труда прямо и через преимущественный доступ к элитарным фондам корпоративного (а не общественного) потребления.

Понятие «право собственности на средства производства» содержательно раскрывается только как право управления производством и распределением продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц.

Понятие «право собственности на землю, её недра, воду и другие природные ресурсы» содержательно раскрывается только как право организовать труд людей по использованию этих природных ресурсов.

Право и стоимость — категории, присущие социальной организации, а не природе. Поэтому природные ресурсы стоимостью не обладают, что в народном миропонимании выражалось в словах: «Земля — Божья! Бери и пользуйся, сколько можешь обработать, да помни, что и после тебя люди будут». Оплачивается всегда труд человека: прошлый, настоящий или будущий. Попытки доказать иное — либо глупость, либо подлость.

Поскольку понятие собственности на средства производства и природные ресурсы раскрывается через понятие управления, то право неограниченной собственности соответствует управлению по полной функции; ущемление же права неограниченной собственности соответствует изъятию из компетенции собственника-управленца тех или иных (в особенности первичных) этапов в процессе реализации полной функции управления, а также иным её ограничениям.

Понятия о частной и об общественной собственности связаны с общественным объединением труда и содержательно раскрываются через то, как формируется круг управленцев — управленческий корпус.

Собственность — частная, если персонал, занятый обслуживанием данной совокупности средств производства, не имеет РЕАЛИЗУЕМОЙ возможности НЕМЕДЛЕННО отстранить от управления лиц, не оправдавших их доверия, и нанять или выдвинуть из своей среды новых управленцев.

Собственность — общественная, если управленцы, утратившие доверие, не справившиеся с обязанностями, немедленно могут быть устранены из сферы управления по инициативе персонала, занятого обслуживанием данной совокупности средств производства.

Общественную собственность на что-либо невозможно ввести законом[3], поскольку право устранить управленца от должности может быть общественно полезным, только, если персонал отдает себе отчет в том, что единственной причиной для отстранения от управления является неспособность управлять с необходимым уровнем качества управления. Это право в руках бездумной толпы или паразитирующего люмпена, в которых преобладают нечеловечные типы строя психики, вытеснит из сферы управления наиболее квалифицированных управленцев, заменив их говорунами, которые собственное должностное несоответствие будут называть саботажем подчиненных и наломают немало дров.

Поэтому право общественной собственности проистекает из мировоззрения общества, а не из юридических форм. Сначала должен возникнуть мировоззренческий базис, обращающий собственность государственную и кооперативную в общественную, а только после этого общественная собственность может быть узаконена. Если есть юридические формы, но мировоззренческого базиса нет, то “общественная” собственность всё равно остается частной. Мировоззренческий же базис, в свою очередь требует психических основ — человечного строя психики, или хотя бы осознанного стремления к нему.

Частная собственность может быть как личной (единоличной), так и корпоративной. В последнем случае она по форме может выглядеть как общественная. В СССР “общенародная” государственная и кооперативно-колхозная собственность формально выступают как общественная собственность. Но по причине “элитарной” замкнутости и неподконтрольности обществу “номенклатуры” бюрократии, начавшей из поколения в поколение воспроизводить себя саму в династиях, вся формально юридически “общественная” собственность по существу является частной корпоративной собственностью.

Но и это право частной корпоративной собственности не является неограниченным, поскольку после 1953 г. советская бюрократия полностью утратила методологическую культуру, а с нею и концептуальную самостоятельность управления на всех уровнях. Вследствие этого управление СССР в целом ведется по импортным концепциям, поставляемым через сионизированную науку из Евро-Американского межрегионального конгломерата. Поэтому производительные силы СССР в настоящее время находятся в неограниченной корпоративной частной собственности надиудейского предиктора. СССР в целом не обладает суверенитетом, не говоря уже о суверенитете его республик[4].

Вывод из этого один: социализма в СССР никогда не было и нет в настоящее время. Страна переживает болезненно уродливую форму переходного периода, которая может завершиться либо победой «социализма» — общества истинно человечной справедливости, либо восстановлением какой-нибудь формы явного либо скрытого толпо-“элитаризма” с последующей катастрофой культуры[5].

Общество является толпо-“элитарным”. «Номенклатурная» бюрократия — эксплуататорский класс. Наряду с нею существует сионо-масонская интернацистская “элита” — международная мафия, представляющая в СССР “державную” волю заправил Евро-Американского конгломерата.

Все классы толпо-“элитарного” общества рождают деклассированный сброд, люмпен, который не может найти своего места в общественном объединении труда по разным внешним и внутренним (по отношению к нему) причинам. “Элитарный” люмпен, более информированный и образованный, чем простонародный, видя несправедливость современной ему социальной организации и одержимый благонамеренностью, становится на путь организованного разрушения системы общественного самоуправления, т.е. государственности, в необоснованных мечтаниях о своей способности создать более справедливое общественное устройство. Это делает его слепым орудием в руках межрегионального центра управления Евро-Американского конгломерата. Простонародный люмпен — основа кадровой базы уголовщины. В период кризисов управления, люмпен, как губка, вбирает в себя политически активизированную толпу со всеми вытекающими последствиями. В случае успехов движения к власти приходит “элитарный” люмпен. Кроме благонамеренных лозунгов, у него за душой ничего нет. Поэтому он успевает наломать немало дров[6], прежде чем погибнет в ходе вытеснения его из сферы управления общественно созидательными силами.

Толпо-“элитаризм” под контролем сионо-интернацизма имеет в основе своего господства культивирование в обществе следующих видов социального идиотизма.

 

ЖИДОВОСХИЩЕНИЕ. Зависть к мафиози в “законе Моисея”. Его выражают разнообразные мнения такого содержания: евреи умнее народов, среди которых они живут; цивилизация всем хорошим в развитии культуры издревле обязана евреям; чернь завидует уму евреев, и от этого возникает антисемитизм; конечно, есть и евреи — подонки, но подонки есть среди всех народов, поэтому не надо делать обобщений; антисемитизм — позор наций, и каждый культурный человек обязан с ним бороться и защищать евреев.

Жидовосхищение бывает трепетное и сострадательное. “Анти­семитизм” — тоже одна из форм жидовосхищения, но не евреем «другом и наставником», а евреем-поработителем. Содержательная несостоятельность жидовосхищения была показана при анализе управления в глобальном историческом процессе.

 

ВЕРНОПОДДАННОСТЬ. Бездумная уверенность в том, что, если все члены общества во всех делах будут следовать исключительно вышестоящему авторитетному руководству, не отступая от его предписаний, не вмешиваясь в дела, не предписанные руководством, то все общество будет благоденствовать. Не будет благоденствовать такое общество, поскольку верноподданность — выражение абсолютизации структурного способа управления, а ни одна конечная структура с жестко фиксированными функциональными обязанностями её элементов не может отобразить бесконечное разнообразие жизни.

Должностная дисциплина и верноподданность — содержательно разные вещи, как содержательно разные вещи — самостоятельность поведения и анархия.

 

ЛИБЕРАЛИЗМ. Бездумная уверенность “элитарного” люмпена в том, что если всем таким либералам дать право болтать, что угодно (угодно и угодничество перед кем-либо — однокоренные слова), то общество будет благоденствовать немедленно после того, как либералы возьмут государственную власть в свои руки. Либерализм проистекает из “элитарного” безответственного дилетантизма в вопросах социологии и отождествления индивидуалистом-либералом своих мечтаний с жизненными идеалами всего народа. Он сочетается с крайней агрессивностью и презрением по отношению к неразделяющим либерального образа мыслей. Все нелибералы в глазах “мыслящего” либерала — ретрограды, холуи, жандармы, чернь и в общем — «отечественное болото, самодовольнейшая грязь» (“Вандея” Е.Гангнус-Евтушенко).

Несостоятельность либерализма в России (СССР) продемонстрировали П.Я.Чаадаев и декабристы, временные правительства 1917 г. и нынешние говорливые, но управленчески безграмотные Советы и их исполнительные органы всех уровней[7].

 

ЧИСТОПЛЮЙСТВО. Бездумная уверенность в «неприличии» в порядочном обществе интересоваться содержательной стороной тех или иных явлений: еврейского вопроса, источниками доходов, характером чьих-либо личных связей: с заграницей, мафиями, чужими спецслужбами и т.п. Начинает выступать под лозунгами: «Ребята, давайте жить дружно…». «Я занимаюсь только своим делом, чужие дела меня не касаются», а заканчивает: «Лучше быть агентом ЦРУ, чем агентом КГБ». Терпит крах, всегда подтверждая правоту древней мудрости: «Безумие думать, что злые не творят зла». Всегда выливается в антипатриотизм, поскольку от чистоплюйства в первую очередь страдает государство, в котором проживают не только чистоплюи. Действия чистоплюев направлены против органов государства, несущего прежде всего функцию общественного управления, а не её издержки в толпо-“элитарном” обществе, против которых негодует чистоплюй.

В прошлом это выглядело так: сотрудничать с “охранкой” — плохо, а смотреть сквозь пальцы на доставку пароходами оружия из-за границы для развала государственности — хорошо. В итоге чистоплюи, либералы, верноподданные и жидовосхищенные гибли без счета «в порядке осуществления красного террора», что подтверждает Справедливость Истории на уровне общественного явления.

Сейчас КГБ — плохо, а общение межрегиональной группы депутатов и “демократических” сил с ЦРУ-шниками всех мастей — похвальное “свободомыслие”…

Эти четыре вида социального идиотизма перетекают один в другой и в том или ином сочетании проявляются в поведении каждого, ими пораженного. Бывает, что, переболев всеми по очереди или вместе, человек пытается освободиться от них “самосто­ятель­но” и впадает в пятый вид социального идиотизма.

 

НИГИЛИЗМ. Выражается в следовании лозунгу: «Я никому не верю и стою сам за себя». Если законопослушный иудей — мафиози-“колхозник” в “законе Моисея”, то активный нигилист — мафиози-“единоличник”, поскольку нигилизм индивидуалиста паразитирует на общественном созидании, точно так же, как и мафиозный кооператив иудейства.

Вторая возможная линия поведения нигилиста — деградация личности в пьянстве, наркомании, сладострастии.

Социальный идиотизм всех этих пяти видов — разновидности калейдоскопического идиотизма, имеющего в своей основе нарушения целостности мировосприятия и (образного) ПРОЦЕССНОГО МЫШЛЕНИЯ. Поэтому излечение от всех пяти единообразно — САМОвоспитание в себе методологической философской культуры и изменение при этом своего строя психики в сторону человечности. Так это видится с методологических позиций восприятия Вселенной как целостного процесса-триединства: материи, самоизменяющейся в формах по мере развития сообразно принципу полноты и целостности Вселенной и вероятностной матрице (возможных) состояний материи. (Одно из значений слова «матрица» — форма, заполняемая технологической средой).

Социальный идиотизм любого вида не является личным делом каждого из калейдоскопических идиотов, поскольку от мировоззренческого калейдоскопа идиотов страдает все общество в целом.

Хорошо известен тезис о том, что внешняя политика есть продолжение внутренней за пределами своей государственной территории. С точки зрения теории управления, один и тот же вектор целей (объективный) проявляется как внутри границ государства, так и вне их. Есть также и хронологическая последовательность: внешняя политика следует за внутренней с некоторым запаздыванием по фазе. При соотнесении внутренней и внешней политики к структурному и бесструктурному способам управления можно увидеть, что внутренняя политика — это прежде всего управление структурным способом, а внешняя — управление преимущественно бесструктурным способом. Если же управление в государстве ведется по полной функции в условиях его концептуальной самостоятельности при глобальном уровне ответственности, то с точки зрения внутреннего предиктора-корректора этого государства нет разделения политики на внешнюю и внутреннюю. Есть только разделение по способам управления: структурному и бесструктурному. В условиях толпо-“элитаризма”, поддерживаемого предиктором, это ведёт к безответственности предиктора-корректора перед толпо-“элитарными” обществами, “безродной” космополитизации предиктора и возникновению межрегионального центра управления со всеми вытекающими последствиями. Поэтому все дальнейшее направлено на необратимый вывод из толпо-“элитаризма” прежде всего советского многонационального, многокультурного общества.

Историкам-марксистам, а таких в СССР большинство, известен закон соответствия политической надстройки экономическому базису. К 1985 г. экономический базис в СССР был почти социалистический (по Марксу и Троцкому), а политическая надстройка — почти государственно-капиталистической, “элитарной”. Это несоответствие названо «застой» и должно быть устранено одним из двух путей: либо на почти социалистический базис поставить социалистическую надстройку, либо под почти капиталистическую надстройку подвести и капиталистический базис[8]. Экономический базис — продукт длительного исторического развития — обладает определенным уровнем организации и запасом устойчивости. Надстройка — система управления экономическим базисом; она вторичная, поскольку система управления подбирается для объекта управления, а не наоборот. Если базис вышел на определенный уровень развития, то попытка надстройки понизить этот уровень, развалить базис может иметь лишь кратковременный успех с последующим крахом политической надстройки. Поэтому более дальновидная политика предполагает проведение своевременных трансформаций в надстройке, опирающихся на достигнутый уровень развития базиса. Исходя из этого, в капитализацию советского общества желающие могут «поиграть», но опыт истории говорит, что такие игрища представляют угрозу для жизни и самих игроков, кроме того, что портят жизнь людям.

Управление обществом — это управление объективно существующими социальными процессами по полной функции управления. Отношения концептуальной власти и объективных процессов аналогичны отношениям садовника и сада. Сад растет сам. Садовник только подсаживает, поливает удобряет, пропалывает, подстригает, борется с вредителями, ведёт селекционную работу и т.д. У хорошего садовника сад цветет и плодоносит почти весь вегетационный период. Плохой садовник спилит сук, на котором сидит; самый плохой выведет в ходе напряженной селекционной работы какой-нибудь “анчар”, чей яд его же и отравит.

Исходя из этого целостная концепция управления должна прежде всего указывать на социальные процессы, которые нуждаются в непосредственной поддержке; течение которых может быть предоставлено “самим себе”, т.е. управляемых косвенно; на социальные процессы, интенсивность которых должна быть сведена к минимуму и которые должны быть искоренены. При этом всегда необходимо помнить о взаимной вложенности и взаимной обусловленности частных процессов в объемлющей их целостности.


 

III. СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В БЛОКЕ РОССИЯ (СССР)

Не все стриги, что растёт.

От малых причин бывают весьма важные последствия.

Соразмеряй добро, ибо как тебе ведать, куда оно проникнет.

К. Прутков

Процесс 1.                                                                

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ЭПИЧЕСКОГО НАРОДНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ОСОЗНАННУЮ ФИЛОСОФСКУЮ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ

Этот процесс протекает на первом приоритете обобщенных средств управления (они же и обобщенное оружие). Это один из наиболее низкочастотных процессов в жизни общества, поэтому его проявления с одной стороны мало заметны обыденному сознанию в повседневности; но с другой стороны именно он определяет все процессы социального уровня организации биологического вида Человек Разумный. Осознанное или неосознанное воздействие политиков на этот процесс в состоянии вызвать как катастрофу культуры, так и повысить уровень общественной безопасности в глобальном историческом процессе. Управление этим процессом — ключ к устойчивому управлению обществом в целом. Кто им управляет, тот управляет всеми процессами социального уровня организации и производными от них.

Прежде всего покажем, что этот процесс существует и отражен в эпосе. В частности, в русском эпосе.

Обратимся к творчеству Николая Андреевича Римского Корсакова (1844—1908 гг.). 7 февраля 1906 г. состоялась премьера его оперы “Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии”, над которой он работал с 1901 г. (обращаем внимание на хронологию — второй информационный приоритет). Краткое содержание оперы цитируется (с соблюдением орфографии) по вкладышу к набору пластинок фирмы “Мелодия” С 10 29809 002, 1990 г.[9]

 

Действие первое. В дремучих лесах близ Малого Китежа живет девушка по имени Феврония. Она выросла в глухой чаще, вдали от людей, и научилась понимать язык природы, язык птиц и зверей. Однажды под вечер подходит к её домику молодец с серебряным рожком у пояса, по виду княжеский ловчий. Охотясь на медведя, он получил рану в плечо, заблудился и теперь не знает, как выбраться из лесных зарослей. Приветливо встречает Феврония незнакомца, перевязывает его рану, выносит хлеб и мед. Ласковые, умные речи девушки и её красота покоряют сердце молодого незнакомца.

Он просит Февронию стать его женой. Смущенно отвечает девушка: «Милый мой, мне что-то боязно… Не чета мне ловчий княжеский…»

В лесу слышатся звуки охотничьих рогов. Незнакомец, надев на палец Февронии перстень, удаляется. Появляются княжеские стрельцы. Они разыскивают молодца с серебряным рожком. Указав дорогу, по которой ушел её жених, Феврония спрашивает его имя и слышит в ответ: «Господин то был наш Всеволод, князя Юрья чадо малое, вместе княжат в стольном Китеже».

Действие второе. На торговой площади в Малом Китеже народ ждет свадебный поезд с княжьей невестой. Повсюду царит оживление. Только «лучшие люди» (богатые горожане) не разделяют общего ликования. Они недовольны выбором князя: ведь невеста без роду, без племени. Они напоили беспутного бражника Гришку Кутерьму, и теперь он глумится над княжеской невестой. Слышны бубенцы подъезжающего свадебного поезда. Народ приветствует Февронию, один лишь Гришка Кутерьма насмехается над ней.

Неожиданно на город обрушивается беда. Орды татар захватывают Малый Китеж. Начинается расправа над жителями. Февронию забирают в плен, а княжеского ловчего Федора Поярка ослепляют. Татары собираются идти на Великий Китеж, но народ отказывается указывать им дорогу. Только Кутерьма, побоявшись мук, соглашается вести врагов на родной город. Татары уходят, уводя с собой Февронию. Она молит бога сотворить чудо и сделать город невидимым.

Действие третье. Картина первая. В самую полночь весь народ от мала до велика с оружием в руках собрался перед Успенским собором в Китеже Великом. С трудом добрался слепой Федор Поярок до града и рассказывает народу о страшном бедствии: Малый Китеж пал, Феврония взята в плен, татарские орды движутся на Китеж. Княжич Всеволод собирает дружину и уходит на смертный бой с татарами. Между тем сами собой начинают гудеть церковные колокола. Светлый с золотистым блеском туман заволакивает город.

Картина вторая. В дубраве на берегу озера Светлого Яра все окутано густым туманом. Из чащи выходят татарские богатыри Бедяй и Бурундай. Они вглядываются во тьму, но не могут разобрать очертаний города. Татарские войска располагаются на берегу, делят добычу, празднуют победу над княжичем Всеволодом и его дружиной. Опьянев, татары засыпают. Феврония подходит к связанному Кутерьме. Не помня зла, она освобождает его от пут. Светает. Кутерьма бежит к озеру и останавливается как вкопанный. Первые лучи зари освещают отражение стольного города в озере над пустым берегом. Торжественно и громко гудят праздничные колокола.

Кутерьма теряет рассудок и с диким смехом бежит в лес, увлекая за собой Февронию. Просыпаются татары. Видя эту чудную картину, охваченные безотчетным суеверным страхом, они разбегаются.

Действие четвертое. Картина первая. Темная ночь. Сквозь глухую чащу пробираются Феврония и безумный Кутерьма. Феврония старается утешить и ободрить несчастного, но Кутерьма убегает в лес. Оставшись одна, обессиленная Феврония опускается на траву и засыпает. Ей снятся чудные золотые цветы, пенье весенних птиц. Слышатся голоса райских птиц Алконоста и Сирина, зовущие к терпению, сулящие вечный покой и радость. Появляется тень княжича. И жених с невестой рука об руку идут навстречу вечной жизни.

Картина вторая. Туман рассеивается и открывает чудесно преображенный Китеж. Феврония и княжич входят на площадь и направляются к собору. Народ окружает их и запевает свадебную песню под звуки гуслей и райской свирели. Римский-Корсаков в предисловии к партитуре писал: «При сценической постановке сказания никакие сокращения, а также перерывы музыки не могут быть допущены как искажающие художественный смысл и музыкальную форму». Это условие часто нарушалось при постановке, а само “Сказание” — наименее известная из русских эпических опер.

Автор либретто — друг Н.А.Римского-Корсакова Владимир Иванович Бельский. И.Мартынов, автор текста вкладыша, приводит оценку текста либретто В.И.Бельского: «не найдется ни одной мелочи, которая так или иначе не была навеяна чертою какого-либо сказания стиха, заговора или иного пласта русского народного творчества».

Однако в записи фирмы “Мелодия” слов достаточно часто просто не разобрать, остается только гадать: это проявление низкого профессионализма записывавших оперу специалистов или это проявление высокого профессионализма цензоров.

Эпический сюжет конкретен, но в то же самое время он — взаимная вложенность иносказаний разной широты и глубины обобщений. Опираясь на реальные исторические события, эпос повествует не о том, как было в действительности, а о том, как должно было быть, как должно быть в настоящем и как будет в будущем. Информация прошлого, настоящего, будущего очень плотно упакована в эпическом сказании. Кроме того, в конкретности повествования его социальные границы, весьма узкие, вмещают в себя всю информационную базу (понятийную её часть прежде всего) живого языка народа. Степень владения информационной базой, объективно существующей в каждом языке и только передаваемой его лексическими формами, позволяет раскрыть эпическое иносказание. Но глубина раскрытия определяется используемой системой стереотипов распознавания явлений внешнего и внутреннего миров человека.

Пользуясь библейско-православной системой стереотипов, Илья Глазунов на известной картине отражение в глади воды современной праздничной демонстрации (1 мая и 7 ноября) изобразил как православный христианский град в молитве.

Мы пользуемся иной методологией, с иной системой распознавания явлений, и православный христианский град мы видим только на поверхности. Мы смотрим глубже.

Феврония — дева, олицетворение чистоты и непорочности, несущая сокровенное народное мировоззрение, веками непонятное чужеземным мудрецам. На вопрос княжича: «Ты скажи-ка красна девица, — Ходишь ли молиться в церковь Божию?» — Феврония отвечает:

Нет, ходить-то мне далёко, милый…
А и то: ведь Бог-то не везде-ли?
Ты вот мыслишь: здесь пустое место,
Ан — же нет — великая здесь церковь, —
Оглянися умными очами
(благоговейно, как бы видя себя в церкви)—
День и ночь у нас служба воскресная,
Днём и ночью темьяны да ладаны;
Днём сияет нам солнышко ясное,
Ночью звезды, как свечки, затеплятся.
День и ночь у нас пенье умильное,
Что на все голоса ликование, —
Птицы, звери, дыхание всякое
Воспевают прекрасен Господень свет.
“Тебе слава во век, небо светлое,
Богу Господу чуден высок престол!
Та же слава тебе, земля-матушка,
Ты для Бога подножие крепкое!”

Февронии открыта общеприродная система кодирования информации. Живет она вдали от власти и цивилизации. Сама к государственной власти не рвется. Власть приходит к ней сама, ибо “элитарные” носители власти слепы. Без умных очей “элите” всегда плохо благодаря старанию “верных” моисеевцев, извративших Откровения при записи и утративших потому Различение. Соответственно постоянное ощущение целостности мира в его триединстве Февронией непонятно Всеволоду Юрьевичу, что и вызывает его вопрос об эпизодическом соблюдении ею внешней обрядности храма, чуждой изначально России. Выше понимания внешней обрядности мировоззрение “элиты” не поднимается.

Всеволод Юрьевич — государственная власть. Всеволод — ВСЕм ВОЛОДеющий. Юрьевич — по имени основателя Москвы Юрия Долгорукого. Ничего не понимает. Охотится на медведя, т.е. на русского мужика, согласно сложившейся во всем мире иносказательной традиции. Получил от мужика рану по причине своего непонимания. Умные речи Февронии его манят; осознание, что ему чего-то не хватает, у него есть.

«Лучшие люди» — социальная “элита”. Она пуще огня боится объединения государственной власти с народным мировоззрением.

Гришка Кутерьма — “элитарная” и богемная интеллигенция; она ничего не понимает и всегда служит “элите”, хоть своей, хоть пришлой, и глумится над всем народным. Она безумна изначально, но её безумие всего лишь впоследствии осознается всеми окружающими.

Федор Поярок — часть интеллигенции, пытающаяся честно служить народу. Она ослеплена культурным агрессором и потому не видит общего хода процессов в Мироздании.

Ордынцы — символ агрессора. То, что они татары, — в эпосе это частность; конкретность, олицетворяющая силы Зла. Их этническое происхождение, т.е. форма, в сюжете никак не проявляется содержательно.

Китеж — многоуровневая иносказательная взаимовложенность понятий. С одной стороны, столица державы, несущая полную функцию управления. С другой стороны, Китежей два: Малый и Великий. Малый Китеж захвачен врагом, а Великий врагу не видим. Видимо только отражение его красоты и величия в зеркальной чистоте озера.

Малый Китеж — общественное сознание, замусоренное и испоганенное агрессором; Великий Китеж — идеал уровня общественного “подсознания”, сохранивший целостность и чистоту. Он скрыт туманом с золотистым блеском от всех, кто утратил целостность мировосприятия, но отражение его объективного присутствия в жизни видимо реально в окружающей действительности. Отсюда суеверный безотчетный ужас врага-“победителя” и прислуживающего ему безумного Кутерьмы-Калейдоскопа (двойная фамилия).

Алконост и Сирин — в русских сказках вещие птицы с женскими лицами. Одной открыты будущие несчастья, другой — будущие радости. Феврония — получает информацию от них. Государственность — Всеволод объединяются с народным мировоззрением — Февронией. Золотой туман рассеивается и открывает Великий Китеж — и столицу, и общественное подсознание, воплотившее в жизни свойственные ему идеалы: т.е. начало и конец всех контуров управления в обществе — концептуальная власть народа, выходит на осознанный уровень управления по схеме предиктор-корректор.

Возможно, что кому-то не понравится такая интерпретация “Сказания”. В таком случае нам остается выдвинуть против него традиционное для последних лет «обвинение в русскоязычности». Это означает, что лексическими формами и грамматикой русского языка человек овладел, но под эту языковую форму подведен смысл, порожденный не русской культурой. В русскоязычности нет преступления перед русской культурой при условии, что через русскоязычность для русских раскрывается иная национальная культура.

Но если через русскоязычность идёт уничтожение национальных культур всех народов страны безнациональным сионо-интернацизмом, то тогда негодование сионо-интернациста по поводу такой интерпретации “Сказания” вполне уместно.

Буквальность “Сказания о граде Китеже” описывает процесс. Поэтому встает вопрос о хронологических границах начала и конца действия иносказания. У начала две хронологические границы. Первая — глумливо- насильственное крещение Руси “элитой” в византизм, т.е. начало охоты Всеволода на “медведя”.

Вторая — конец XIX века, когда российская государственность обратилась к мировоззренческой культуре народа, его эпосу, одним из многих выражений чего и явилось появление самой оперы Н.А.Римского-Корсакова. «Элитарная» интеллигенция обратилась к эпическому мировоззрению народа — это начало завершающей фазы процесса преображения эпического мировоззрения в народную историко-философскую, методологическую культуру. “Свадь­ба Всеволода и Февронии” тогда не состоялась по причине нашествия культурного агрессора и сговора с ним Гришки Кутерьмы. Гибель Всеволода в сече при Керженце — первая мировая война ХХ века и гражданская война 1917 — 20 гг.

Есть в “Сказании” и эпизод, который можно хронологически точно привязать к современности. Рассвет над Светлым Яром, когда агрессор и Гришка Кутерьма-Калейдоскоп видят отражение стольного града в озере под до очевидности пустым берегом и слышат торжественное гудение колоколов Великого Китежа. Начало рассвета — 1989 год, когда наиболее дальновидные “демо­краты” стали замечать, что рыночная перестройка многими воспринимается как предательство интересов трудящихся.

Эта общая точка и для низкочастотного процесса, ведущего начало от крещения Руси, и высокочастотного процесса, ведущего начало от конца XIX — начала XX века, когда была написана опера. Тенденции развития обоих процессов в настоящее время совпадают, и это благоприятный период для перевода социальной системы в состояние, описываемое последней картиной оперы. Гришке Калейдоскопу пора или излечиваться от безумия или бежать в лес.

Опера — особый вид искусства, благодаря музыке, ведущей сценическое действие. Сочетание музыки, текста, изображения (декорации, костюмы) и действа обеспечивает наиболее высокую защиту мировоззренческой информации от искажений и кривотолкований.

*         *         *

Вставка 2003 г.

На первый взгляд, присущий многим, оперное искусство — едва ли не наиболее изолированный от жизни вид художественного творчества, который по искусственности и условности применяемых выразительных (т.е. языковых) средств превосходят разве что балет и откровенно обнажённый абстракционизм.

В основе такого рода мнений лежит именно то обстоятельство, что в оперном действии слиты воедино и взаимно обуславливают друг друга музыка, текст, сценическое действие, танцы, декорации, посредством которых в опере отображается жизнь, в то время как в самой реальной жизни, доступной восприятию всех, люди говорят, но не поют, беседуя друг с другом; танцуют не на площадях и улицах, а в специально отведённых местах; и музыка, если даже сопутствует жизни и деятельности людей, то только из динамика приёмника или плеера — в наши дни; а до наступления эпохи электроники повседневность на протяжении тысячелетий протекала без музыки, которая только скрашивала редкие праздники или задавала общий ритм в работе коллективов. Примером такого рода координирующей роли музыки является песня «Дубинушка» («Эх, дубинушка, ухнем; эх, зелёная, сама пошла, … подёрнем…» или в бурлацком варианте «мы по бережку идём, песню солнышку поём…»); также и музыка в армии и на флоте была средством управления войсками на поле боя, в походе и т.п.

Однако вопреки такого рода мнениям об оперном искусстве, именно оно является наиболее полнокровной системой отображения реальной жизни в художественном творчестве. Начнём с того, что музыка принадлежит звуковому диапазону механических колебаний, которые человек воспринимает на слух. В зависимости от того, какие это колебания, человек воспринимает мелодии, аккомпанемент и аранжировки, гармонию или какофонию и т.п., организм (тело и биополе), психика (информация и алгоритмика, свойственные личности) некоторым образом отзываются на звучание музыки помимо воли самих людей. Но в окружающей каждого из нас природе и в каждом человеке есть множество других колебаний, которые не принадлежат звуковому диапазону и потому на слух не воспринимаются. При этом необходимо понимать, что закономерности колебательных процессов едины по их существу во всём диапазоне частот для каждого из видов колебаний, которые свойственны тем или иным видам материи.

Иными словами мир вокруг нас «звучит», и все мы «звучим» в нём, но только малая часть этого всеобщего звучания принадлежит звуковому диапазону частот и воспринимается нами на уровне сознания как звуки, — в том числе и те упорядоченные некоторым образом звуки, которые называются «музыкой». Но мало кто задумывается: что произойдёт, если те или иные природные процессы отобразить в звуковой диапазон?

В прессе проскальзывали сообщения о том, что когда движение по орбитам небесных тел, составляющих Солнечную систему, запрограммировали для воспроизводства на компьютере и отобразили в звуковой диапазон, то из динамика полилась гармоничная мелодия.

Так же один из способов упреждающей диагностики аварийности механизмов основан на различии спектра колебаний исправных механизмов и аналогичных механизмов, в конструкциях которых образуются микротрещины, способные в дальнейшем привести к поломке. При отображении этих спектров колебаний в звуковой диапазон исправные и дефективные механизмы звучат по-разному: конструкциям, так или иначе склонным к поломкам, обладающим низкой эргономичностью[10], свойственно неприятное звучание.

Границы личности и Мироздания условны в том смысле, что биополя человека простираются далеко от места нахождения его тела и сливаются с аналогичными общеприродными полями других объектов и субъектов. И на основе такого рода биополевого взаимодействия личности и Жизни человеку на бессознательных уровнях его психики доступно многое из того «звучания» Жизни, которое имеет место вне звукового диапазона частот. Но если есть разного рода колебательные процессы, то им свойственно и то, что называется гармонией и диссонансом. Человек, чувства и психика которого в ладу с Жизнью, и сам действует в мире гармонично, избегая диссонансов в своих взаимоотношениях с Жизнью, способствуя устранению вокруг себя разрушительных процессов, выражающихся в каких-то диссонансах. Человек, чувства и психика которого не в ладу с Жизнью, и сам действует в мире дисгармонично, порождая диссонансы и избегая гармонии в своих взаимоотношениях с Жизнью и противоестественно разрушая гармонию вокруг себя и в себе, что выражается в каких-то новых диссонансах по отношению к объемлющей гармоничности.

То есть мы живём в Мире, в котором «звучит» своя музыка, музыка гармоничная, в которой диссонансы:

·    либо эпизоды при не слишком удачных переходах из одних режимов функционирования природных и искусственных систем в другие режимы;

·    либо некие болезненные явления, которые пресекаются самой Жизнью, в случае если они обретают тенденцию к устойчивому течению и дальнейшему распространению.

И художественный образ жизни именно в таком — разнообразно «звучащем» — Мироздании показывает человеку из всего множества искусств, развитых в культуре, —  единственно опера.

В опере всё взаимно дополняет и усиливает друг друга: музыка, ведущая сценическое действие и несущая тексты; сценическое действие, протекающее на фоне декораций и ведущей его музыки; декорации, подчёркивающие смысл сценического действия и текста, — при своём соответствии музыке, — помогающие воспринимать и её и художественную целостность оперы[11]. Иными словами, добротная во всех своих составляющих опера — и как жанр, и как определённое произведение этого жанра — это очень многое в культуре всякого народа.

*                   *
*

Из всех эпических опер русской музыки “Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии” обладает наиболее высоким мировоззренческим уровнем. Это — высшее достижение Русской музыки в пределах культуры, порабощённой Библией. Выше подняться можно, но только отбросив Библию. Вследствие этого обстоятельства, в музыкальной культуре России всё, написанное композиторами позднее “Сказания”, представляет собой либо скольжение по пути деградации в бессмысленном формализме, либо более или менее осознаваемые ими попытки вырваться из плена культуры, порабощённой Библией.

Именно по этой причине опера “Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии” наименее известна нашим современникам как эпическая опера: цензура местной периферии надиудейского предиктора…

Поэтому сионо-интернацизм, заявив, что важнейшим для него искусством является кино, поместил оперное искусство в СССР в резервацию Большого театра, а национальные эпические оперы вытеснил со сцен всех и без того малочисленных оперных театров западными классическими операми и псевдоэпическими произведениями соцреализма, в общем-то ничего не говорящими ни уму, ни сердцу россиян.

А какова судьба и отношение народа к национальной классической опере в Китае? — Национальная эпическая опера существует как самостоятельный жанр музыкального творчества. Преображение эпического народного мировоззрения в осознанную философскую методологическую культуру требует согласованного информационного воздействия на общественное подсознание и сознание.

Главными средствами формирования текущего состояния общественного сознания и давления на общественное подсознание являются система народного образования, средства массовой информации, зрелищные искусства и массовые мероприятия.

 

Мероприятия в системе народного образования

Кризис управления «командно-административной» бюрократической системы и неспособность псевдодемократических и демократических сил вывести страну из кризиса, отражают их общую мировоззренческую несостоятельность, причиной которой является несоответствие системы народного образования текущим и перспективным общественным потребностям.

В настоящее время и в обозримом будущем эталонной частотой, с которой связано понятие социального времени, является частота обновления прикладной фактологии практически используемого знания. Это обесценивает прикладную фактологию и тем самым повышает общественную значимость методологии освоения нового прикладного фактологического знания.

Наша же средняя и высшая школа со всевозможными курсами повышения квалификации по-прежнему продолжает оставаться школой калейдоскопического освоения фактологии. Единственный разумный выход из этой ситуации — переложить освоение новой прикладной фактологии и информационную адаптацию к месту своей работы на самого человека, но это требует создания единой государственной системы подготовки и переподготовки кадров, одинаково РЕАЛЬНО доступной выходцам из всех слоев общества, которая бы охватывала возрастные границы от детских яслей и садов до выхода на пенсию.

Эта система должна обеспечивать такое развитие процесса, при котором человек по завершению обязательного для всех образования:

·    обладал целостным мировоззрением, т.е. осознавал мир — природу и общество — как взаимовложенность процессов триединства: материя в формах изменяется по мере развития (или ещё более глубоко);

·    был в состоянии читать книгу в темпе листания;

·    умел пользоваться клавиатурой средств обработки информации слепым десятипальцевым методом, поскольку при соответствующей подготовке человек печатает быстрее, чем пишет.

Из прикладной фактологии он должен знать прежде всего:

·    текущую концепцию прошлого глобального исторического процесса, как частного в эволюционном процессе биосферы Земли;

·    основные прошлые концепции глобального исторического процесса;

·    что художественная литература, большая литература (как и другие виды большого искусства), достаточно часто обгоняет социологическую науку в анализе состояния общества и перспектив его развития даже вопреки намерений самих художников и социологов. Поэтому для человека с целостным мировоззрением не может быть и реально нет никаких запретов на обладание той или иной фактологической информацией: нравственной или безнравственной. Любая безнравственность — отсутствие нравов, концептуальная неопределенность и концептуальная всеядность поведения, — выражение разрушенности целостности мировоззрения;

·    достаточно общую теорию управления в её содержательной части и приложении её к управлению обществом толпо-“элитарным” и безэлитарным общенародным;

·    взаимодействие абстрактно-логического и процессного мышления друг с другом, соотношение сознания и подсознания, передачу информации при речи и письме;

·    возможные различия в строе психики тех, кому Свыше дано быть человеком.

·    что любое прикладное знание, осознанное и используемое вне осознания глобального исторического процесса и перспектив его развития, представляет величайшую социальную опасность, поскольку последствия его применения непредсказуемы в таком случае;

·    текущую прикладную фактологию частных отраслей знаний — медицины, общей биологии, социологии, географии, физики, химии, математики в объеме, достаточном для осознанного ведения здорового образа жизни и начала первичной профессиональной специализации;

·    свободное владение не менее, чем двумя иностранными языками из числа: английский, арабский, немецкий, китайский, японский, испанский, кроме обязательного во многонациональном государстве владения языком народа, на территории становления культуры которого человек проживает. Русский язык в России при этом многоязычии по-прежнему единственно возможный язык построения объединяющей все её народы культуры.

Информационная адаптация к конкретному месту работы и поддержание текущего квалификационного уровня для методологически образованного специалиста, владеющего скорочтением и способного к самодисциплине мышления (прежде всего), не должна представлять трудностей при условии, что библиотеки, отраслевые и общегосударственные банки информации достаточно развиты и способны предоставить любой из имеющихся в их распоряжении материал любому специалисту в стране в течение 2 недель (максимум 2 месяцев) с момента запроса.

*        *        *

Поскольку в СССР в настоящее время квалификационные уровни устанавливаются на основе владения той или иной прикладной фактологией, то рост темпов обновления прикладной фактологии в методологически безграмотном обществе является убедительной причиной к упразднению системы учёных званий, присуждающей их ВАК, академий наук частных отраслей, республик и СССР. В методологически грамотном обществе все эти парадные вывески просто обременительны. Являясь основой “эли­тарной” толпы, АН СССР формирует “рассуждение по авторитету” и закономерно порождает лженауку. Этот “тонкий вопрос” был предметом обсуждения на мартовском 1991 г. Общем годичном собрании АН СССР. Этот факт стал достоянием широкой общественности, благодаря публикации в “Правде” 15.03.1991 г. записки, направленной в президиум собрания академиком А. Александровым:

«В докладах ничего не сказано о борьбе Академии наук с лженаукой. Она завоевывает все новые и новые позиции. Это самый страшный враг настоящей науки. Академия должна организовать борьбу с лженаукой. Уходить от этого вопроса — трусость».

Хорошо понимая, что АН не может бороться с тем, что порождает, благонамеренно честному академику А. Александрову отвечает ещё более “честный” академик Г. Месяц:

«Сейчас огласили записку о колоссальном разгуле лженауки. Говорили о том, что сами учёные допускают резкие нападки на академию. Критика вполне допустимая, но самим учёным нужно быть ответственными людьми, когда мы затрагиваем такие ТОНКИЕ ВОПРОСЫ».

Кто из двух академиков более понимает суть «тонкого вопроса» и кто из них более “честен” — судить простым людям по Правде жизни.

*                 *
*

Специальные же курсы повышения квалификации могут быть полезны только при соблюдении этих условий.

Период раннего детства до 5 — 7 лет играет особую роль в жизни каждого человека. Именно в этот период происходит формирование основ личности человека, формируется определённый строй его психики[12]. После этого идёт только развитие основ и попытки “перевоспитания”. Из этого следует, что в раннем детстве человек должен быть окружен высочайшим профессионализмом педагогов, поскольку при современном нарушении преемственности поколений в семьях и цейтноте цивилизации, семейное воспитание может только дополнять деятельность дошкольной системы общественного воспитания.

Профессия «воспитатель дошкольных учреждений» должна обрести самый высокий уровень общественного уважения (а не престижности, поскольку понятие престижности профессии неотделимо от безответственности за результаты своей деятельности). Основой для подготовки специалистов по этой специальности могут стать историко-философско-языковые специализации педагогических институтов и университетов, поскольку в дошкольном возрасте должно обеспечиваться формирование основ культуры мышления входящих в жизнь поколений.

В основу методологической подготовки по этой специальности должно быть положено изучение процесса развития мировоззрения человечества, отраженного в мифах, эпосе, народных сказках и песнях, проявляющегося в ходе глобального исторического процесса и осознаваемого частными отраслями знаний в строгой терминологии науки.

В основу фактологической подготовки должно быть положено изучение национальных эпосов и сказок; психологии детства; основ детской медицины.

*        *        *

Необходимость перехода к высочайшему профессионализму дошкольного воспитания — определенный закономерный этап в развитии социальной организации, подобный тому, как в прошлом домашнее доуниверситетское образование было вытеснено системой гимназий и т.п.

К моменту завершения дошкольного воспитания ребенок должен:

·    знать, что мир целостен и существует как процесс;

·    уметь читать и писать;

·    владеть началами йоги в смысле способности концентрировать своё внимание на тех или иных предметах по своей воле и хотя бы отчасти уметь снимать усталость и утомляемость, управляя динамикой психических и физиологических процессов в своем организме.

Это создаёт основу сдержанности внешнего поведения человека, наиболее важного элемента культуры человеческого общежития, позволяющего созидательно разрешать противоречия ко всеобщему удовлетворению, а не уничтожать ранее созданное во взрыве неуправляемых эмоций.

Многому дети легко учатся в игре. Большинство трудностей в обучении и детей, и взрослых связано с отсутствием у обучаемых дисциплины мысли, вследствие чего они просто неспособны удерживать своё внимание на предмете обучения непрерывно в течение времени, достаточного для его постижения, без того, чтобы собственные мысли не затопили существо дела. Концентрации внимания надо учить с раннего детства профессионально. Это снимет большинство проблем современного общества, вызванных беспорядочной пляской своих и чужих мыслей у большинства его членов и их неспособностью по этой причине выслушать что-либо до конца, удерживая нить повествования.

Школьное образование должно начинаться с обучения скорочтению, если этому не обучили до школы. Но обучение скорочтению — обязательно и, видимо, чем раньше, тем лучше. После этого ученик должен читать как можно больше самостоятельно учебники, сопряженную и дополнительную литературу. Обилие общеобразовательных предметов должно способствовать обретению навыков планирования использования своего времени. Основная часть уроков по своему содержанию должна быть диспутами, сочинениями, контрольными работами, вводными, обзорными и заключительными лекциями. Человек свободно использует только самостоятельно освоенные знания. При ошибочности знаний он от них легко отказывается только, если способен самостоятельно и быстро освоить новые.

Современная средняя школа неэффективна, поскольку учитель 45 минут рассказывает то, что ученик способен прочитать и понять за 20 минут самостоятельно. По этой причине отличники бездельничают, начиная с пятого класса, а остальные тупо записывают, боясь отстать от объяснений учителя. Это способствует формированию необоснованных “элитарных” самооценок у отличников, которые ещё ничего не сделали для общества и, возможно, что и не сделают ничего хорошего[13], поскольку осваивать известное и творить — это два качественно разнородных дела. Необоснованные завышенные самооценки — в перспективе поломанная жизнь, и это закладывается в школе самой системой образования.

Современный школьник переутомлен не по причине информационного взрыва, а по причине неправильной организации обучения и своей неподготовленности к самостоятельной целенаправленной работе. Кто в силу разных причин сохранил (или обрел) способность концентрировать внимание, обладает достаточно целостным мировоззрением, быстро читает, те учатся легко, то есть осваивают потребную фактологию по всем предметам без исключения. Узко специализированные отличники и двоечники крайне редки. Особый вопрос современной советской школы — это эргономика класса. Цвет стен, расстановка мебели её форма, другие элементы организации пространства способны как повысить эффективность обучения, так и свести его практически на нет. Обучение — тоже взаимовложенность в процессе триединства: материи, информации и меры. Паразитные процессы должны быть устранены из школы самой организацией пространства класса и процесса обучения.

В средней школе можно выделить три направления образования:

·    историко-философско-языковое-литературное. Оно должно формировать целостное мировосприятие, процессное мышление и культуру речи, т.е. точность словоупотребления, несущую образность речи;

·    математическое. Оно должно выработать культуру абстрактно-логического мышления;

·    прикладное фактологическое. Оно должно выработать культуру взаимодействия (предметно-образного) процессного мышления и абстрактно-логического.

И особняком стоит эстетическое образование: изобразительные искусства, музыка и их технические приложения (дизайн), поскольку только знание и чувство законов гармонии, проявляющейся во всех этих видах культуры, позволяет человеку быть человеком, а не высокоинтеллектуальным биороботом.

Каждый учебник должен начинаться с введения, в котором наиболее общие формулировки бытия процесса триединства Вселенной раскрываются в конкретности изучаемого предмета и показывается взаимная вложенность процессов, изучаемых в их конкретности, в объемлющие и частные процессы, в иных науках. Ученик должен учиться распознавать наиболее общие закономерности бытия процессов триединства в их конкретных проявлениях, изучаемых частными науками. В этом основа формирования целостного мировоззрения.

Уже школьник должен осознать следующее.

Человек отличается от толпаря тем, что чувствует и думает самостоятельно и ничего не принимает бездумно на веру. Поэтому он способен сам распознавать новые для него явления мира и способен сам совершенствовать систему стереотипов распознавания явлений внешнего и внутреннего миров и формирования их образов и взаимосвязей между ними и своего нравственно обусловленного отношения к ним. Человек может стать толпарем, если, попав в незнакомую прежде обстановку, обладает настолько низкой методологической культурой, что не в состоянии распознать общие всему миру закономерности развития процессов в их конкретной, ранее неизвестной ему форме проявления, хотя с этими же закономерностями он неоднократно сталкивался в других их формах проявления. Именно по этой причине главное — развитие методологической культуры, которое заключается в проверке на прочность всех фактологических и методологических систем, встречающихся на пути.

Все учебники должны быть хронологически перевязаны. Упоминание о дате какого-то события, важного для изучаемой науки или искусства, должно сопровождаться упоминанием современников, внесших важный вклад в другие отрасли человеческой культуры. К.Маркс и А.С.Пушкин были современниками, но у многих сообщение об этом вызывает изумление большее, чем шаровая молния. В одно и то же время живут и литераторы, и физики, и крестьяне. Культура человечества целостна. По этой же причине хронология национальных и государственных историй должна быть перекрестно перевязана с хронологией истории других стран, народов и регионов на уровне сознания прямо при хронологических ссылках. Древний Египет и Греция — современники. Это для многих также удивительно. И когда в Спарте был Ликург, почти в это же время в Индии был Будда, а некто огласил древним евреям Тору в её исторически известном виде.

Все частные учебники должны отсылать к учебникам истории, поскольку любое прикладное знание, освоенное вне осознания глобального исторического процесса в эволюционном процессе биосферы Земли, потенциально опасно по причине непредсказуемости последствий его применения в общественной практике.

Если скорочтение освоено, то изучение истории должно основываться на самостоятельном осознании фактологии. Учебники истории должны содержать данные археологии, выдержки из официальных хроник и летописей, обширные выдержки из воспоминаний современников событий, оценки со-бытий историками, высказавшими исключительно противоположные мнения, о правильности или ошибочности которых должны судить сами учащиеся.

Требование хронологических перекрестных ссылок с другими науками касается учебников истории прежде всего. Изучению общегосударственной истории России (СССР) и национальной истории должно предшествовать изложение достаточно общей теории управления и концепции глобального исторического процесса как частного процесса в эволюционном процессе биосферы Земли. Особое внимание должно быть обращено на изучение процесса развития мировоззрения в обществах: от первобытнообщинного через толпо-“элитарные” формации до безэлитарного общенародного общества. При этом должны приводиться обширные текстовые выдержки из священных писаний наиболее важных мировых вероучений и показано восприятие одних и тех же текстов с позиций народных масс (“толпы”), элиты, духовенства, знахарей социальных технологий, жречества, чтобы был виден механизм работы пирамид непонимания и осознанного знания.

Математическое образование должно забыть о разделении математики на высшую и “низшую”. Есть единая математика и в ней взаимно проникающие друг в друга разделы. Школа средняя должна содержательно познакомить ученика со всеми наиболее общими разделами математики: арифметикой, теорией чисел, множеств, дифференциальным и интегральным исчислением, теорией меры и особенно теорией вероятностей, дифференциальными уравнениями, геометрией, численными методами. Важна в данном случае не университетская полнота и глубина курса и строгость доказательств, а общее представление о содержании современной математики, взаимной вложенности её разделов и демонстрация того, что прикладные науки технократической и технологической цивилизаций становятся науками в полной мере только после начала использования ими математики на основе естественно научного метрологического обоснования абстрактно-математических моделей..

Высшая школа технических наук должна давать фундаментальную математическую подготовку в объеме курса университета всем, кто его может освоить; должна также давать хронологически согласованную картину исторического развития прикладной отрасли знания или техники по профилю вуза и её место в культуре человечества и государства. Лекционная специализация по более узкому профилю должна начинаться только после освоения общего курса прикладных наук данной отрасли науки и техники. Основой должно стать самостоятельное освоение учебников и специальной литературы студентами, обсуждение всего на диспутах, контрольные и курсовые работы. Лекций должен быть минимум: вводные обзорные (начинающие курс), методологические по ходу курса, и заключительные.

Только при такой сквозной системе стимулирования САМООБРАЗОВАНИЯ от детского сада до вуза, человек, приступив к работе, будет способен поддерживать свою квалификацию на необходимом для безопасности развития общества уровне.

В высшую школу медицины можно допускать только проработавших не менее трех лет в качестве санитаров в больницах и службе скорой помощи[14].

Переход к такой системе образования следует начинать с публикации настоящего материала в широкой печати. Историко-философский очерк, предшествующий данной концепции, должен быть расширен за счёт более подробного изложения ряда разделов, добавления историко-фактологического иллюстративного материала, изъятия ряда частностей, имеющих значение только в текущее историческое время. После этого он должен стать одним из учебников обществоведения для средней школы. Могут быть и альтернативные ему учебники. Дети не глупые, разберутся, где правда.

Романы Ивана Антоновича Ефремова “Туманность Андромеды” и “Час Быка” без каких-либо изъятий и комментариев должны быть внесены в обязательную программу изучения литературы в 8 — 10 классах. Особое внимание обращаем на неуместность комментариев литературоведов, поскольку вряд ли комментаторы будут обладать более высоким мировоззренческим уровнем, чем И.А.Ефремов. Эти два романа — высшее достижение диалектико-материалистической философии в области социологии и в них есть многое, что обязан понимать каждый, чтобы не быть недолюдком.

Анализ воспоминаний деятелей отечественной науки и техники показывает, что те из них, кто имел стаж разнообразной деятельности на обыкновенных, самых простых рабочих должностях в промышленности, транспорте, сельском хозяйстве или прошел службу в вооружённых силах на рядовых или командных должностях, всегда пишут о полезности этого времени для становления их мировоззрения и выработки добросовестного отношения к труду без чего они не смогли бы стать выдающимися деятелями разных отраслей.

Исторически реально, что наивысшие достижения советской науки и техники. достижения в области государственного строительства связаны с деятельностью того поколения, что пришло в вузы после рабфаков. Аксель Иванович Берг, впоследствии академик, приступил к освоению курса Петроградского политеха после нескольких лет службы на флоте[15] в возрасте 25 — 27 лет, и это позднее по современным меркам вступление в науку не помешало ни ему, ни многим другим, стать крупными учёными. То поколение, в своем большинстве вышедшее из рабоче-крестьянской среды, не обладало “элитарным” мировоззрением. “Элитарное” мировоззрение стало формироваться в СССР по мере начала воспроизводства интеллигенцией самой себя[16], появления “элитарных спецшкол” (математических, иностранных языков и т.п.), все более ранней узкой специализации в вузах в сочетании с отсутствием хорошей методологической общей подготовки. Существование спецшкол не оправдано прежде всего по этой причине. Школы все должны быть равнозначны, но процесс обучения в каждой из них должен стимулировать САМООБУЧЕНИЕ, при котором, освоив предусмотренный общей программой минимум, ученик набрал бы интересный ему «максимум» сам. Спеподготовка должна выглядеть только так.

Поскольку в современных условиях страна не испытывает острой нехватки специалистов с высшим образованием, выпускников всех вузов, кроме медицинских, перед использованием на должностях, требующих высшего специального образования, следует отправлять работать в народное хозяйство рабочими не менее, чем на пять лет. Это повысит образовательный уровень рабочего класса, а в инженерный корпус, в науку и к иным специальностям, освоенным в вузах, вернутся только те, кому есть что сказать, и кто сможет подтвердить свою методологическую подготовку быстрым восстановлением своего квалификационного уровня по владению фактологией. Жизненный же опыт, приобретенный в рабочем труде, будет полезен и в вузовской специальности каждому.

Курсанты военных вузов, не прошедшие срочной службы, должны после сдачи вступительных экзаменов отслужить два года рядовыми в вооружённых силах: “дедовщины” станет меньше.

С “элитарным” мировоззрением нашей интеллигенции бороться можно только так. Особенно это касается нашей “элитарной” журналистики, которая способна только накалять эмоции, но не в состоянии даже правильно очертить частную проблему в её связи со всеми остальными процессами в жизни общества.

Журналистика принадлежит сфере управления обществом. Поэтому журналист должен обладать философской методологической культурой, знанием глобального исторического процесса, фактологией общегосударственной, национальной и региональной истории, знать общую теорию управления и её приложения к управлению обществом. После сдачи вступительных экзаменов на факультете журналистики всех, кто не имеет стажа коллективного труда в сфере производства, необходимо отправлять для работы в коллективы, избегая сферы продажности: таксопарков, торговли, грузовых автопарков и т.п.[17]

Всё это не может быть декларативно установлено в одно мгновение. Всё это требует долгосрочных согласованных общегосударственных мероприятий во всех сферах жизни общества, но преимуществами в истории всегда обладали государства с наиболее совершенной для своего времени системой образования и использования кадров. В современных условиях НЕОБХОДИМА школа не фактологии, а школа МЕТОДОЛОГИИ ОСВОЕНИЯ ФАКТОЛОГИИ в единой системе подготовки и переподготовки кадров, начинающей формирование личности человека с детского сада. Тот, кто первым создаст такую систему, решит и все остальные проблемы: как свои, так и глобальные.

 

Мероприятия в системе
средств массовой информации и сфере искусств

В настоящее время общество в СССР является толпо-“элитарным”. В толпо-“элитарном” обществе средства массовой информации не отражают общественное мнение, а формируют мнение толпы, лишенной философской культуры и неспособной по этой причине увидеть в калейдоскопе фактов средств массовой информации реальные социальные процессы. Толпа своих мнений не вырабатывает по причине интеллектуального иждивенчества[18].

Политические обозреватели и комментаторы Григорий Израилевич Калейдоскоп и Григорий Васильевич Кутерьма-Верноподданный в две глотки объясняют толпе социальные процессы сегодня, кляня то, перед чем вчера они же раболепствовали. Освещение процессов всегда однобокое, притянутое за уши, призванное убедить толпу в правильности проводимого ныне политического курса в сочетании с осуждением прошлых “ошибок” и “злоупотреблений”.

Примером чего является освещение событий в Персидском заливе с позиций одобрения экспансии сионо-интернацизма, который сам и спровоцировал вторжение Ирака в Кувейт, чтобы влезть в этот регион. Все 1970 — 80-е годы военные журналы США писали, что третья мировая война начнется со вторжения СССР в Персидский залив. В этой ситуации СССР вторгся или его “сателлит” Ирак — всё равно, важен повод, чтобы влезть и установить прямой военный контроль над регионом. Интересам народов СССР это вторжение хозяев сионизма в лице США противоречит, однако, средства массовой информации, захлебываясь от восторга одобрения действий США, цинично выразили сожаления по поводу многочисленных арабских жертв и при этом лгали более, чем достаточно, освещая “легкость” американского “блиц­крига”[19].

Целесообразно убрать из эфира политических комментаторов, которые навязывают свою трактовку фактов. Факты должны даваться сами по себе. Естественно, что кто-то одобряет события, кто-то не одобряет. Поэтому оценки одобрения и неодобрения, если они не принимают характера широких социальных движений, должны оставаться за кадром. Г.Боровик, В.Цветов, В.Зорин, В.Познер[20] и прочие сделают хорошо, если со своими “личными” оценками событий останутся за кадром. Подавляющее большинство советских политических обозревателей и комментаторов — верноподданные исказители действительно происходящих событий.

После информационных программ основной объём вещания — музыкально-развлекательные и спортивные программы.

В музыкальном вещании по эфирному времени на первом месте зарубежная и советская примитив-эстрада, разрушающая интеллект как процесс; на втором — зарубежная классика; на третьем — отечественная классика; на четвертом — народная музыка. Это — разрушение национальных культур. В музыкальном вещании не менее 60 % времени должна составлять отечественная классика и национальная народная музыка в исполнении мастеров искусств и народных коллективов с предпочтением народной музыкальной культуры. До 30 % времени должна составлять зарубежная классика и народная музыка; остальное — современная эстрада с предпочтением отечественной.

Примитив-культура (рок, поп и прочий “авангард”) возбуждает в толпаре агрессивность, что прекрасно известно западной полиции, и нашей милиции по опыту галаконцертов, доводящих толпу до иссТУПЛЕНИЯ. В эфире хватит для них и 10 — 15 % времени в самое неудобное для слушания время — днем, когда надо работать. Заодно трехаккордные бренчатели будут оттеснены от легкого куска хлеба. От их примитивных текстов и мелодий сознание и подсознание подрастающих поколений должно быть надежно защищено и музыкальными редакциями, и системой образования, в которой основой музыкального воспитания с детских лет должна стать классика. Большинство детей с удовольствием смотрит сказки — оперы и балеты. Видеотехника должна была придти не в порносалоны, а в детские сады и ясли в сочетании не с СИОНО-ИНТЕРНАЦИСТСКИМ мультиком “СУПЕРКНИГА”, а с фильмом-оперой “Сказка о Золотом Петушке” и “Щелкунчиком”. И далее человек должен воспитываться на отечественной многонациональной классической музыке, тогда в 15 — 16 лет не будет проблем в результате столкновения с очередным “модерном”-однодневкой, отрицающим все великие достижения прошлого, который желторотый молодняк предъявляет как обвинительное заключение старшим поколениям.

Объём вещания спортивных зрелищ должен быть сокращен. Спортом полезнее заниматься самому, чем смотреть на спортивные поединки других.

А главное — человек должен иметь хотя бы час в сутки, чтобы остаться наедине со своими мыслями и привести их в осознание целостности процессов жизни. Пока такая потребность в обществе не воспитана, толпаря надо ставить в такие условия регулярно и принудительно. Это означает, что после утренних и вечерних информационных выпусков по всем программам радио и телевидения должна транслироваться классическая музыка в спокойных ритмах. Перед началом трансляции следует объявлять, что людям предоставлено время, когда они должны остаться наедине с музыкой и своими мыслями, чтобы привести их к гармонии.

И.В.Сталин совершенно правильно назвал писателей “инже­не­рами человеческих душ”. Эта оценка справедлива по отношению к художникам всех зрелищных искусств. В настоящее время для народов страны, России в частности, куда полезнее экранизация “Сказания о невидимом граде Китеже…” чем “Похождения солдата Чонкина”. Детям для становления их характеров полезнее смотреть “Илью Муромца” и “Кер-Оглы”, а не “Суперкнигу” интернацистов. Поэтому в конце 40-х, начале 50-х гг. создание большого количества фильмов-сказок по мотивам национальных сказок народов СССР было правильным. Нынешний экранный мусор — орудие “культурной” агрессии заправил Евро-Американского конгломерата.

Кинематограф и все остальные зрелищные искусства — средство воздействия на общественное подсознание. Что показываем в кино, то спустя некоторое время видим в жизни как массовое явление, благодаря рекламе кинематографа и телевидения: таковы законы социальной психологии толпо-“элитарных” обществ. Для толпо-“элитарного” общества “Чучело”, “Гу-га” — не порок, поставленный к позорному столбу, а образец для подражания толпарям с разными “элитарными” комплексами, хотя благонамеренная “элита”, создающая подобные фильмы, этого может и не понимать. Но за разгул преступности в последние годы, обострение взаимных национальных антагонизмов социологи, деятели публицистики, литературы, зрелищных искусств и средств массовой информации несут прямую вину.

Толпо-“элитарное” общество не способно даже понять и оценить по достоинству фильм-прогноз о его развитии “Кин-дза-дза”. Все только лепетали «ку» и «кю», «ка-цэ» после его показа. Хотя довольно прозрачно всё в этом фильме сказано; и если «ПАЦАК» при чтении справа налево «кацап», т.е. «козел» по-украински (так «хохлы» звали россиян за ношение бород), то «титлане»[21], играющие роль социальной богоизбранной «элиты», должны зваться «ДИЖи». Но посмотрев “Покаяние”, “элитарная” толпа начинает каяться в чужих грехах, не желая осознавать свои собственные.

Поскольку зрелищные искусства и литература способны гнать бездумную толпу куда угодно, то гнать советскую толпо-“элитарную” систему они должны в человечность, т.е. размывать толпо-“элитаризм”, а не культивировать его. Это единственная причина, по которой И.В.Сталин лично вмешивался в процессы художественного творчества, может, и не всегда деликатно, но целесообразно, о чем можно прочитать в воспоминаниях К. М. Симонова.

Искусство критического реализма создавалось элитарной интеллигенцией, начинавшей задумываться о судьбах российского общества. Оно создавалось для думающих людей, в нём нет «положительных» героев. Онегины, Печорины, Обломовы, Штольцы стоят в литературе как красные светофоры на тупиковых путях развития личности. Авторы уважали свободомыслие читателя и оставляли за ним право и свободу самостоятельного творчества себя в качестве «положительного героя». Единственный положительный герой — Татьяна Ларина, и то её образ настолько тонок и неуловим, что порождает ощущение его истинности, но не даёт возможности её обрести, чем оставляет открытой дорогу к свободному развитию личности.

Искусство соцреализма порождено бездумной верой честных художников в правоту идей коммунизма, верноподданным холуизмом продажной богемной “элиты” и рассчитано на бездумное следование толпы за “положительным героем”. Но в своих лучших произведениях оно же представляет образ воплощённой в жизнь мечты о лучшем будущем.

Причина его кризиса — в утрате обществом бездумности веры в правоту коммунизма[22].

Возврат к критическому реализму в толпо-“элитарном” обществе, воспринимающем культуру как индустрию развлечений, безделья и сладострастия, невозможен, поскольку такая толпа воспринимает как образец для подражания то, что должно быть изжито из общества. Поэтому остается только методом соцреализма гнать толпу к осознанной философской культуре, наказывая в ис­кусстве равно и открытое антисоциальное поведение больших и маленьких Вер, и скрытно антисоциальное поведение благонамеренного “элитарного” люмпена вроде академика А.Д.Сахарова и капитана 3 ранга Саблина, пытавшегося угнать боевой корабль за границу.

Искусство должно показывать, что в исторической памяти народов остаются только подвижники, которые не просили для себя награды, не брали её “по праву” сильного или хитрого, а делали дело, заботясь об общенародных долгосрочных интересах. Такие люди были и есть всегда, они принадлежат к разным слоям общества, но их отличает то, что они думают об общенародном и долгосрочном, а не о сиюминутном удовлетворении своего СЛАДОСТРАСТИЯ.

Путь формирования средствами искусства мировоззрения должен пролегать от сказок к эпическим операм и к реалистическому философскому искусству, наказывающему, как открытый общественный порок, так и несостоятельную благонамеренность “гуманистов”-абстракционистов от “элиты”.

Общегосударственная система народного образования, средства массовой информации, литература и зрелищные искусства должны согласованно работать на воспитание в обществе высокой методологической культуры, на размывание толпо-“элитарного” мышления и порождаемой им системы общественных отношений.


 

Процесс 2.                                                       

ГЛОБАЛЬНАЯ ЦИРКУЛЯЦИЯ ИНФОРМАЦИИ, РЕЖИМ СЕКРЕТНОСТИ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ
[23]

Речь пойдет прежде всего об обеспечении секретности (от кого? — это главный вопрос) в сферах управления, науки и промышленности.

Система режима секретности работ, существующая в СССР, сложилась во времена пребывания у руководства органов государственной безопасности СВЕРХпропорционально большого количества израиловичей. Она исходит из того, что каждый, кого государство вынуждено допустить до работ с информацией, признанной закрытой, — потенциальный предатель. По этой причине каждый его шаг необходимо контролировать, а чтобы свести к минимуму ущерб в случае его предательства, для работы ему необходимо предоставлять минимум информации, якобы касающейся только его.

Если анализировать состав реальных, а не потенциальных предателей интересов народов СССР, то доля евреев и связанных родственными узами с ними, намного превышает их долю в составе населения страны. В данном случае имеются в виду не предатели, осужденные по соответствующим статьям УК республик СССР, а лица, получившие допуск к работе с секретной информацией и спустя какое-то время изъявившие желание покинуть СССР потому, что здесь нет тех или иных «свобод» или низок уровень потребления материальных благ, или ставшие на путь подрыва его государственности.

Основным свойством сложившейся системы режима секретности является то, что специалист, вырабатывая и принимая решение, не обладает всей информацией, необходимой для того, чтобы решение было правильным. Происходит это главным образом по следующим причинам:

·    то, что делается в информационно связанных отраслях деятельности, от узкого специалиста система режима скрывает, дабы ограничить круг допущенных лиц и уменьшить статистическую предопределенность возможной утечки закрытой информации;

·    то, что делается в своей отрасли деятельности, специалист может не знать, поскольку вышестоящие начальники по неведению или осознанно посчитали нецелесообразным его ознакомить с какой-либо информацией;

·    система прямо запрещает накопление информации и её обобщение специалистами, во избежание возможных утечек больших объемов обобщенной информации, и это затрудняет отслеживание процессов развития отраслей знаний большинству добросовестных специалистов.

Всё это приводит к тому, что специалист, как правило, не знает всего относящегося к его вопросам, не видит места своей тематики в общем круге вопросов и потому в принципе не способен быстро выработать и принять правильное решение, не нарушая режима секретности работ. В той или иной степени этот факт осознается всеми, кто достаточно длительное время сталкивался с этой системой. Поскольку подавляющее большинство персонала, охваченного «защи­той» системы режима секретности, не являются предателями, то их желание работать хорошо на благо Родины, т.е. своевременно вырабатывать и принимать правильные решения на основе всей необходимой информации, порождает неофициальную систему циркуляции закрытой информации, основанную на личном доверии специалистов друг к другу. Как циркулирует информация в этой неофициальной системе, контролировать практически невозможно, но её существование позволяет получить практически любую информацию, если не непосредственно, то через информационно связанную с нею.

Бороться с этой неофициальной системой на основе официальной системы режима секретности бесполезно, поскольку официальная сама же и порождает неофициальную. Фактически это две подсистемы объемлющей их системы управления государственностью СССР из Евро-Американского конгломерата осуществляемой бесструктурным (преиму­щественно) способом.

Механизм этого замыкания управления на внешние структуры включает в себя, казалось бы, не связанные друг с другом элементы как внутри СССР, так и за его пределами.

Сейчас несколько подзабыли совершенно правильный лозунг: «Кадры решают все!» Кадровая политика в СССР после 1953 г. исходила из принципа, описанного М.Е.Салтыковым-Щедриным: «Небоящиеся чинов, оными награждены не будут! Боящемуся же все дастся… И даже с мечами, хотя бы он ни разу не был в сражении противу неприятеля».

Но эта верноподданность ещё усугублена и системой режима секретности. Все руководство вырастало из узких специалистов, которые всегда имели доступ к информации только «в части, их касающейся», сообразно занимаемой должности. Поднимаясь по ступеням иерархии управления, они обретали в кругу своей ответственности вопросы, о которых никогда прежде не имели содержательного представления благодаря особенностям системы режима секретности и своей собственной низкой методологической культуре. Неспособность к скорочтению в сочетании с низкой методологической культурой ставит такого руководителя в зависимость от узких специалистов в содержательно незнакомых ему лично областях деятельности; правильность рекомендаций таких специалистов по этим причинам он просто не в состоянии контролировать и потому вынужден верить или не верить им слепо.

*        *        *

Вставка 1998 г.

Это позволяет построить схему анонимного дистанционного управления такого рода руководителями в обход контроля их сознания. При этом они толком не понимают, как и где вырабатываются и утверждаются те решения, которые они проводят в жизнь. Принципы построения такого рода системы дистанционного управления “на­чаль­никами” показаны на ниже приводимом рис. 1.

Рис. 1. Схема дистанционного управления лидером
в обход контроля его сознания
со стороны носителей концептуальной власти

Эта схема в обществе работала издавна, хотя научные исследования выявили возможность её целенаправленного построения только во второй половине ХХ века. В середине 1970‑х гг. одна из газет в качестве курьеза сообщила, что согласно исследованиям американских социологов двух случайно избранных американцев соединяет цепь знакомств в среднем не более чем в десять человек. Если есть цепь знакомств, то в принципе по ней возможна передача информации в прямом и обратном направлении. Всё выглядит так, как в детской игре «испорченный телефон», с тою лишь разницей, что участники цепи знакомств не сидят в одной комнате, на одном диване, а общаются между собой в разное время и в разных местах. Тем не менее информация по таким цепям объективно распространяется, порождая некоторую статистику информационного обмена, на основе которой может быть построено достаточно эффективное управление.

Видение этой статистики, некоторые знания психологии людей, позволяют строить такого рода цепи целенаправленно. Количество звеньев в них будет не 10 — 20, а гораздо менее, что делает их быстродействие достаточно высоким для осуществления стратегического управления, а подбор кадров для них (естественно негласный, «в темную») обеспечивает достаточно высокую степень сохранения в них при передаче стратегической управленческой информации. Дело в том, что стратегическая информация в своем большинстве достаточно компактна и требует для упаковки весьма мало слов и символов.

На схеме рис. 1 показана иерархия структур и некий лидер, возглавляющий одну из них. Такого рода структурой может быть аппарат главы государства, министерство, спецслужба, научно-исследовательский институт, лаборатория в его составе, проектно-конструкторское бюро, редакция и т.п. Структура представляет собой некое штатное расписание. Персонал, наполняющий клетки штатного расписания, условно можно разделить на две категории:

·    аппаратную “шушеру”, которой «что бы ни делать, лишь бы не работать», но получать зарплату;

·    и работающих специалистов, которые более или менее «болеют за дело».

Из числа вторых можно выделить ещё одно подмножество — нескольких человек, мнение которых значимо для лидера структуры при руководстве ею. На схеме один из таких специалистов указан и назван действительным тайным советником “вождя”.

Но люди далеко не всё время проводят на работе. Есть ещё круг неформального общения. При этом «действительные тайные советники» многих публичных лидеров или деятелей, широко известных в узких кругах специалистов, вхожи в дома популярных личностей, чьё мнение более или менее авторитетно во всем обществе. В дома такого рода “звёзд” вхожи и многие другие люди. Среди них могут быть и школьные и вузовские друзья “автори­те­тов”, которые и сами не обделены талантом, и хотя в силу ряда причин не смогли обрести высоких титулов, но к их мнению прислушиваются их высокоавторитетные друзья, по отношению к которым они выступают в роли домашних действительных тайных советников. Фактически они “опекуны” общесоциальных “авто­ритетов”.

Опекуны могут знать, что они выполняют миссию опекунства, но могут использоваться в темную так же, как и действительные тайные советники. Либо непосредственно, либо через некоторое количество промежуточных звеньев на опекунов выходят представители наследственных кланов знахарей концепции общественного управления. Они могут быть воспитателями опекунов с детства. Это может быть деревенский дедушка, бабка, сосед по даче где-то за сотни километров от основного места жительства “опекуна”. Возможно, что и не получив высшего образования, он однако, является человеком, с которым “опекуну” интересно поговорить «за жизнь»; возможно, что этот интерес у него с детства.

Мы рассматривали эту систему, начиная от лидера структуры. Но исторически реально системы такого рода дистанционного управления лидером целенаправленно выстраиваются в течение годов и десятилетий в обратной направленности: от знахарей концепций к публичным лидерам отраслей общественной деятельности; а также и сами лидеры в ряде случаев создаются при развертывании такой системы и продвигаются на тот или иной пост аналогично тому, как по шахматной доске передвигаются фигуры при развертывании той или иной стратегии шахматной игры.

Если начинать рассмотрение управления от места, в котором рождаются и принимаются общественно значимые решения, то главой государственности может оказаться какой-нибудь пчеловод в деревне. И как поется в песне:

«На дальней станции сойду (в пределах суток езды от официальной столицы), трава — по пояс…» и буду прямо говорить глаза в глаза с главой внутриобщественной власти. Всё запомню, приеду в город, расскажу приятелям, как провел выходные. Они тоже расскажут своим, а потом это — аукнется в политике, науке и т.п. А я так и не пойму, почему… А не пойму потому, что точно знаю, что на принципах игры в «испорченный телефон» и при помощи распространения сплетен и анекдотов управлять ни государством, ни отраслью деятельности невозможно. А про бесструктурный способ управления нам ничего не рассказывали ни дома, ни в школе, ни в вузе…

В качестве иллюстрации такого рода якобы невозможности приведем выдержку из книги В.Н.Демина “Тайны Русского народа”. Он цитирует письмо профессору Г.Ц.Цыбину от 24 марта 1927 г., написанное А.В.Барченко, в 1920‑е гг. занимавшегося исследо­ваниями истории становления Руси и русских эзотерических знаний:

«<…> Это убеждение мое [об Универсальном Знании — В.Д.] нашло себе подтверждение, когда я встретился с русскими, тайно хранящими в Костромской губернии традицию [Дюн-Хор]. Эти люди значительно старше меня по возрасту, и насколько я могу оценить, более меня компетентных в самой Универсальной науке и в оценке современного международного положения. Выйдя из костромских лесов в форме простых юродивых (нищих), якобы безвредных помешанных, они проникли в Москву и отыскали меня. <…> Посланный от этих людей под видом сумасшедшего произносил на площадях проповеди, которых никто не понимал, и привлекал внимание людей странным костюмом и идеограммами, которые он с собой носил <…> Этого посланного — крестьянина Михаила Круглова — несколько раз арестовывали, сажали в ГПУ, в сумасшедшие дома. Наконец пришли к заключению, что он не помешанный, но безвредный. Отпустили его на волю и больше не преследуют. В конце концов, с его идеограммами случайно встретился в Москве и я, который мог читать и понимать их значение.

Таким образом установилась связь моя с русскими, владеющими русской ветвью Традиции [Дюн-Хор]. Когда я, опираясь лишь на общий совет одного южного монгола, <…> решился самостоятельно открыть перед наиболее глубокими идейными и бескорыстными государственными деятелями большевизма [имеется в виду прежде всего Ф.Э.Дзержинский — В.Д.] тайну [Дюн-Хор], то при первой же моей попытке в этом направлении, меня поддержали совершенно неизвестные мне до того времени хранители древнейшей русской ветви Традиции [Дюн-Хор]. Они постепенно углубляли мои знания, расширяли мой кругозор. А в нынешнем году <…> формально приняли меня в свою среду <…>»[24]

*                  *
*

Ещё в 1961 г. начальник управления специальных операций ЦРУ сказал:

«Книги отличаются от всех иных средств массовой пропаганды прежде всего тем, что даже одна книга может значительно изменить отношение и поведение (т.е. стереотипы отношения и поведения толпаря: — авт.) читателя в такой степени, на которую не могут подняться ни газеты, ни радио, ни кино… Это, конечно, верно не для всех книг и не всегда и не в отношении всех читателей (т. е. для нетолпарей это неверно: — авт.), но это случается достаточно часто. Поэтому книги являются самым важным орудием стратегической (т. е. долговременной) пропаганды».

В 1976 г. были оглашены данные:

«… до 1967 года значительно более 1000 книг было подготовлено, субсидировано или одобрено ЦРУ», а в последние несколько лет «таким образом было выпущено ещё 250 книг».

В “правовом” “демократическом” государстве США сенатская комиссия не смогла добиться от ЦРУ списка книг, изданных при его поддержке. Т.е. Сенат США не должен знать, где и как рождаются его мысли. Это отражает тот факт, что демократические институты США — ширма на сионо-масонской мафии, жестко правящей через свою системную периферию в “демократически избранных” государственных структурах. Соответственно и определение «искусствоведы в штатском» — не пустая игра слов, а указание на явление в жизни общества, более значимое, чем публичная политика.

Кроме этого, на Западе есть ещё и периодика, прежде всего научно-техническая, по тематике, являющейся в СССР секретной. Большинство этой литературы оказывалось в СССР на протяжении многих лет в “спецхранах”, а информация из нее доводилась до специалистов через издания типа “Зарубежное военное обозрение” во вторичном пересказе непрофессионалов и достаточно часто практически без иллюстративного материала.

В западной специальной периодике имеется одна особенность: большинство её — научно-популярные издания, которые призваны не более чем уведомить заинтересованных заказчиков или разработчиков о состоянии дел по той или иной проблеме, а также заинтересовать молодежь во вступлении в те или иные отрасли деятельности.

В нашей же специальной периодике основной объём составляют серьезные научно-технические издания, довольно подробно и содержательно освещающие те или иные частные вопросы. В СССР же нет научно-популярных изданий типа “Техника — молодежи”, излагающих общие вопросы и прогнозы, ориентированных на взрослых серьезных частных специалистов, которых необходимо обязательно знакомить с общим ходом дел в их отраслях и в смежных.

Запад циркулярно распространяет главным образом научно-популярную информацию о том, какие исследования, где и кем ведутся. Допуск заинтересованных лиц к содержательной информации осуществляет её владелец за «отдельную плату», на определенных условиях, гарантирующих её неразглашение без ведома владельца.

СССР же в периодических изданиях циркулярно (в том числе и для Запада) распространяет содержательную информацию, непосредственно отражающую реальное содержание оригинальных научно-технических отчетов. Отчасти это вызвано требованиями ВАК о публикациях перед защитой диссертаций, отчасти плохой системой оперативного обеспечения содержательной информацией в темпе поступления запросов от заинтересованных организаций и специалистов.

Поскольку подавляющее большинство научно-технической информации — так называемого «двойного использования», т.е. используется и в отраслях, охраняемых системой режима, и в отраслях открытой тематики, то систематический анализ советской научно-технической периодики, открытых учебников по информационно связанным отраслям науки и техники позволяет Западу довольно точно судить об уровне развития отраслей, “закрытых” режимом секретности.

Поэтому Запад более знаком с содержательной стороной наших исследований, чем мы с его. Нам он показывает только рекламу реальных и мнимых достижений, а мы ему без рекламы отдаем содержательную сторону исследований даром, избавляя его от необходимости тратить ресурсы на тупиковых направлениях исследований там, где нам удается вырваться вперед. Поэтому наша система режима совместно с общедоступной научно-технической литературой обеспечивает односторонне направленную перекачку содержания прикладной фактологии на Запад.

Вторая сторона связана с отсутствием “научно-популярных”, специальных научно-технических изданий в СССР, поскольку потребность в такого рода целостной, обзорной прогностической информации все же есть. В СССР эта информация (концеп­ту­альная!) черпается из западных изданий типа “Интернэйшнл дефенс ревю”. Они большей частью оседали в “спецхранах” и по этой причине были доступны только руководству и узким специалистам-поводырям, подставленным руководству для консультаций по частным вопросам. Научно-техническая “общественность” к этой информации доступ не имела и в целом не возражала против этого.

Эта особенность нашей системы режима никогда не была тайной для Запада. Поэтому наряду с рекламой (для внутреннего применения на Западе) во всех периодических изданиях печаталась научно-техническая порнография о предполагаемых путях развития тех или иных отраслей науки и техники в ходе научно-технического прогресса. Наши начальники, запершись в кабинетах, смаковали последние 30 лет эту научно-техническую порнографию, как школьники, прячущиеся от родителей с сексуальной порнографией.

Поскольку система режима в СССР не способствует воспитанию целостного восприятия процессов развития отрасли, которой руководит ставший начальником узкий специалист, то в силу низкой методологической культуры и обусловленного ею слепого доверия или недоверия к подчиненным, такой руководитель не в состоянии отличить дезинформацию от достоверных жизненно возможных концепций. Поскольку дезинформация подкреплена достоверной фактологией и прежде всего такой, которая может быть получена только агентурным путём, то научно-техническая порнография действует завораживающе на узкого специалиста, ставшего руководителем.

В условиях постоянного отставания научно-технического прогресса в СССР от Запада, созерцание научно-технической порнографии руководством вызывает у него желание “чуда”, т.е. научно-технического прорыва, который позволил бы обогнать Запад, не догоняя. В итоге в СССР плодится всяческая экзотическая тематика. Работы по ней ведутся до тех пор, пока она не начнет приносить плоды. После этого работы в СССР сворачиваются, глохнут, не могут пробиться сквозь «ведомственные» барьеры, но легко преодолевают его государственные границы и внедряются на Западе (а теперь и на Востоке).

Поскольку официальная система режима сама же порождает неофициальную, в которой циркулирует все, что угодно, то многочисленная профессиональная агентура не нужна. Достаточно внедрения малочисленной масонской периферии, даже не осознающей этого факта, в научно-технические общества, учёные советы, редакционные коллегии и т.п. Сионизация высших эшелонов науки и техники ещё более упростила дело, поскольку еврейство в целом осознает свою общность в глобальных масштабах и игнорирует национальные, многонациональные и государственные интересы с позиций “элитарного” космополитизма расы “богоИЗБРАННЫХ” “господ” именно для осуществления этой социальной функции.

Если же система распространения научно-технической порнографии оказывается неэффективной и не удается повернуть развитие какого-либо процесса в СССР в желательном направлении, то спустя какое-то время дезинформация начинает поступать через Главное Разведывательное Управление и прочие спецслужбы.

*        *        *

Фактическая информация, иллюстрирующая этот процесс, не приводится, дабы не обременять себя ненужным грифом секретности и не затенять частностями общий характер излагаемой концепции. Свертывание работ в СССР по развитию многих перспективных направлений науки и техники с одновременным распылением ресурсов на тупиковых направлениях в 1950 — 80 гг. было осуществлено именно таким образом.

Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно провести хронологический анализ западных публикаций, данных отечественной разведки, рекомендаций советской науки и техники и принимаемых к исполнению решений примерно с 1956 по 1985 гг.

В итоге большинство наших оборонных отраслей отстает от Запада, но их руководство соглашается признать только отдельные недостатки, а не общее отставание, да и то только тогда, когда не признать их уже невозможно. Причинами же отставания оно верноподданно не интересуется, поскольку вопросы управления научно-техническим прогрессом в общегосударственных масштабах не входят в перечень должностных обязанностей никого из государственных чиновников, видимо, за исключением главы государства. В советский период с этой обязанностью, однако, справлялся только И.В.Сталин[25].

*                *
*

Те специалисты, кто выступал против дезинформации, терпели крах в карьере и под разными благовидными предлогами и прямой открытой подлостью[26] вытеснялись в иные сферы деятельности.

Эта особенность “нашей” системы режима секретности позволяет Западу использовать научно-технический и экономический потенциал СССР в своих целях; прежде всего — сворачивая перспективные исследования в СССР, а во-вторых, проводя за наш счёт исследования, на которые своих ресурсов не хватает, с последующим уничтожением в СССР экспериментальной базы и распылением кадровой.

Есть точка зрения, что одно из последних достижений Запада в этой области — уничтожение 7 апреля 1989 г. АПЛ “Комсомо­лец”, приговоренной к уничтожению ещё на чертежной доске, путём создания высокой статистической предопределенности возникновения на ней аварийных ситуаций[27].

Управлять, как показано в достаточно общей теории управления, можно структурным и бесструктурным способом, т.е. изменяя вероятностные характеристики тех или иных событий. Это позволяет построить и механизм организации диверсий, когда объект уничтожен, а злоумышленников нет или они могут отпереться тем, что действовали на основании руководящих документов. Претензий к разработчикам руководящих документов тоже быть не может, поскольку погиб один объект, а все остальные, созданные по тем же руководящим документам, успешно функционируют, хотя отдельные недостатки есть во всем.

Возня вокруг подъема “Комсомольца” отражает уникальность этой лодки и никак не связана с экологическими мотивами, поскольку никто не вспоминает ни о “Трэшере”, ни о “Скорпионе”, ни о захороненных на дне контейнерах с радиоактивными отходами, ни о потерянном ядерном оружии, ни о стратегическом ракетоносце СССР[28], тоже весьма странно погибшем в Северной Атлантике незадолго до встречи руководителей СССР и США в Рейкьявике. Особенно сказанное касается “Трэшера” и “Скорпи­о­на”, затонувших довольно давно, и степень разрушения которых морской водой должна быть гораздо выше, чем более поздних жертв человеческой расхлябанности в кораблестроении и мореплавании.

Существующая система режима секретности основана исключительно на принципе защиты от несанкционированного доступа к фактологической информации согласно разного рода перечням сведений, не подлежащих оглашению, публикации: в открытой печати, освещению в специальных источниках в закрытой печати, не имеющих установленного грифа, и т.п. Ограничительный гриф — гриф секретности — присваивается информационному источнику в целом. Редко, когда отдельные главы имеют свои ограничительные грифы. Поэтому достаточно часто в одном обширном источнике оказывается под весьма высоким грифом информация всех существующих грифов секретности или информационно с нею связанная (что позволяет восстановить закрытую информацию). Поскольку все перечни закрытых сведений довольно обширны и упомнить их невозможно, то такие информационные источники порождают статистическую предопределенность передачи более закрытой информации при обсуждении более открытой информации, в них содержащейся, просто потому, что система режима секретности воспитывает не культуру обращения с информацией, а культуру игнорирования режима секретности, реально мешающего работать.

Даже беглый взгляд на ставшие доступными закрытые источники США показывает, что в них гриф секретности стоит на каждом листе и кроме того, перед каждым абзацем текста, рисунком и т.п. Это — выражение принципиально иной системы подхода к защите информации от несанкционированных утечек. Такое поабзацное определение грифов ограничения доступа неизбежно ведёт к тому, что при обсуждении и компиляции текстов не произойдет несанкционированной, статистически предопределенной утечки информации вследствие простой ошибки исполнителя или его вполне возможном (при обилии информации) неведении о степени секретности какого-то частного фрагмента текста.

После снятия “железного занавеса”, когда поездки за границу стали возможны и для представителей научно-технической интеллигенции, стала расти тенденция к нежеланию работать по закрытой тематике, особенно наиболее важной, имеющей более высокие грифы и налагающей дополнительные ограничения на всю массу “потенциальных предателей”, занятых этими работами. Прежде всего это касается вузовской науки, имеющей достаточно большой интеллектуальный потенциал. Карьерные разработки её представителей и гонорарные доходы в значительной мере связаны с публикациями, для чего открытая печать создаёт лучшие условия, чем закрытая. Работа по закрытой тематике оказывается менее выгодной, чем простое тиражирование (мультипликация) одного и того же в различных изданиях открытой печати, а дополнительные ограничения на поездки за рубеж и на использование реальных результатов исследований в открытых диссертациях усугубляют это положение, поскольку такая тенденция проявляется прежде всего в среде специалистов довольно высокой квалификации, имеющих реальную возможность выбора заказчика работ и тематики.

Кроме этого, существующая система режима “секретности” создаёт условия, в которых процветает лженаука. Узкие специалисты, вышедшие на руководящие посты достаточно широкой ответственности, зависимы от подчиненных им специалистов в частных, содержательно неизвестных им самим вопросах и неспособны отличить лженауку от достоверной науки. В результате один из способов сделать научную карьеру — выбрать очень важную для страны цель исследований; важностью цели обеспечить очень высокий гриф секретности и доступ к информации очень узкого круга лиц; важность цели, обещание фантастических результатов гарантирует обильное финансирование. Поскольку за этим не стоит ничего, кроме карьеризма, то такие исследования всегда пользуются поддержкой сионо-масонской мафии мастеров науки и техники, которая обеспечивает защиту диссертаций на особо закрытых советах; помогает в карьерных разработках; специально организует утечку информации за рубеж, что немедленно вызывает обилие публикаций в научно-порнографической литературе о перспективности этой лженаучной тематики и возможном “чуде”. Взращенные таким образом карьеристы в дальнейшем выдвигаются на руководящие посты и функционируют в качестве послушных агентов влияния, полностью зависимых от их поводырей. После этого тематику закрыть невозможно десятилетиями, поскольку те, кто могут по должности закрыть работы, в ней ничего не понимают и боятся принять на себя ответственность за закрытие «возможно перспективной тематики», а часто и соавторствуют в этой ахинее и, может быть, выросли на этой тематике; а те, кто понимает, либо не знают о работах по причине высокого забора секретности, либо их просто не слушают, поскольку они де не по должности «лезут не в своё дело». Часть же специалистов просто молчит, поскольку их служебный и научный рост также зависит от мафии мастеров науки и техники: у них “семья, дети” — тут не до принципиальности в деле.

В результате такой взаимовложенности нашей системы режима секретности в глобальные информационные потоки, она в общем-то не препятствует однонаправленному оттоку из СССР прикладной научно-технической фактологии; не препятствует оттоку стратегической информации, очень компактной и не нуждающейся в объемных носителях[29]; замедляет темпы научно-технических разработок в СССР; позволяет управлять открытием и свертыванием работ в СССР извне. При этом на долю профессиональной агентуры и резидентуры выпадает только уточнение выявленной ранее наиболее важной информации. Поэтому до 80 % наших пионерских разработок возвращаются в СССР, спустя 15 — 20 лет, как серийная продукция и технологии через США, ФРГ, Японию, в то время как в СССР сами пионерские разработки так и остаются лежать в архивах на полках.

Формально всё, изложенное выше, в СССР является информацией, не подлежащей открытому распространению, т.е. представляет собой государственную тайну. Однако анализ развития советской науки и техники за последние 35 лет говорит, что все эти особенности режима секретности СССР не являются тайной от “Рэнд Корпорэйшн” и других мозговых трестов, обслуживающих ЦРУ, СНБ и администрацию США в целом, а следовательно, должно являться государственной тайной стран Евро-Амери­кан­ского конгломерата и корпоративной тайной сионо-масонства. Поэтому очевидной глупостью или очевидным предательством явилось бы преследование в СССР за разглашение государственной тайны США и мафиозных тайн библейского интернацизма.

Все вышеизложенное касалось режима секретности работ в сфере управления, в науке и промышленности. В строевых частях Вооружённых сил СССР, органов КГБ и МВД, эти особенности системы режима секретности не должны носить характера такого общенародного бедствия, как в остальных отраслях общественного объединения труда, по причине малого разнообразия функций их подразделений по сравнению с остальным народно-хозяйствен­ным комплексом.

С точки зрения теории управления, существующая система режима секретности работ и порождаемые ею организационные структуры и официальные контуры циркуляции информации не отвечают идеалам и объективному вектору целей советского общества. Поэтому она является стимулом к активизации циркуляции, “защищаемой” ею информации, вне её официальных структур и каналов, а также в структуры более соответствующие объективному вектору целей общества. С другой стороны, несоответствие подобной информации советскому вектору целей одновременно отражает её полное соответствие вектору целей системы управления Евро-Американским конгломератом, поскольку псевдоэтническая международная мафия и масонство свободно входят в систему бесструктурной циркуляции информации. Для развития советского общества гораздо большую опасность представляет не утечка прикладной фактологии за рубеж, на борьбу с чем якобы ориентирована официальная система режима, а приток из-за рубежа концептуально чуждой информации и бесконтрольное со стороны общества её внедрение в систему общественного самоуправления. Но именно с этим система режима не борется. Фактор этот не проявлялся открыто до начала 1930‑х гг. по крайней мере, поскольку у власти в СССР в это время открыто стоял сионо-интернацизм, готовивший и Россию, и Германию к взаимному истреблению. Чтобы истребление шло лучше, и там, и там надо было иметь мощный военно-экономический потенциал. После войны, когда СССР стал стремиться к концептуальной самостоятельности, система режима стала работать против СССР, обеспечивая замедление темпов научно-технического прогресса и подчинение СССР Евро-Американскому конгломерату по всем шести приоритетам обобщенных средств управления.

Однако и США имеют аналогичную по качеству систему режима секретности. Когда для восстановления балансировочного режима в гонке вооружений «Запад — Восток», высшему масонству потребовалась перекачка ядерной информации в СССР, то система режима секретности США продемонстрировала свою полную несостоятельность точно так же, как и советская в последующие годы.

Это говорит о том, кто является реальным хозяином систем режима секретности обеих стран. Построение системы режима по принципу, что каждый допущенный к закрытой информации — потенциальный предатель, вполне оправдано, если смотреть на нее с позиций космополитического сионо-интернацизма, по отношению к которому большинство населения действительно потенциальные предатели и, если не предают, то только потому, что не понимают, кого, кому и как следует предать.

Возможно, что кому-то этот вывод не нравится, но надо воспитывать в себе целостность мировосприятия.

Если система режима секретности соответствует потребностям общественного развития, то кризис управления и отставание СССР в научно-техническом прогрессе всем привиделись. Если же отставание есть и кризис управления есть, то система режима секретности — часть системы мафиозного надгосударственного упра­вления, вызвавшей эти явления к жизни в СССР.

 

Мероприятия по обеспечению
информационной безопасности

Если смотреть на систему режима секретности работ, исходя из долговременных интересов многонациональной цивилизации блока Россия (СССР), то она должна быть всего лишь подсистемой в системе контроля и защиты контуров циркуляции информации в обществе в целом. Далее будет использоваться термин СИСТЕМА ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, хотя имеется в виду СИСТЕМА КОНТРОЛЯ И ЗАЩИТЫ КОНТУРОВ ЦИРКУЛЯЦИИ ИНФОРМАЦИИ В ОБЩЕСТВЕ В ЦЕЛОМ. Это один из примеров, когда фонетическая письменность неудобна для точной передачи смысла.

При взгляде с позиций достаточно общей теории управления информационная безопасность это — устойчивое течение процесса управления объектом (самоуправления объекта), в пределах допустимых отклонений от идеального предписанного режима, в условиях не только стихийных воздействий среды, но и в условиях целенаправленных сторонних или внутренних попыток вывести управляемый объект из предписанного режима, которые могут маскироваться под проявления стихийной активности среды. Таким образом термин “информационная безопасность” всегда связан с конкретным объектом управления, находящемся в определенных условиях (среде).

Но кроме того он относится к полной функции управления, представляющей собой совокупность разнокачественных действий, осуществляемых в процессе управления, начиная от выявления факторов, требующих управленческого вмешательства и формирования вектора целей управления, и кончая ликвидацией управленческих структур, выполнивших своё предназначение.

Это общее в термине “информационная безопасность” по отношению к информационной безопасности как самого мелкого и незначительного дела, так и информационной безопасности человечества в целом в глобальном историческом процессе.

Соответственно, ОСНОВНЫМ ТРЕБОВАНИЕМ, предъявляемым к системе информационной безопасности общества, является обеспечение устойчивости концептуальной власти общества в преемственности поколений, а по отношению к первому приоритету в векторе целей — обеспечение ликвидации толпо-“элита­ризма”.

Следствием этого требования является необходимость такой организации циркуляции информации в обществе, при которой исключается внедрение извне в систему общественного управления тех или иных концепций развития в обход внутренней — общенародной — концептуальной власти страны.

Защита прикладной фактологии от несанкционированного доступа имеет смысл только при условии устойчивости процесса концептуальной самостоятельности общества. В противном случае надежная защита прикладной фактологии от несанкционированного доступа обеспечивает устойчивое замыкание контуров системы общественного управления на внешнюю концептуальную власть, которая по СВОЕМУ ПРОИЗВОЛУ может казнить и миловать как общество в целом, так и его отдельные социальные группы.

Далее все изложение касается сферы управления, науки и техники прежде всего, поскольку информационные процессы в них качественно отличаются по содержанию информации от информационных процессов в строевых частях вооружённых сил, КГБ и МВД.

Но и при условии обеспечения устойчивости процесса концептуальной самостоятельности не следует увлекаться защитой всего объема прикладной фактологии. Существующие перечни сведений, подлежащих защите от несанкционированного доступа, составлены исходя из желания перестраховаться, людьми, в большинстве своем не осознающими характера циркуляции информации в общественном производстве и управлении. По этой причине секретной становится не только действительно секретная информация, но и фактологическая информация, оглашение которой не может нанести реального вреда обществу. Это мнимосекретная информация. Факт замусоривания системы режима мнимосекретной информацией в той или иной степени осознается большинством сталкивающихся в научной и производственной деятельности с этой системой. И это является основной причиной утечки действительно секретной (далее просто секретной) информации, которая в неофициальной системе циркуляции информации выбалтывается по личному доверию наряду с мнимосекретной, просто вследствие низкой культуры обращения с информацией.

Это утверждение ярко иллюстрируют следующие примеры. Техническая документация по советским танкам Т‑34 была безусловно сов. секретной. Уже в 1941 г. оккупанты убедились в том, что Т‑34 действительно является лучшим средним танком второй мировой войны. В Германии встал вопрос о производстве немецкой копии Т‑34 по образцу захваченных в ходе военных действий экземпляров. Камнями преткновения для передовой германской промышленности явились: её неготовность сварить корпус танка из броневых плит; неготовность отлить броневую башню целиком (или сварить из плит, как сварен корпус); неготовность воспроизвести танковый дизель с алюминиевым картером.

Известно, что Д.И.Менделеев создал технологию производства бездымного пороха в России на основе анализа сырья, поступающего на один из зарубежных пороховых заводов.

В 1984 г. один из офицеров американского авианосца сказал: «Мы можем отдать русским весь этот корабль со всеми самолётами, и пройдет 15 лет, прежде чем он станет оружием в их руках». И с этим можно согласиться, поскольку и конструктивные особенности корабля и самолётов, и процесс организации службы на авианосце оплачены 70-летней историей реального боевого использования и аварий в палубной авиации ВМС США, а не умозрительными рассуждениями, подобными хрущевско-арбатовским и яковлевско-симоновским[30], в уютных кабинетах руководителей министерств и конструкторских бюро СССР.

Эти примеры говорят о том, что удельный объём реально секретной фактологии в общем объеме закрытой информации довольно низок. И в зависимости от содержания прикладной фактологии, её реальная секретность оказывается различной на разных этапах жизненного цикла научно-технической продукции. Кроме того, общий уровень развития мировой науки и техники и экспортно-импортная политика государства также изменяют реальную секретность фактологической информации с течением времени.

Существующая система режима секретности игнорирует эти особенности изменения реальной секретности прикладной фактологии и устанавливает грифы раз и навсегда в предположении, что впоследствии гриф будет снят или понижен при необходимости особым приказом. О необходимости своевременного издания такого приказа в житейской суете забывают, и в результате существующая система режима секретности забита мнимосекретной информацией, что создаёт трудности прежде всего для контроля за циркуляцией реально секретной информации. Допуск же и к древней мнимосекретной информации осуществляется только с разрешения достаточно высокого начальства, к которому основной контингент исполнителей доступа не имеет; по этой причине научно-техническая документация лежит на полках под охраной режима секретности, но не служит формированию культуры научно-технических разработок. В науке и технике стремление секретных служб избавиться от учета и контроля над устаревшими секретами выливается не в снятие грифа и сохранение источников информации в несекретных хранилищах, что необходимо для существования преемственности поколений и научно-технических школ, а в массовое уничтожение научно-технической документации, что ведёт к утрате культуры научно-технических разработок и выливается с течением времени в хроническое научно-техническое отставание СССР. При этом уничтожаются и уникальные источники (воспроизведение которых не всегда возможно) только по той причине, что в них нет текущей необходимости.

Если анализировать информацию, связанную со всем жизненным циклом научно-технической продукции от стадии начала разработки требований к продукции до её ликвидации за ненадобностью, то всю прикладную фактологию можно разделить на следующие качественно различные категории:

·    КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, обосновывающая потребительские (технические, тактико-технические) параметры, которыми должна обладать продукция, организацию её эксплуатации и ликвидации по завершении жизненного цикла. Сокрытие её имеет смысл только до появления за рубежом аналогов того же функционального назначения с близкими или более высокими потребительскими качествами. До появления зарубежного аналога свободный доступ к информации должны иметь все те, кто руководит разработкой аналогичных перспективных образцов и организацией использования по назначению уже созданных образцов. Эти же лица должны быть вправе знакомить полностью или частично с этой информацией подчиненных им специалистов по мере возникновения необходимости. После появления зарубежных аналогов к концептуальной информации должен быть предоставлен свободный доступ всем специалистам, связанным с данной продукцией на всех этапах её жизненного цикла, поскольку только в этом случае страна может получить достаточно быстро критику прежней концепции вида или класса научно-технической продукции и генерацию новой концепции. Успех концептуальной деятельности определяется наличием «искры Божией», которую, как известно, невозможно «вручить во временное пользование в связи с назначением на должность». По этой причине вся информация, необходимая для генерации новой концепции, должна быть доступна тем, у кого есть искра Божья, вне зависимости от того, где они находятся в сложившейся структуре соподчинения профессий в общественном объединении труда. Соответственно и каждый, кто несет в себе реально секретную информацию, должен иметь возможность: во-первых, доступа к закрытым каналам информации; во-вторых, прямого, через голову начальства, обращения на те уровни иерархии системы общественного управления, на которых должно приниматься решение по критике существующей концепции и варианту новой концепции. После появления зарубежного аналога прежняя концептуальная информация (возможно за исключением отдельных фрагментов), реальной секретностью не обладает, поскольку аргументация о том, какими качествами должна обладать уже созданная продукция с близкими параметрами может различаться главным образом формой изложения. Секретить концептуальную информацию по продукции, обладающей заведомо более низкими потребительскими параметрами, вообще бессмысленно, поскольку это лучший способ законсервировать научно-техническое отставание страны на неопределенно долгое время;

·    ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ, описывающая технологические процессы обработки материи и преобразования информации в процессе создания, использования и ликвидации научно-технической продукции. Поскольку технологический процесс состоит из ряда последовательных операций, то далеко не все из них являются секретными, а только те, которые определяют заданный уровень качества продукции. Секретность должна обеспечиваться также до появления за рубежом более эффективных технологий аналогичного назначения.

При этом, если есть возможность, следует стремиться к сокрытию «изюминки» технологии по принципу бездокументного «ноу-хау» (знаю-как); неоговариваемых прямо в документации параметрах технологических сред, присадок, особенностей режимов обработки, необходимые значения которых определяются прямым заданием в каждом конкретном случае информационно связанных параметров, непосредственно не определяющих уровень технологического достижения; обеспечивать распределение «изюминки» по конструктивным особенностям технологического оборудования и т. д.

В качестве иллюстрации можно привести историко-инженерный анекдот (за достоверность излагаемых в нём событий и технологий, однако, не ручаемся). В 30‑е годы одному из уральских заводов якобы было предложено возобновить производство крупногабаритных стальных отливок. Все сбились с ног и потеряли сон, поскольку как ни меняли технологии, но устранить образование раковин не могли. НКВД в те годы было реально и мнимо обеспокоено неудачами (реальными и мнимыми) в развитии науки и техники куда больше, чем нынешние «рабочий контроль» и «госприёмка». Дело усугублялось тем, что все знали, что до революции нареканий с качеством аналогичных отливок не было.

Главный инженер решил использовать последнее средство: пошел к старому деду, ушедшему на пенсию, но когда-то работавшему на отливке таких болванок. Дед «Митрич» сказал прямо, что ничего у них и не может получиться, потому как надо отслужить молебен, как то при старом режиме и делалось. При разговорах о молебне выяснилось, что в конце его пудовая свечка опускалась в форму, и только после этого в неё заливался металл.

Эта свечка явилась общим элементом в обеих технологиях: молебне и отливке болванки. Ликвидация молебна, не являющегося частью технологического процесса металлургии и не отраженного в технологической документации, пагубно сказалась на качестве отливок. Введение в технологическую документацию загрузки в форму воскового блока позволило восстановить необходимый уровень технологической культуры. Но не расскажи об этом «Митрич», кто бы знал, чем всё это бы кончилось.

Лучшей же защитой является сам по себе высокий уровень технологической культуры и производственной дисциплины, в основе чего может лежать только высокое быстродействие и эффективность системы управления в общественном объединении труда. Это аналогично игре на скрипке: все видят как играет виртуоз, но повторить могут только виртуозы, да и то каждый по-своему, что не означает «хуже».

При рассмотрении на большом интервале времени развития оборонных и “необоронных” отраслей народного хозяйства оказывается, что “необоронные” отрасли определяют возможности “оборонных”.

“Оборонные” отрасли имеют прочные тылы, только когда технологический уровень, культура научно-технических разработок, стандарты на серийные конструкционные материалы и комплектующие в “необоронных” отраслях выше, чем в оборонных. Подавляющее большинство технологий, конструкционных материалов, комплектующих изделий могут использоваться в бытовой и оборонной технике с одинаковым успехом. Уровень развития научно-технического потенциала определяется не отдельными достижениями за гранью фантастики, а широтой использования в народном хозяйстве высококультурных технологий и уровнем серийно производимой продукции по всей номенклатуре производства, и прежде всего номенклатурой ДОСТАТОЧНОГО АССОРТИМЕНТА про­дук­ции общего пользования. При таком подходе к развитию народного хозяйства “военно-промышленный комплекс” — весьма заурядный потребитель новинок науки и техники.

После изобретения углепластиков Япония немедленно начала делать из них ручки для зонтиков и лыжные палки. США немедленно засекретили все работы, решив, что это конструкционный материал для перспективной авиации, и т.п. В итоге углепластики в качестве конструкционного авиационного материала впервые появились в японских лицензионных самолётах при их усовершенствовании. Япония является страной, где понятие “конверсия” неуместно, поскольку “оборонка” потребляет то, что уже освоено в “необоронке”, “необоронка” же поддерживается на достаточно высоком технико-технологическом уровне.

Поэтому использование технологий в “оборонке” не является основанием для их засекречивания и неиспользования в остальном народном хозяйстве. Любая технология, конструкционные материалы, комплектующие изделия должны разрабатываться в расчете на как можно более широкое внедрение, но обязательно с учетом необходимости защиты от несанкционированного воспроизведения даже “открытой” технологии, обеспечивающей новый уровень качества продукции. То есть попытка воспроизвести технологический процесс без обращения за помощью к представительствам некоего государственного банка технологической информации с достаточно высокой статистической предопределенностью должна заканчиваться невозможностью получения продукции необходимого уровня качества;

·    ХАРАКТЕРИСТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ, содержащая качественные параметры научно-технической продукции. Она представляет собой основной объём мнимосекретной информации. В большинстве случаев массогабаритные, динамические характеристики, уровни и спектры физических полей с достаточной для практических потребностей точностью могут быть получены на основе косвенных признаков, данных технических средств разведки и потому в защите нуждаются только те параметры, в которых реально достигнут выигрыш. Дабы не нервировать противника, целесообразно в документации общего пользования давать эти параметры на уровне не выше того, до которого может догадаться противник самостоятельно; а в период развертывания таких систем целесообразно устанавливать на них устройства, позволяющие дезинформировать противника о реальном уровне их технических характеристик, сохраняя их до исчерпания необходимости в дезинформации. Этот же принцип целесообразно использовать и для защиты ЭКСПЛУАТАЦИОННОЙ ИНФОРМАЦИИ и ЛИКВИДАЦИОННОЙ, описывающей процесс ликвидации научно-технической продукции и утилизацию её составляющих.

Общий принцип защиты технологической характеристической и эксплуатационной прикладной фактологии должен исходить из того, что секретно только то, что позволяет повторить технологический, характеристический или эксплуатационный результат несанкционированно.

Лучшая защита — «ноу-хау», организованное агрегатно или косвенно (прямым заданием характеристик, информационно связанных с защищаемыми). Материалы фундаментальных исследований, содержащие их основные результаты, не обладают реальной секретностью в силу открытости для изучения всеми странами законов природы, за исключением отдельных «ноу-хау» технологий экспериментов. В фундаментальных работах, как правило, мнимая секретность.

По этой причине, в защите нуждаются только систематизированные результаты больших экспериментальных работ, методики (т.е. технология) экспериментов и обработки экспериментальных данных. При этом систематизированные результаты нуждаются не столько в ограничении доступа к ним заинтересованных специалистов, сколько в защите от несанкционированного копирования в объеме, позволяющем восстановить информацию эксперимента во всей полноте. Цель защиты в данном случае — заставить потратиться на эксперимент того, кто захочет несанкционированно получить весь объём экспериментальной информации.

Реальная секретность возникает в процессе трансформации результатов фундаментальных исследований в прикладную фактологию отраслей общественного объединения труда. Поэтому, с точки зрения теории управления, информационная безопасность имеет ещё один аспект. Степень реальной секретности прикладной фактологии обеих конкурирующих сторон падает по мере роста разрыва в быстродействии и качестве их систем управления, и по мере роста разрыва в уровне технологической культуры в общественном объединении труда. Отстающий конкурент, даже имея информацию, не в состоянии организовать её использование до того, как она устареет. По этой причине конкурент, обладающий преимуществом, должен иметь минимум секретов, дабы не упало быстродействие его собственной системы управления. Информация же отстающего конкурента, за редким исключением, для вырвавшегося вперед реального интереса не представляет, но пребывание её под грифами секретности ведёт только к сохранению отставания. Поэтому максимум реальной секретности имеет место только при близких характеристиках быстродействия и уровня качества систем управления конкурентов и близком уровне развития технологической культуры. Обеспечение высокого быстродействия и качества управления при концептуальной самостоятельности — цель более высокого приоритета, чем закрытие прикладной фактологии, поскольку это позволяет обеспечить безопасность устойчивого общественного развития.

Обеспечение информационной безопасности в смысле устойчивого течения процесса управления объектом (самоуправления объекта) в условиях целенаправленных сторонних или внутренних попыток вывести управляемый объект из предписанного режима — общественный процесс, гораздо более широкий, чем закрытие доступа к той или иной прикладной фактологии. Поэтому для её успешного осуществления необходимо выявление факторов, нарушающих информационную безопасность. Если первым приоритетом в векторе целей управления обществом стоит размывание толпо-“элитарной” социальной организации, то источником такой опасности являются социальные группы, занятые прежде всего в сфере обработки информации, являющиеся по своему образу мыслей толпарями и обладающие осознанием своей сопринадлежности к какой-нибудь из социальных “элит”. К сожалению, подавляющее большинство советской “интеллигенции” по своему мировоззрению являются толпарями, хотя и благонамеренными. Достаточно большая её часть, осознавая свою информированность в ряде узкоспециальных вопросов, обладает и “элитарным” сознанием.

Из 1000 евреев 700 имеют высшее образование; 44% кандидатов и докторов наук в СССР — евреи; академии наук также заполнены выходцами из иудейских кругов и их родственниками гораздо более, чем прочими. Евреев в СССР 0,69 % официально; примерно столько же, сколько советских немцев, однако только евреи в науке и иных сферах обработки информации представлены на порядок, на два большей долей, чем в общем составе населения страны. Эта внешняя, формальная сторона проявляется в нашей интеллигенции как жидовосхищение. А калейдоскопическое мировоззрение интеллигенции отказывается привести к согласию с формой содержание — научно-техническое отставание СССР, которое усугублялось по мере сионизации науки. Со ссылкой на авторитет Торы или дарвинизма, все жидовосхищенные (и евреи, и гои) осознают еврейство в качестве интеллектуальной “элиты” человечества. Еврейство же в целом ведёт себя как ГЛОБАЛЬНАЯ расистская “элита”, не признающая государственных и национальных интересов, хотя за годы Советской власти на уровне сознания сионо-интернацизм евреями в СССР в значительной степени утрачен и большинство из них предпочли бы спокойно жить и добросовестно работать там, где они родились и выросли. Но объективно информационная безопасность многонационального общества СССР должна обеспечиваться именно по отношению к псевдонации, мировому еврейству в целом, и антинациональным сионо-масонским структурам, проникающим во все национальные общества.

Опыт последних сорока лет советской системы режима секретности демонстрирует невозможность обеспечить информационную безопасность только закрытием информации и официальным ограничением допуска евреев к источникам информации и реальными и мнимыми ограничениями на получение ими образования и занятие определенных должностей. Мафия легко обходит официальные запреты государственных структур, если эти запреты не опираются на широкую общественную поддержку, а общество не выделяет в своем мировоззрении мафию, против которой направлены запреты, как антисоциальное явление. В таких условиях мафия находит, как минимум, молчаливую поддержку в обществе, а как максимум — прямое открытое содействие общества себе и порицание действий государственных структур.

Но и общественная поддержка государственной политики пресечения действий любой мафии, в том числе и псевдоэтнической иудейской, не гарантирует информационной безопасности общества. Самый яркий показательный пример — история Германии с 1930 по 1945 гг. Даже если оставить в стороне очевидное злонравие творцов геноцида, то вывод может быть только один: политика исключительно ограничений, даже в её жесточайшей форме геноцида, при значительной активности общественной поддержки, неспособна обеспечить информационную безопасность. Лидеры третьего рейха изначально были подконтрольны высшему надгосударственному сионо-масонству, и Германия стала разменной фигурой глобальной стратегии центра управления Евро-Американского конгломерата. Кому злонравие геноцида не очевидно, тому всё равно не отмахнуться от вывода о неэффективности политики исключительно ограничений для обеспечения информационной безопасности общества, хотя геноцид — предельно жесткая форма ограничений; с точки зрения теории управления — это очень сильный маневр, но неэффективный при его рассмотрении во вложенности в низкочастотные социальные процессы. Если же идти от низкочастотных процессов и высших приоритетов средств управления, то он даже не никчемный, а паразитный, поскольку требует затрат ресурсов системы на достижение ложных мнимодостижимых целей.

Если рассматривать процесс управления одним и тем же регионом суперсистемы двумя и более концептуально самостоятельными центрами управления, осуществляющими полную функцию управления по различным концепциям, то информационная безопасность проявляется как способность одного из центров перевести регион суперсистемы в необходимое ему состояние вне зависимости от того, отвечает это состояние вектору целей любого иного конкурирующего центра управления или нет.

При взгляде извне на этот процесс конкуренции хотя бы двух центров каждый из них объективно осуществляет следующие функции:

·    информационное обеспечение деятельности подконтрольных ему элементных ресурсов суперсистемы адресным и циркулярным безадресным доведением до них информации;

·    сокрытие информации от конкурирующего центра;

·    внедрение своей информации в контуры управления конкурирующего центра циркулярно или через взаимную вложенность структур (осознаваемую и не осознаваемую самими центрами);

·    откачку информации из чужих контуров управления.

При взгляде на процесс с позиций интеллекта, сопряженного с каким-либо фрагментом (или элементом) региона суперсистемы, имеется автоидентифицированный субъективный вектор целей, являющийся отображением объективного вектора целей, который обладает некоторой глубиной идентичности и некоторой дефективностью по отношению к объективному.

Поэтому, если с точки зрения центров управления, конкуренция между ними идёт за контроль над элементными ресурсами региона суперсистемы, то с точки зрения интеллекта, сопряженного с фрагментом в регионе суперсистемы и ограниченного автоидентифицированным вектором целей, эта конкуренция может быть вообще не видна, а виден только процесс удовлетворения информационных потребностей фрагмента в соответствии с автоидентифицированным вектором целей. Информация, соответствующая не идентифицированным фрагментам объективного вектора целей, воспринимается либо как помеха, либо как фон, либо протекает по неконтролируемым уровням организации фрагмента и вообще не воспринимается сопряженным с ним интеллектом.

При взгляде на информационное обслуживание фрагмента региона суперсистемы с точки зрения одного из центров управления, борющегося за контроль над регионом, все ранее перечисленные его информационные функции являются системой парных отношений: «центр — регион суперсистемы»; «центр — конкуренты-управленцы»; «регион суперсистемы — конкуренты-управленцы».

Поэтому:

·    СОКРЫТИЕ ИНФОРМАЦИИ от центров конкурентов всегда в то же самое время и сокрытие информации от какой-то части своей собственной периферии и равно предоставление центру-конкуренту возможности обеспечить вашу собственную периферию информацией того же характера. Если эта информация отвечает субъективному автоидентифицированному вектору целей вашей собственной периферии, то статистически предопределено обращение за этой информацией со стороны периферии либо к вам, либо к вашим конкурентам. Периферия предпочтет источник, обладающий более высоким быстродействием при достаточном для её потребностей качестве информации. Это эквивалентно созданию вами же статистической предопределенности передачи управления вашему же конкуренту.

 

*        *        *

В советской истории наиболее ярким примером такого рода является история “закрытого” доклада на XX съезде «Н.С.Хрущева», подготовленного П.Н.Поспеловым и КО. В течение полугода после выступления Хрущева указанный доклад был опубликован в США, а в СССР его скрывали от народа около 30 лет. Столь быстрый срок утечки информации означает, что либо кто-то из делегатов присутствовал на закрытом заседании с диктофоном, либо предательство имело место в самом аппарате ЦК. Но США была предоставлена реальная возможность излагать советским людям, “как было дело” при полном молчании советского руководства или произнесении им вздора.

И нынешние “закрытые” заседания съездов и сессий Советов[31] — закрытые от народа, но не от ЦРУ, подкармливающего межрегионалов и прочие псевдодемократические силы.

*                 *
*

·    ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ своей периферии всегда создаёт статистическую предопределенность утечки информации к центрам-конкурентам главным образом через неконтролируемые вами уровни организации региона, фрагментов и элементов суперсистемы.

·    ЦИРКУЛЯРНОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ выступает в данном процессе в качестве обобщенного оружия и обобщенного средства управления одновременно, как по отношению к конкурирующим с вами центрам управления, так и по отношению к контролируемой вами своей периферии. Поэтому ваше циркулярное распространение информации должно быть подчинено целям: концентрации управления вашим собственным центром; потере управления конкурентами по целям, не совпадающим с вашими; защита от циркулярной информации конкурентов здесь учтена в концентрации управления, поскольку без защиты концентрация невозможна.

·    ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ центром управления по каналам обратных связей и циркулярной всегда создаёт статистическую предопределенность к утрате концептуальной самостоятельности, поскольку в этих информационных потоках всегда присутствует составляющая, отражающая попытки конкурентов перехватить управление на концептуальной стадии процесса управления. Эти попытки могут быть успешными в случае вторжения такой информации через неконтролируемые и не выявленные вами уровни организации региона суперсистемы и вашей собственной системы управления и при более высокой степени обеспечения информационной безопасности у центров конкурентов.

·    ОСОБУЮ РОЛЬ в процессе управления регионом суперсистемы играет распространение информации, на основе которой формируются вектора целей (объективные и субъективные) во фрагментах и элементах суперсистемы.

Характер противника предопределяет и характер обеспечения безопасности в отношении противника. В условиях современной исторической действительности СССР глобальный характер экспансии сионистского интернацизма — на первый взгляд — предполагает создание ответной системы элитаризма, ещё более жесткой и изощренной, чем сам сионо-интернацизм, ибо в противном случае “элита” немедленно «продастся жидам». Но этот путь и нереален, поскольку не найдет поддержки в мировоззрении народов страны; и нецелесообразен, поскольку может только усугубить кризис управления в глобальной многорегиональной цивилизации со всеми вытекающими из него катастрофическими последствиями. По этой причине единственно возможный и целесообразный путь — построение устойчивой системы информационной безопасности размывания толпо-“элитаризма”.

Анализ отношений центра управления с центрами конкурентами и оппонентами, а также и с регионами суперсистемы показывает, что вся информация, которой он обладает, распределяется по следующим категориям:

·    подлежащая циркулярному распространению в обязательном порядке;

·    информация свободного доступа;

·    подлежащая раскрытию по получении запроса о ней;

·    подлежащая распространению в директивно-адресном (т. е. закрытом) порядке.

Но эта же информация принадлежит и иному объединению по категориям: общесоциальная — необходимая всем в данной организации жизни общества; служебная — необходимая только при исполнении функциональных обязанностей в общественном объединении труда в структурах государства и мафий и вне структур.

Характер антагонизма векторов целей в отношении толпо-“элитаризма” межрегионального центра управления Евро-Американского конгломерата и центров управления регионов с блочной организацией, позволяет обеспечить более высокий уровень информационной безопасности блоков, поскольку блочная организация управления заинтересована в большой глубине идентичности векторов целей в блоке, что предполагает открытость информации, на основе которой формируются все вектора целей. Межрегионалы заинтересованы в сокрытии именно этой информации, предпочитая формирование векторов целей в обход контроля сознания и предоставление толпо-“элитарному” обществу уже готовых векторов целей и концепций их достижения, освященных “авторитетом” “элитарных” толпарей.

Поэтому блок объективно заинтересован в распространении методологической информации таким образом, чтобы было невозможно избежать ни знакомства с нею, ни понимания её роли в глобальном историческом процессе. Распространение этой информации по отношению к самому блоку является обобщенным средством управления первого приоритета, по отношению к межрегиональному конгломерату и его периферии в блоке является обобщенным оружием первого приоритета; по отношению к другим блокам ведёт к установлению взаимопонимания, поскольку высший уровень взаимопонимания — когда понятна чужая система стереотипов распознавания явлений внешнего и внутреннего миров, т.е. методологическая, формирующая систему фактологических стереотипов.

Господство толпо-“элитаризма” основано на навязывании искалеченной методологии и замены концепции глобального и национальных исторических процессов злоумышленно ложными мифами. По этой причине блок заинтересован в распространении концептуальной информации об эволюционном процессе биосферы Земли и вложенности в него глобального исторического процесса и частных социальных процессов.

Владение методологией и осознание взаимной вложенности указанных процессов — мировоззренческая основа для концептуальной деятельности члена общества в его личных частных вопросах, позволяющая формировать частные вектора целей в их согласии с более общими и обеспечивать соответствие частных концепций более общим.

Распространение этой информации, охватывающей второй и третий приоритеты, также является обобщенным средством управ­ления по отношению к блоку; обобщенным оружием по отношению к конгломерату и его периферии в блоке; средством согласования концепций глобального уровня значимости и ответственности разных концептуально самостоятельных блоков.

Практически вся культура Евро-Американского конгломерата построена на обращении к тем или иным эпизодам Библии. Все мастера искусства прошлого отдали ей “своё” должное, в результате чего в искусстве мы имеем фрагментарный калейдоскоп, сверкающий святостью и благодатью, в то время как в реальной жизни имеем омерзительный глобальный кризис культуры евро-библейского типа. С появлением кинематографа и телевидения от показа фрагментарного библейского калейдоскопа Евро-Американская цивилизация перешла к интерпретации библейского калейдоскопа в качестве “Библии-процесса”. Но суть от этого не изменилась: на экране — благодать и святость, в жизни — похабень и гадость. Основой такой интерпретации является фрагментарная документальность — общее явление в кинематографии и телевидении, — когда документальной информацией иллюстрируются объективно не существующие процессы, либо статистически малозначимые процессы раздуваются до непомерной значимости. Библия — калейдоскоп, а не процесс. Интерпретация её в процесс — дело техники. Поэтому обществу, прежде всего советскому, должен быть ОТКРЫТО и ПРЯМО показан процесс, как из Библии-калейдоскопа в реальную жизнь лезла эта гадость и похабень и вытесняла благодать и святость из реальной жизни в искусство. Мультфильму “Суперкнига” должен быть противопоставлен объемлющий его, другой “мультфильм”, который показал бы, как это библейское “добро” обратилось великим житейским злом.

Бояться распространения этой информации можно только по причине жидовосхищения. Концепция глобального исторического процесса с раскрытием роли Библии, вероучений и религий[32], жречества и знахарства, сионо-масонства в процессах управления в евро-американской цивилизации — концептуальная основа информационной безопасности. Только циркулярное распространение этой информации позволяет вытеснить “еврейский вопрос” из сферы буйства страстей и рек крови в сферу осознанных целесообразных отношений людей разного исторического происхождения. Тем евреям, кто свободен от сионо-интернацизма, это даст возможность наконец обрести Родину, которая защищает их, которую защитят и они; те же — и не только евреи по происхождению[33], — кто не сможет освободиться от сионо-интернацизма или ответного ему жидовосхищения, будет действовать в существенно затрудненных условиях.

Распространение этой информации в СССР позволит резко сократить численность кадровой базы глобальной сионо-масонской нацистской мафии без какого-либо геноцида и массовых репрессий и отсечь основную часть ныне действующей системной периферии мафии от её межрегионального руководства. Это объясняется тем, что фактология бывает двух видов: 1) эпизоды в процессах; 2) концепции взаимной вложенности процессов, охватывающие большой интервал времени. Эпизоды процессов не служат цели логического доказательства концепций, а только иллюстрируют процессы внутри концепции, за восприятие которых отвечает процессное (образное) мышление. Понимание этого сидит у каждого в бессознательном, поэтому излагаемое здесь можно опровергнуть ЧАСТИЧНО только в границах более обширной концепции взаимной вложенности процессов, которая бы вскрыла и разрешила не осознаваемые нами несуразности в этой концепции и объяснила бы то, что не объясняет эта концепция. Подавляющее же большинство сионо-масонской периферии в настоящее время к такому способу борьбы с данной концепцией мировоззренчески не готово, поэтому ей остается либо впасть в истерику и проявить себя, либо отойти от межрегионалов и подчиниться более сильной и жизнеспособной концепции. Пока же сионо-интернацизм опасен именно потому, что по существу своему неведом подавляющему большинству евреев и гоев на уровне их сознания.

Распространение этой же информации в странах конгломерата усилит позиции общественных сил, осознающих современный кризис евро-американской цивилизации, после чего сионо-интернацизм в них будет занят больше внутренними проблемами конгломерата, а не глобальной политикой. Радио, спутниковое телевидение, компьютерные сети и та “свобода” информации, за которую так ратовали последние сорок лет страны конгломерата, создают хорошую основу — техническую, социальную и мировоззренческую — для такого рода политики в отношении них. Они сами будут обеспокоены проблематикой ограничения распространения концептуально чуждой информации и проявят своё истинное лицемерие в вопросах свобод граждан.

*        *        *

Вставка 1998 г.

Иллюстрацией этого служит статья в газете “Невское время” от 29.11.96 “Интернет как оружие ультраправых”, которая в своей основе имеет публикацию в журнале “Итоги”. В ней сообщается:

«По каналам Интернет среди американских подписчиков системы распространяются антиправительственные и антисемитские воззвания, активно ведется вербовка сочувствующих, утверждается в докладе Лиги борьбы с диффамацией[34]. <…> Достаточно связаться с электронной ячейкой Интернет под названием “Объе­динённые арийские нации”, и в распоряжении пользователя будут сотни телефонных номеров расистских и неофашистских партий, движений, фронтов, “милиций” <…> Среди активистов ультраправых организаций немало студентов — в том числе и так называемых хакеров, талантливых компьютерных хулиганов, которым удается распространять свои прокламации по Интернет, используя чужие телефонные счета. В Мэрилэндском университете, как сообщает газета “Вашингтон пост”, специально созданная комиссия несколько месяцев безуспешно разыскивала расиста-злоумышленника, узурпировавшего компьютерный адрес почтенного учебного заведения. <…> Сегодня “ультра” получают возможность бесплатно распространять по сети компьютерные версии книг, издание которых типографским способом запрещено. Как заявил в воскресенье журналистам активист “Белого арийского сопротивления” Том Мецгер, Интернет является “главным оружием” в арсенале его движения. По убеждению его сторонников информационная революция 90‑х годов должна вызвать и другую “белую” революцию[35]. Как заметил в интервью “Вашин­г­тон пост” лос-анжелесский раввин[36] Абрахам Купер, электронная сеть “становится главным полем битвы с распространителями расистской нетерпимости и ненависти[37]”».

Анализ показывает, что можно воспитать в своём обществе культуру обращения с прикладной информацией, построить соответствующее законодательство и свести тем самым ущерб от утечки информации к минимуму, не нарушающему устойчивости процесса управления в своей системе.

От внедрения же информации защититься гораздо сложнее. Дело в том, что внедрение информации во многом аналогично первому совокуплению: после него возможно сделать аборт и выскоблить матку, девственную плеву возможно “заштопать”, но “штопанных” сексуально наивных девственниц всё же не бывает… Так же обстоит дело и в проблематике информационной безопасности: единожды внедренная в общество информация не может быть из него вычищена, но может быть только многократно переосмыслена. При этом новое осмысление хорошо известных, или ставших доступными сведений, прежде таимых сведений, может сделать невозможным управление по ранее проводившейся в жизнь концепции.

Лос-анжелесского “политработника” от Торы и Талмуда волнует именно эта сторона проблемы.

*                 *
*

Сказанное касается и объединенной Германии, в которой вряд ли кто представляет, что такое социализм и чем он отличается от капитализма, но все её внутренние проблемы будут в ближайшие 20 лет связаны с последствиями развития бывшей ГДР в направлении реального социализма.

Поскольку СССР обладает самым большим опытом переходного периода, то в интересах народов СССР целесообразно ознакомление руководства Германии и её социологической науки с настоящим материалом в полном объеме. Это может упростить обстановку в Германии и обеспечить более высокий уровень понимания общих интересов народами СССР и Германии.

Соответственно блок должен обеспечивать циркулярное распространение методологической и общесоциологической концептуальной информации. Концептуальная информация частных отраслей общественного объединения труда должна быть свободно доступна за исключением случаев, оговоренных ранее. Открытость в блоке этой информации делает весьма затруднительным вмешательство конгломерата в контуры управления блока на уровне первого, второго и отчасти третьего приоритетов обобщенного оружия и средств управления.

Процесс изменения господствующего мировоззрения довольно длительный, а обеспечение информационной безопасности по отношению к сионо-масонству требует поддержки также и политикой ограничений. Но недопустимо начинать эту политику ранее, чем начнется и будет поддержана народом политика циркулярного распространения информации методологического и концептуального характера.

Ограничения не должны следовать далее:

·    установления процентной нормы на получение высшего и среднего специального образования и на занятие постов общегосударственного и общеотраслевого уровня ответственности для лиц еврейского и смешанного происхождения и находящихся и бывших в браке с таковыми. С точки зрения сионо-интернацизма и порожденных им антисоциальных мировоззренческих систем это является ущемлением прав личности по признаку происхождения. Но реально это является ВОССТАНОВЛЕНИЕМ прав многонационального общества по отношению к социальной базе глобальной псевдонациональной мафии. Процентная норма должна быть установлена на уровне доли населения этой категории в общем составе населения страны. В этом случае в статистическом смысле она не ущемляет прав еврейского населения страны в целом, но создаёт условия для активизации борьбы за социальную справедливость в общечеловеческом смысле в случае попыток мафии манипулировать кадрами в пределах этой процентной нормы. В противном случае все обиды, реальные и мнимые, на несправедливость, мафия будет удовлетворять за счёт нееврейского окружения;

·    немедленного отстранения от работ в отраслях общественного объединения труда, системы народного образования, здравоохранения, средств массовой информации и зрелищных искусств, непосредственных приложений науки и техники к разработке продукции в целом общегосударственного, общеотраслевого назначения, военной техники, систем стандартов, коммуникаций и т. п.) лиц еврейского, смешанного происхождения и находящихся с ними в родственных связях в случае невозвращения в СССР из поездок за границу их родственников, происходящих от общих дедов и бабок, вне зависимости от личных достижений отстраняемого в той или иной области деятельности с обязательной переквалификацией. Это же касается и отстранения от постов в сфере управления общегосударственной и общеотраслевой ответственности;

·    изъятия из компетенции таких лиц вопросов кадровой политики;

·    поддержания численности таких лиц в штате предприятий общегосударственной значимости (средствах массовой информации прежде всего) в пределах их доли в общем составе населения страны, а на прочих предприятиях (объединениях малых предприятий сходного профиля) в пределах численности населения в регионах. Существующие диспропорции не должны устраняться силовым давлением администрации, что явилось бы несправедливостью по отношению к большинству добросовестно работающих и вызвало бы рост социальной напряженности; эти диспропорции должны устраниться сами в естественном процессе смены поколений активно участвующих в общественном объединении труда.

Но все мероприятия такого рода, ЕСЛИ В НИХ БУДЕТ СОХРАНЯТЬСЯ НЕОБХОДИМОСТЬ, должны осуществляться не раньше, чем будет очевидна поддержка в народе (а не в “эли­тар­ной” интеллигенции) политики распространения методологической и концептуальной информации.

Проведение такой политики не является нарушением подлинной демократии, поскольку распространение методологической и концептуальной информации ведёт к росту культуры мышления в обществе и расширению социальной базы исходного из видов внутриобщественной власти — концептуальной. Открытость этой информации и принцип самовластия концептуальной власти позволяет и человеку, лично стесненному в правах по этим формальным причинам (и возможно, напрасно стесненному в правах), участвовать в концептуальной деятельности любого уровня ответственности.

Информационным преступлением по отношению к блоку и объективно работой на межрегионалов является препятствование публикации методологической и концептуальной информации, критикующей ранее известные методологии и концепции с позиций более общих методологий и концепций, вне зависимости от благих намерений, полагаемых в основу оправдания своего препятствования. Признак качественной новизны концепций и методологий — не формальный, а содержательный. По этой причине юридическое преследование за это преступление затруднено даже в случае введения такой статьи в уголовный кодекс. Но это не означает, что преступление должно оставаться безнаказанным. Воздаяние может быть высоконравственным, но быть в то же время антизаконным, чему много примеров в народной песне (“Кудеяр”, “Двенадцать разбойников”) и эпосе (отношения Ильи Муромца и князя Владимира).

И таким образом, вся методологическая и практически вся концептуальная информация в системе информационной безопасности блока признается ОБЩЕСОЦИАЛЬНОЙ, в то время как в системе информационной безопасности межрегионального конгломерата вся эта информация признается СЛУЖЕБНОЙ информацией генералитета “элитарной” мафии. В этом потенциальная основа более высокого запаса устойчивости управления по полной функции, т.е. лучшей информационной безопасности блока по сравнению с межрегиональным конгломератом. Причина японского “чуда” именно в этом, а не в том, что американцы продиктовали Японии конституцию по завершении войны, как излагает В.Я.Цветов[38] по своему непониманию или вероломному расчету на непонимание телезрителей. Другое дело, как осуществляется эта информационная безопасность концептуальной самостоятельности управления.

Вся фактологическая информация также разделяется на общесоциальную и служебную. В составе общесоциальной фактологии подлежит циркулярному распространению по крайней мере следующая:

·    “еврейский вопрос” и вся система с ним связанных социальных отношений принадлежат не сфере национальных отношений, а сфере отношений национальных обществ и международной мафии;

·    “антисемитизм” и контрсионизм — вторичные общественные явления в силу первичности сионо-интернацизма Библии и Талмуда. Формой их проявления может быть и религиозное мракобесие, и строгая наука, в зависимости от того, выступает сионо-интернацизм, их вызвавший к жизни, в форме религиозного или псевдонаучного мракобесия;

·    преступным является сокрытие преступлений, вызванных к жизни сионо-интернацизмом как в прошлой истории, так и в современности;

·    участие евреев и жидовствующих в антисоциальных и антигосударственных действиях;

·    критика сионо-интернацизма деятелями национальных культур прошлого;

·    наличие еврейских предков до прадедов включительно, особенно из числа раввинов у известных исторических личностей прошлого и современности;

·    воспитание гувернерами-иностранцами, получение образования в Швейцарии, длительная жизнь в ней, ближайший круг общения деятелей прошлого и современности;

·    наличие родственников-евреев и известных в прошлых поколениях как масоны, открытые антипатриоты, у современных общественных и научных деятелей общегосударственного уровня ответственности или претендующих на занятие таких должностей в сфере управления, науке, технике и средствах массовой информации и зрелищных искусств. Если сионо-интернацизм (или антинационализм в других формах) в их деятельности никак не проявлялся и не проявляется, то всё это ни один ответственный за судьбы общества человек никогда не поставит в вину другому ни всерьез, ни в шутку; но если в деятельности человека проявляется высокая статистическая предопределенность ошибочных решений, то эти формальные, несодержательные признаки позволят быстрее выявить источники и каналы чуждого интересам народов страны концептуального влияния, если такое имеет место.

Точно так же должны быть известны обществу по печати и все родственники и школьно-вузовские друзья, занятые в сфере управления, на ключевых постах науки и техники, производства в каждом регионе и стране в целом, дабы в случае нарастания тенденций к потере качества управления было легко выявлять клановые системы разного рода антиобщественных мафий;

·    отчетная информация Госкомстата и его региональных отделений;

·    экологическая информация.

Сокрытие и искажение этой информации преступно по отношению к блоку.

Вторую категорию составляет прикладная фактология служебного характера. Именно эта информация всегда являлась предметом интересов всех разведок и пользовалась особой заботой контрразведок. Прогресс всех отраслей науки и техники требует, чтобы специалист имел свободный доступ к как можно большему числу источников. Требование предотвращения утечек информации в существующей системе режима секретности сокращает объём быстродоступной информации до состояния информационного голода, что и вызывает бесконтрольную циркуляцию информации в системе “секретности” личного доверия.

Выход из этой ситуации может быть только один: воспитание культуры обращения с информацией при исполнении служебных обязанностей и вне службы при изменении порядка допуска к закрытым источникам. Основной объём информации должен при этом принадлежать к следующим категориям информации:

·    свободного доступа, циркуляция которой не контролируется и которая распространяется отраслевыми и ведомственными средствами информации для всех заинтересованных специалистов;

·    подлежащей раскрытию каждому специалисту, имеющему допуск соответствующей категории секретности и тематической категории с фиксацией службой режима факта обращения к информации.

Это устранит основную причину бесконтрольной циркуляции информации, когда специалисты систематически обращаются друг к другу с просьбой взять для них лично тот или иной источник в обход внесения начальством их фамилий в списки допущенных к конкретным источникам. На это смотрят все сквозь пальцы: достаточно высокому начальству некогда вписывать каждого, кому нужен источник, в разрешительную карточку источника. Передача и&