Фонд поддержки альтернативных Концепций Жизнеустройства Жизнеобеспечения и Природосбережения

ТВОЙ СТРОЙ

 

МировоззрениеХронологияСозидание

ТС-ТВ

ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР

Мёртвая вода

От “социологии” к жизнеречению

Часть I
Историко-философский
очерк

Китеж
Державный град России
2004

Страница, зарезервированная для  выходных типографских данных.© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, изходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объёме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Изпользующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

 


 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

 Предисловие к настоящему изданию.................................................................

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ.........................................................................................

ВВЕДЕНИЕ..............................................................................................................

I. ГЛОБАЛЬНЫЙ  ИСТОРИЧЕСКИЙ   ПРОЦЕСС КАК  ЧАСТНЫЙ  ПРОЦЕСС В  ГЛОБАЛЬНОМ ЭВОЛЮЦИОННОМ  ПРОЦЕССЕ  БИОСФЕРЫ...................................

II. ГЛОБАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС......................................

III. ДОСТАТОЧНО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ.............................

3.1. Достаточно общая теория управления: 
зачем это надо?.........................................................................................

3.2. Категории  достаточно общей теории управления.....................

3.3. Устойчивость  в смысле предсказуемости.....................................

3.4. Прогностика, пророчества  и осуществление  единственного варианта будущего  

3.5. Управление: качество и оптимальность.........................................

3.6. Замкнутые системы...............................................................................

3.7. Структурный и безструктурный способы управления...............

3.8. Устойчивость управления...................................................................

3.9. Схемы управления................................................................................

3.10. Полная функция управления,
интеллект (индивидуальный и соборный)......................................

3.11. Манёвры и балансировочные режимы,
принципы сопоставления  и выявления подобия..........................

3.12. Манёвры и теория катастроф..........................................................

3.13. Процессы в суперсистемах:  возможности течения..................

3.13.1. Понятие о суперсистемах......................................................

3.13.2. Освоение потенциала развития...........................................

3.13.3. Автосинхронизация процессов 
в суперсистемах.......................................................................

3.13.4. Соборный интеллект в суперсистемах..............................

3.13.5. Внутренние конфликты управления 
в суперсистеме..........................................................................

3.13.6. Принцип дополнительности информации  и концептуально неопределённое управление  как особый вид конфликта управлений....................................................

3.13.7. Возстановление управления суперсистемой  как единым целым       

3.13.8. Взаимно вложенные суперсистемы 
с виртуальной структурой...................................................

3.14. Вхождение в управление..................................................................

IV. УПРАВЛЕНИЕ В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

V. РОССИЯ (СССР) В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

VI. ЕВРО-АМЕРИКАНСКИЙ КОНГЛОМЕРАТ И БЛОКИ В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ  ПРОЦЕССЕ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ..........................................................................

VII. «ПАССИОНАРНОСТЬ»:  БИОЛОГИЯ И ДРУГИЕ ВЗАИМОВЛОЖЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ 

VIII. ЧТО СТАЛО ЯСНО ПОЗДНЕЕ..............................................................

Богословие Русской цивилизации (дополнение 2000 г.)....................

Предисловие к настоящему изданию

“Мёртвая вода” была сформирована в феврале — июне 1991 г. как «выжимка» (дайджест) из наших предшествовавших рабочих материалов, названных “Разгерме­ти­зация”[1]. При её написании ставилась цель не допустить разрушения СССР и сопутствующих этому бедствий, в предположении и надежде, что правящая партийно-госу­дарственная и научная “элита” одумается или убоится, и найдёт в себе силы и мужество, чтобы изменить направленность и концепцию реформ в нашей стране. Эта цель не была достигнута. И только после государственного краха СССР, уже в 1992 г., “Мёртвая вода” была издана тиражом 10000 экз.

Многие её читатели не знают реальной истории появления этой работы и потому говорят, что “Мёртвая вода” написана по-хамски грубым языком, без какого-либо уважительного отношения к читателю. Но изначально работа, ставшая общедоступной книгой, была адресована вовсе не широкому читателю, а руководству Института США и Канады АН СССР, “интеллектуальные” лидеры которого преуспевали в формировании мнений высшего чиновничества СССР по вопросам дальнейшей направленности внутренней и внешней политики партии и государства во всех отраслях деятельности. И они несут прямую вину и ответственны за государственный крах СССР и последующие общественные бедствия.

Изначально “Мёртвая вода” представляла собой так называемую «независимую экспертизу»[2] отчёта по теме научно-изследова­тель­ской работы “Разработка концепции стратегической стабильности и динамики развития сценариев возможного взаимодействия при условии сохранения паритета перспективных стратегий мировых держав на период до 2005 года”[3], выполненной в Институте США и Канады АН СССР в 1990 г. (Техническое задание на эту НИР подписал тогдашний зам. директора этого института А.Кокошин, в последствие замминистра обороны России). Соответственно адресату было избрано и название вовсе не книги, а экспертного анализа одного из отчётов названного института: “Как в а м реорганизовать Бнай-Брит” (Ор­га­низационная платформа КПСС), в котором объигрывалось созвучие с работой В.И.Ленина “Как нам реорганизовать Рабкрин”. Тираж брошюры этого экспертного анализа составил 5 машинописных экземпляров, с которых было снято ещё несколько экземпляров ксерокопий.

Это была попытка вклиниться между “элитарным” аппаратом упра­в­ления СССР и действительными заправилами библейской цивилизации (глобальным предиктором), дабы отсечь каналы управления со стороны предиктора и без катастроф войти в преображение псевдосоциализма в нормальное человечное общество справедливости. Она не увенчалась ус­пе­хом, поскольку одни не вняли, а другие к тому времени уже «сделали ставки» в глобальной “игре” и не отказались от них.

Эта экспертиза была издана после государственного краха СССР в цензурно-идеологической неразберихе 1992 г. В издании 1992 г. первоначальное название, обращённое к определённому адресату, было заменено характеристикой самой работы из последней фразы её послесловия (в тогдашней третьей брошюре). В таком виде “Мёртвая вода” стала доступна широкой читательской среде. То, что она издана как книга, и стала в принципе общедоступной — следствие краха прежней государственности и разрушения СССР, в результате чего был опубликован материал, который при сохранении прежней государственности или некатастрофическом ходе общественных преобразований обречен был затеряться в архивах ЦК КПСС, государственных спецслужб и “Спецкон­т­роля за Спецнадзором”.

По своему типу психики “элита” — невольники, самодовольные спесивые рабы. Невольник реагирует изключительно на хозяйский командный окрик; как разбудить в нём достоинство человека? и сохранилось ли в нём вообще то, что следует будить? — это вопросы, на которые мы не знаем ответа иного, кроме: невольник сам должен вспомнить, что он изначально — свободный человек и должен вести себя соответственно достоинству человека, тогда люди и к нему будут обращаться по-человечному.

Если окрик не достиг успеха, то не следует льстить себя надеждой, что будь “Мёртвая вода” написана уважительно и обходительно по отношению ко всем, кто в ней упомянут персонально, по отношению к тогдашней “элите” в целом и снабжена верноподданной сопроводительной на имя “и.о. царя”[4], то она была бы услышана, адекватно понята и с благодарностью принята в аппарате к изполнению, что позволило бы избежать народам СССР многих неприятностей; либо, столкнувшись с ошибочными мнениями, в ней высказанными, Академия Наук разработала бы более удобопонимаемую и совершенную долговременную концепцию жизни общества.

М.С.Горбачев и вся свора (как и их предшественники и преемники) получили более чем достаточно ласковых и добрых писем от множества советских людей, которые относились к лидерам партии и органов государства с глубочайшим уважением и доверием, и писали им десятилетиями в искреннем наивном убеждении, что власти чего-то не видят, не знают и не понимают. Многие трудяги, партийные и безпартийные, не положившие лишнего в свой карман даже на законных основаниях, пытались образумить лидеров страны годами, пока те делали свои чиновничьи карьеры; писали крайне доброжелательно и уважительно — без того отрицающего отношения ко всей социальной “эли­те” и её хозяевам, которое выражено в “Мёртвой воде”; но “элитарное” хамьё просто плевало на них и глумилось над ними в своём узком кругу “коммунизма” внутри кремлёвских стен и заборов спецдач. И в “Мёртвой воде” им было сказано: “Цыц!” — которому они не вняли, а зря…

Если бы “Мёртвая вода” изначально была адресована широким читательским кругам, чей повседневный профессионализм находит приложение вне сферы государственного и народнохозяйственного управления, вне сферы журналистики и социологических наук, то и написана она была бы в ином эмоционально-смысловом строе.

Беда России в том, что за последнюю тысячу лет почти все — за редчайшим изключением — стали такими “стесни­тель­ны­ми”, а по существу трусливыми, что избегают прилюдно назвать дурака — дураком, мерзавца — мерзавцем, паразита — паразитом, но, следуя правилам “вежливости”, изображают из себя, что они искренне не разумеют, кто дурак, кто мерзавец, кто паразит, кто лицемер. И большая часть претензий по поводу грубости языка “Мёртвой воды” связана с этой особенностью образа мыслей, господствующей в российской культуре, в которой благообразный мерзавец может всё, а правду о нём — ни в глаза, ни прилюдно — сказать не смей… С этим пора покончить и называть всё свойственными ему именами.

Поэтому если кто-то болезненно возпринимает стиль “Мёртвой воды”, то пусть найдёт мужество увидеть в себе самом те “эли­тар­ные” демонические притязания, возможно не удовлетворенные в реальной жизни, по которым целенаправленно бьёт информация “Мёртвой воды”. Или пусть освободится от идолопоклонства в отношении тех своих кумиров, которые отвергнуты в “Мёртвой воде”.

Другая часть недовольных упрекает авторов “Мёртвой воды” в «нерусскости» их языка[5]. В действительности в “Мёртвой воде” на одну страницу текста заимствований из иных языков приходится гораздо меньше, чем в остальной литературе, посвящённой проблемам социологии и истории. Причём многие нерусские слова попали в её текст либо при ци­ти­ровании («акматическая фаза», «этнос-персис­тент», «ком­плимен­тар­ность», «диахроническая хронология» — это из словарного запаса Л.Н.Гумилёва, кумира многих русских и нерусских евразийцев-мно­го­националистов), либо потому, что они — знаки эпохи («плюрализм мнений», «меж­ре­гионалы» и т.п.). В собственно нашем повествовании совсем не встре­ча­ются чуждые корневой системе господствующего в России Русского язы­ка такие слова, как: «объекти­вация», «онто­ло­ги­за­ция», «рефлек­сив­ная», «релевант­ность», «экспли­циро­ванные», «ге­те­р­архированная сис­те­ма», «имма­нентный», «пара­диг­ма», «метафизический план», «менталь­ность» и т.п. «ре­никса»[6], употреблением которой заворожённо грешит русскоязычная интел­лигенция, переставая понимать самою себя. Поскольку иноязычная терминология отраслей знания устоялась, то ею также пользовались необходимо, поскольку смена её на какую-то иную терминологию — надёжный способ избежать понимания читателя, возпитанного на этой, уже устоявшейся, терминологии.

Другое дело, что встречаются в “Мёртвой воде” знакомые слова в незнакомых сочетаниях («смена логики социального поведения» и т.п.), но тут ничего не поделаешь: если речь заходит о тех явлениях, на которые традиционная социология не обращает никакого внимания, то, столкнувшись с такого рода непривычными словосочетаниями, придётся читателю соображать их самостоятельно, чтобы в своём внутреннем мире построить образ того явления, на которое указует незнакомое сочетание знакомых слов. Но если бы мы для указания на эти явления выдумывали совершенно новые слова, то их смысл действительно для большинства невозможно было бы вообразить.

Кроме того плотность упаковки смысла в расчёте на страницу текста выше, если писать длинными фразами. Поскольку при написании “Мёртвой воды” изначально преследовалась цель сэкономить время и средства на машинописи (не посылать же заказчику черновые рукописи?), то это определило и стиль изложения. Естественно, что привыкший думать междометиями и трёхсложными фразами, не всегда может сходу преодолеть и понять фразу в четверть страницы. Но, если он всё же хочет понять, о чём идёт речь в “Мёртвой воде”, то ему следует вспомнить, как ещё в 5 — 6 классах средней школы он разбирал по составу предложения: тип предложения (сложно сочиненное предложение с подчинением и др.), подлежащее, сказуемое, определение, причастные обороты и т.п. То есть у него всё необходимое, чтобы понять длинные фразы, уже есть; другое дело, что он этим не пользуется, живя в суете краткосрочных дел, определяемых междометиями и трёхсложными фразами.

В смысловом — содержательном отношении — “Мёртвая вода” даже издания 1992 г. по-прежнему выше, чем любая из публикаций ею недовольных, затрагивающая ту же проблематику. В ней многое сказано, но ещё больше сопутствует по умолчанию сказанному в ней в соответствии с принципом дополнительности информации. И в этом её достоинство, поскольку безопасность каждого, кто с нею соприкасается, определяется тем, насколько его собственное целостное внутреннее и внешне видимое поведение согласуется со взаимной обусловленностью сказанного и сопутствующего ему по умолчанию в “Мёртвой воде”.

При подготовке настоящей редакции, часть сказанного прямо в издании 1992 г., изложено заново, и при этом были разкрыты и некоторые из прежних умолчаний. Умолчания — это не герметизм и не эзотеризм, преследующие цель утаить информацию в иносказаниях и символике: просто в принципе невозможно построить информационную систему на носителях ограниченной ёмкости, в которой всё было бы по оглашению; всегда в ней есть нечто и по умолчанию.

Но всегда необходимо заботиться о том, чтобы принципы, вводимые в систему по оглашению, подкреплялись принципами, введёнными в неё же по умолчанию, и тем более, чтобы все они согласовывались с объективными процессами в объемлющих системах. В “Мёрт­вой воде” первой редакции этот стиль изложения удалось выдержать на достаточно высоком уровне, хотя в ней есть и ошибки: в частности, Одесским военным округом в начале Великой Отечественной войны командовал не И.Е.Петров, а зона Панамского канала вместе с Пана­мой была частью Колумбии, а не Мексики.

В настоящем издании в новой редакции дано начало Части I по третью главу включительно. При этом заново, более подробно и обстоятельно изложена достаточно общая теория управления. Дополнительно в Часть I включена восьмая глава, в которой освещены вопросы, в предшествующих изданиях “Мёртвой воды” бывшие в умолчаниях.

В Части II переработаны раздел об отображении полной функции управления в государственных и негосударственных структурах общественного самоуправления и экономический раздел. Из экономического раздела изъято много прежнего текста, но теперь в нём показан выход из абстракционизма достаточно общей теории управления и «чис­той» математики в область организации практического управления народным хозяйством на основе метрологически состоятельной математической модели. Этот раздел даёт ещё одну форму изложения достаточно общей теории управления и по существу связывает воедино оба тома. В остальном текст изменялся только стилистически и устранялись явные ошибки и опечатки (файлы, на основе которых подготовлено настоящее издание, получены сканированием прошлых изданий, вышедших на основе ручного типографского набора по машинописным текстам, поэтому просим извинить, если в тексте остались какие-то ошибки сканирования и не замеченные опечатки). Все сноски включены в текст при подготовке настоящего издания фактически второй редакции “Мёртвой воды” (более поздние сноски отмечены годом их включения).


 

“Мёртвая вода” писалась медленно: в среднем не более пяти книжных страниц в день. Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев и прочитывается с пониманием в ней сказанного она не быстрее, чем писалась, хотя сами тексты и можно прочитать (в смысле «загрузить» в память) быстрее…

 

19 марта — 9 апреля 1998 г.

Уточнения: 26 ноября 1998 г.; 17 января 1999 г.;
2 апреля 2003 г.

В настоящем издании в восьмой раздел Части I включено дополнение, уточняющее взгляды по богословским вопросам. В Части II в раздел, посвящённый информационной безопасности, добавлены три рисунка без номеров, повторяющие рис. 1 — 3 Части I. В остальном предлагаемая вниманию редакция повторяет текст Санкт-Петербург­ско­го изда­ния “Мёрт­вой воды” в редакции 1998 г. с изправлением замеченных опечаток и изменением в некоторых местах стилистики.

21 ноября 2000 г.

Кроме того в настоящем издании мы отказались от шепеляво-без­смысленной “орфографии”, которой следовали в прошлых редакциях.

27 февраля 2004 г.

 

Мёртвая вода

________________

От “социологии” к жизнеречению

Часть I
Историко-философский
очерк

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

“Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства”, — писал апостол Павел к Колоссянам (3:14). Любовь Вселенская объединяет в ладу целостность иерархии Вселенной. Человеческая “любовь”, будучи безумной в угоду страстям и (или) жалостливости, или будучи не обученной пользованию разумом, данным ей, не предвидит последствий своих и чужих действий, во-первых, для окружающих, а во-вторых, для себя и сеет зло. Так что: Любовь минус ответственность за последствия действий есть не более чем благонамеренность. А благими намерениями, идущими от чистого сердца в своём большинстве, вымощена дорога в ад; поэтому не следует противопоставлять друг другу горячее трепетное сердце и холодную голову с невозмутимым разумом, в их единстве не помрачаемые ни грязью, ни злом.

Всякий же разум — индивидуальный или соборный — в иерархии Вселенной решает прежде всего задачи самоуправления в пределах возможностей, предоставленных иерархически высшим объемлющим управлением, и задачи высшего управления по отношению к иерархически низшим системам. Это общее положение справедливо и по отношению к каждому человеку и по отношению к различным человеческим общностям, начиная от семьи и кончая человечеством в целом. Все и каждый живут так, как они решают задачи управления и самоуправления: хорошо или плохо; изходя из Любви или изходя из вожделений, в угоду которым они подавляют окружающий мир.

Настоящая работа — взгляд на историю, более или менее памятную нынешнему человечеству, с позиций достаточно общей теории управления. При этом история, как и математика, оказывается наукой точной. Только, если в математике вычисления могут вестись с точностью до одного знака или более, то всякий исторический процесс может быть описан[7]:

·     с точностью до безликой толпы-народа[8] и “личности” — личности вождя, гения, великого и мудрого или низкого и подлого, в зависимости от того, с позиций какой концепции организации жизни общества (общественно-политической концепции) смотреть;

·     в более сложном варианте описания толпа-народ по-прежнему остаётся безликой, но к личности вождя добавляются другие личности — сподвижники вождя, его враги и сподвижники врагов. Это — так называемые «исторические личности».

Но поскольку с «историческими личностями» в жизни и в деятельности оказываются связанными другие люди, принадлежащие безликой толпе-народу в историческом повествовании двух вышеописанных типов, то в прежде безликой толпе-народе можно выявить разного рода партии (части). Некоторые из такого рода партий существуют в течение непродолжительных сроков времени в пределах активной жизни одного поколения. Но другие партии возпроизводят себя в преемственности поколений, вбирая в себя новых людей на замену уходящим из жизни. Кроме того в обществе можно выявить и разного рода социальные группы: общественные классы; профессиональные корпорации; во многонациональном обществе в пределах государства и в составе человечества в целом — народы и народности, национальные меньшинства, и т.п. Соответственно, исторический процесс может быть описан:

·     с точностью до определённых социальных групп;

Из числа такого рода социальных групп, особо выделяются те социальные группы, все представители которых так или иначе заняты большей частью политикой. Соответственно исторический процесс может быть описан:

·     с точностью до церковного ордена или политической партии;

Однако не все такого рода социальные группы действуют открыто в публичной политике, некоторые из них таятся от общества, делая закулисную политику, или же, занимаясь ею, стараются произвести на окружающих впечатление, что они занимаются не политикой, а чем-то иным (например, собирают коллекции бабочек или занимаются каким-то «личностным совершенствованием» своих участников). Соответственно выявлению этого фактора в историческом процессе[9], исторический процесс может быть описан:

·     с точностью до глобального заговора (например многих поколений римских пап, российских императоров, коммунизма, фашизма, анархизма, гомосексуализма и т.д.).;

Но поскольку заговоры стратегической направленности бывают многослойными (это полезно на случай провала, а также необходимо для канализации излишней политической активности непосвящённых и части противников целей заговора, вовлекаемых однако в заговор для управления ими, а равно — обезвреживания их деятельности по отношению к целям главного заговора), исторический процесс может быть описан:

·     с точностью до внутренних «заговоров в заговоре», главенствующих над заговорами более низких уровней таинственности (например, масонства[10] в Евро-Американской региональной цивилизации);

Однако и с заговорами не так просто, поскольку в каждом настоящем заговоре есть свой «мозговой трест», который задаёт цели заговора, определяет пути и средства их осуществления, контролирует ход выполнения планов и корректирует планы при необходимости; а есть и изполнительная периферия. Соответственно этому обстоятельству, исторический процесс может быть описан:

·     с точностью до «мозговых трестов», самых глубинных во многослойных заговорах;

Однако и всё человечество, вне зависимости от его реальной или вымышленной внутренней структуры, только часть Мира. И соответственно этому обстоятельству, не надо с порога отвергать возможность того, что исторический процесс может быть описан:

·     с точностью до отношений земного человечества с иными цивилизациями, иерархией сатаны и Царствием Бога — Творца и Вседержителя (Промыслом Божиим).[11]

Тем, кто по разным причинам не в состоянии признать бытие Бога — Творца и Вседержителя — и сатаны, скажем, что языки народов не удерживают пустословия, условно говоря «глоких куздр», в которых нет никаких понятий. Поэтому при чтении данной работы под Царствием Всевышнего Господа Бога они могут понимать иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и в обществе, обладающую как минимум качеством поддержания устойчивости процессов развития без взаимоуничтожения однокачественных систем в пределах одного иерархического уровня. А под иерархией сатаны — ещё одну иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и обществе, обладающую альтернативным качеством антагонизации всего и вся и дополняющую первую иерархию явлений до полноты мировозприятия атеиста.

При любой точности исторических описаний возможны и ошибки, как возможны ошибки и при вычислениях с любым количеством знаков. При чтении исторических работ они также возпринимаются читателем с точностью до указанных категорий, которые являются по существу своему разнородными элементами исторически сложившихся систем общественного самоуправления, всегда протекающего в пределах допустимого иерархически высшим (по отношению к человечеству) объемлющим управлением, с коим человечество гораздо дольше бывает не в ладу, чем следует ему. Теперь можно переходить собственно к предмету изложения.


 

ВВЕДЕНИЕ

Если бы вся Вселенная обратилась в одно государство, то как не установить повсюду одинаковых законов.

К. Прутков

В терминах наукоподобия настоящую работу можно было бы назвать “Общие основы социологии”. Но у нас есть причины, чтобы противопоставить термин жизнеречение термину «со­ци­о­логия» и перейти от «социологии» к жизнеречению.

Термин «социология» возходит к двум понятиям: социум — общество и логос — слово. Поскольку жизнь человека протекает в обществе, то, если по-русски жить, место непонятной “социо­логии” должно занять ясно и однозначно понятное жизнеречение потому, что все жизненные явления следует называть именами, выражающими сущность каждого из них. Жизне-рече-ние — внутриобщественная функция ж-рече-ства. Это очевидно для вспоминающих, что буква “Ж” в славянской азбуке имеет название «Живёте». Понятийный же корень рече (речь, как выражение мысли) непосредственно присутствует в обоих словах.

Экспансия стяжательского мировоззрения, несомого канонически библейским иудо-христианством и формально ритуальным исламом, сопровождалась изчезновением из структуры национальных обществ жречества, несшего национальную и многонациональную концептуальную власть — высшую власть при разпределении полной функции управления по специализированным видам внутриобщественной власти в процессе общественного самоуправления. Монополию на концептуальную деятельность после этого длительное время за собой сохраняло надиудейское надмасонское “жречество”, по делам своим ставшее знахарством, псев­дожречеством. Национальные же общества, утратив концептуальную самостоятельность управления, обратились в беззаботные стада и в конце концов вместо жизнеречения обрели так называемую социологию — псевдонауку. Её ненаучность проявляется прежде всего в том, что современная цивилизация вся переживает глобальный кризис культуры: конфликт поколений, организованная вседозволенность (преступность), экологические проблемы, национализм, перетекающий в нацизм, проблемы разоружения т.п.

Будь современная социология наукой, то общественное самоуправление, в большинстве своём благонамеренное (по крайней мере декларативно), изходило бы из неё и всех этих проблем просто бы не было. Могли бы быть отдельные эксцессы, не выходящие за рамки компетенции психиатрии. При этом в основе социологии лежали бы как минимум следующие разделы знания:

·     сопоставительное богословие и сопоставительный сатанизм.[12] В данном случае речь идёт не о непрекращающихся столетиями спорах о том, какое из Писаний является истинным и какая вера единственно спасительной — это споры об окладе на иконе, когда забывают о самой иконе и о Том, кто за ними; не о спорах о том, с кем из народов Бог — эти споры лепет детского разумения, пора же наконец взрослеть. Речь идёт о том, что необходимо понимать, в чём разница между вероучением и религией; необходимо понимать, что каждое Писание, признаваемое священным, (включая и атеистические аналоги) породило в национальных обществах вторичные толкования, которые вместе с ними и остатками предшествующих верований на протяжении столетий в значительной степени определяли пути развития культуры, стиль жизни и логику социального поведения. Всё это необходимо знать и понимать, чтобы понапрасну не накалять обстановку и “не наступать на грабли”, конфликтуя с иерархически Наивысшим Всеобъемлющим управлением;

·     психология (индивидуальная и коллективная)[13];

·     биология, поскольку человечество — биологический вид, один из многих в биосфере — является носителем социальной организации, а глобальный исторический процесс — частный процесс в объемлющем его эволюционном процессе биосферы Земли, а нарушения биологии могут уничтожить и социальную организацию вместе с культурой;

·     генетика, как часть биологии, и сопряжённые с нею разделы математики, дабы не смешивать в “пассионарности”, как Л.Н.Гу­милёв, информационные процессы, протекающие на уровне биологической организации, с информационными процессами на уровне социальной организации;

·     достаточно общая теория управления и сопряжённые с нею разделы математики;

·     теория колебаний и сопряжённые с нею разделы математики;

·     астрология как теория колебательных процессов во взаимодействии Земли и Космоса;

·     теория глобального и национальных исторических процессов, поскольку социальные процессы — проявление общих закономерностей социологии в конкретной исторической обстановке;

·     языкознание;

·     этнография;

·     экономическая наука, изучающая общественное объединение специализированного труда и процессы управления в производстве и разпределении продукции и услуг.

 

Сама же социология, содержательно отличаясь от любого из этих разделов знания, должна возвышаться над этим фундаментом как некое новое качество. Как наука она не проще, чем математика, физика или иная наука, название которой обыденное сознание вспоминает, когда ему необходимо оценить чью-либо реальную или мнимую интеллектуальную мощь. И социология это — не гуманитарная наука, в современном понимании «гуманитарного образования» в смысле освобождения «образованца» от обязанности знать естественные науки и владеть математическим аппаратом за пределами четырёх действий арифметики. В настоящее время общество в целом такой социологической наукой не обладает и это очень плохо.

Возможно, что кто-то уже обратил внимание, что юриспруденция не упомянута ни в основах социологии, ни как её составная часть. Дело в том, что юриспруденция — не наука, а ремесло — разновидность талмудистики[14]. Они обе декларируют первенство «закона» (якобы Моисея или нееврейского) в жизни общества и обходят стороной вопрос о реальной нравственности общества и причинах его нравственного падения, вызывающего к жизни необходимость «закона», внешне сдерживающего безнравственность и то, что почитается в обществе проявлениями злонравия. Столь же злонравно обходится стороной вопрос о нравственности законодателей и закона, регламентирующего логику социального поведения. Логика социального поведения толпо-“элитарного” общества всегда злонравна, но талмудистика и юриспруденция, защищая устойчивость толпо-“элитарной” пирамиды потребления благ, отождествляют произвол со вседозволенностью злонравия и не отличают вседозволенность от высоконравственного произволения, вытекающего из свободы воли, свободы выбора, предоставленных Всевышним человеку. Талмудистика и юриспруденция, сделав эту подмену понятий, борются с произволом «вообще», стараясь внешним принуждением и угрозой ввести безнравственность общества в безопасные для устойчивости толпо-“элитарной” пирамиды пределы законности, чем и поддерживают в обществе его внутреннее злонравие. В действительности нравственно обусловленный произвол надзаконен[15], а вседозволенность, со стороны законодателей в том числе, преступна.

Коран утверждает: Бог[16] «предначертал для самого Себя милость» <т.е. быть милостивым> (сура 6:12), что мы понимаем как отсутствие вседозволенности прежде всего в действиях Всевышнего. Вседозволенность — безответственность за свои действия в усладу себе, бездумно или предумышленно допускающая причинение обид и ущерба окружающим. Это богоборчество, сатанизм; ущерб для других может быть простителен только, если он следствие ошибки, искреннего заблуждения.

Тем не менее юриспруденция общественно необходима до определённого этапа развития общества как логическая основа поведения любого репрессивного аппарата, даже оберегающего добронравие и добродетельность в жизни общества. Закон — это обозначенная граница, на которой одна концепция общественного устройства жизни защищает себя от несовместных с нею концепций при попытке осуществить их в жизни одного и того же общества. Поэтому, прежде чем призывать к законопослушности, следует выявить ту концепцию общественного устройства жизни, которую этот закон выражает.

Социологов-профессионалов в науке нет, графоманство и благонамеренный дилетантизм (даже академиков от физики и математики: А.Д.Са­ха­ров, И.Р.Шафаревич) их заменить не может. Социолухи же, заполнив государственные и общественные структуры, попытались взять правление на себя, в результате чего стоящие за ними кукловоды злонамеренно вогнали общество в хаос. Поэтому избранное нами название “От социологии к жизнеречению”, достаточно строго очерчивая тематику изложения, оставляет социолухов при их монополии на пустую болтовню (по-“демо­кра­тически” — парламентаризм, от французского parle — говорить).

Социология — наука — наиболее общая из наук человечества (шире только этика), так как все частные науки должны сливаться воедино в процессе жизнеречения. Она имеет одну особенность, отличающую её от всех частных наук. Социолог — часть общества; дитя, выросшее в нём, несущее печать семьи, «малой и большой» Родины, социальной группы и т.п. Находясь внутри общества, социолог — уникален, как всякая личность. Он излагает своё субъективное мнение об объективных по отношению к обществу причинно-следст­вен­ных обусловленностях в процессе общественного развития. Всякого изследователя интересует получение ранее неизвестного знания. По отношению к обществу это ранее неизвестное знание появляется как личное мнение изследователя, отличное от господствующих в обществе представлений или даже противное им. Субъективизм изследователя в социологии — науке — единственный източник нового знания в ней; но тот же субъективизм — главный из многих източников всех ошибок во всех науках.

Поэтому единственная методологическая проблема социологии-науки: как возпитать и организовать субъективизм изследователей, чтобы он позволял получить новое знание, но в то же время гарантировал устранение общественно опасных ошибок социологии (дру­гих в ней не бывает!!!) до того, как рекомендации социологов начнут приносить вред в практике самоуправления общества.

Поскольку все люди имеют хотя бы самое примитивное мнение о причинно-следственных обусловленностях в жизни общества, то это вызывает к жизни второй лик той же проблемы: убедить остальных в достоверности нового знания, не отвечающего их традиционным представлениям. Содержательную сторону этого аспекта проблемы Ф.И.Тютчев (в послании А.М.Горчакову) описал так:

И как могучий ваш рычаг
Сломает в умниках упорство
И сдвинет глупость в дураках?

 

Только после разрешения этой двуликой проблемы социология из благонамеренной болтовни преображается в жизнеречение, в котором дано Свыше предугадать, как наше слово отзовётся и в природе, и в обществе.

Ясно, что необходимо освоить некое Различение, чтобы худое слово осталось запертым в глубинах души, а благое слово было произнесено вовремя и полновесно и всё ему отозвалось, породив в людях благо-воление и гармонию в природе.

Обратим внимание: Коран — единственное Писание, которое прямо говорит о ниспослании Различения: «И вот, Мы дали Мусе (Моисею — авт.) Писание и Различение, — может быть, вы пойдёте прямым путём!» (сура 2:50). В суре 25:2, названной “Раз­ли­че­ние”, сказано, что Бог «создал всякую вещь и размерил её мерой». Придерживаясь этого Различения, пойдём дальше.

Ленинское определение «материи»: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них», — является переливанием из пустого в порожнее. Это “опре­де­ление” эквивалентно следующему тождеству: «материя» º «Объек­тивная реальность». Объективная реальность, в свою очередь, есть Бог и сотворенное Им, Мироздание в целом, Вселенная; а человек — частица сотворенного.

Читаем определение далее: Вселенная «копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».

Проще и более обще говоря: информация из внешнего мира (впро­чем, и из внутреннего тоже) возпринимается нашими органами чувств, запоминается безсознательно и хотя бы частично доходит до осознания, становясь неотъемлемым достоянием личности человека. Для возприятия информации (не только человеком) на любом этапе разпространения информации необходимо:

·     чтобы уровень сигнала был выше порога чувствительности приёмника;

·     чтобы была совместимость приёмника, передатчика и среды между ними по способности ко взаимодействию друг с другом, то есть необходима совместимость по материальному носителю;

·     чтобы была совместимость по системе кодирования, частотному диапазону и т.п.;

·     чтобы прохождение информации как-то фиксировалось в приёмнике, т.е. изменяло его информационное состояние, и соответ­ст­венно — упорядоченность каких-то свойственных приёмнику элементов, запоминающих и (или) отображающих информацию.

Если изложить это в терминах наиболее общих философских категорий, то:

 1.    есть нечто, что воздействует на подобное ему нечто, изменяя его состояние, его образ — это материя;

 2.    есть нечто, объективно существующее, но не материальное, что передаётся в процессе этого взаимодействия, изменяющего состояние материи — отображения — от одного материального носителя к другому и не утрачивает своего объективного качества при смене материального носителя — это информация по-русски: образы; «Нет вещи без образа» — Словарь В.И.Даля;

 3.    и присутствует ещё нечто, также нематериальное, что определяет различные качества отображения информации — порог чувствительности, система кодирования, частотный диапазон, поляризация несущей волны и т.п. — это всё частные меры различения параметров.

И эта троица: материя, информация, мера (через h — «ять»: мhра) — существуют в неразрывной связи друг с другом, образуя триединство. «Бог троицу любит», но Бог — не троица.

Человек — и особь и биологический вид — часть Вселенной. Человек имеет возможность возпринимать всю Вселенную как процесс-триединство: МАТЕРИЯ и ИНФОРМАЦИЯ изменяются по МЕРЕ развития. Первичность категорий материи, информации, меры означает, что категории пространства и времени — не первичные, а производные от первичных; т.е. пространство и время не объективны в предельном случае обобщения понятий, а порождаются объективными разнокачественностями, составляющими триединство.

Хотя человек может и не осознавать этого, даже услышав об этом, но в зависимости от того, какие категории свойственны его душе в качестве образов объективно первичных разнокачественностей, возможны различные культуры возприятия Объективной реальности и её осмысления. Эффективность каждой из общественных и личностных культур возприятия и осмысления Объективной реальности, построенных на том или ином определённом наборе первичных категорий, различна. Это касается как стихийно сформировавшегося мировоззрения и организации психики, так и целенаправленно созданных. Вследствие этого, что очевидно до рези в глазах в одной из культур психической деятельности и свойственном ей мировоззрении, может “изчез­нуть” в другой, или же предстать в виде, весьма далёком от первичного объективного образа, существующего в Объективной реальности[17].

Чтобы не быть голословным и показать разницу возможностей, приведем выдержку из “Книги для начального чтения” В.Водо­во­зова (СПб, 1878 г.), предназначенной для самообразования в конце XIX века, в которой речь шла о воззрениях на Объективную реальность древних египтян:

«Самая главная каста, управлявшая всем, была каста духовных или жрецов. Они предписывали и царю (т.е. фараону — наша вставка), как жить и что делать… Высшим божеством египтян был АМУН. В его лице соединились четыре божества: вещество, из которого состоит все на свете, — богиня НЕТ; дух, оживляющий вещество, или сила, которая заставляет его слагаться, изменяться, действовать, — бог НЕФ; бесконечное пространство, занимаемое веществом, — богиня ПАШТ; бесконечное время, какое нам представляется при постоянных изменениях вещества, — бог СЕБЕК. Все, что ни есть на свете, по учению египтян, произходит из вещества через действие невидимой силы, занимает пространство и изменяется во времени, и все это таинственно соединяется в четыреедином существе АМУН».

То есть предельными обобщающими категориями, осознаваемыми в качестве первичных понятий об объективности Мироздания, в нынешней цивилизации на протяжении тысячелетий неизменно остаются: 1) “материя” (вещество); 2) “дух”, понимаемый и как “энергия”, “си­ла”, и как управляющее начало, т.е. “инфор­ма­ция”; 3) “про­стра­н­ство”; 4) “время”.

Хотя слова, их обозначающие, и трактовки при более детальном их описании неоднократно изменялись на протяжении истории Западной региональной цивилизации, но неизменным оставалось одно: информация («образ», «идея») понятийно сокрыта и неотделима в группе первичных понятий от «духа» = «энергии» = «силы»; «материя» = «вещество» при дальнейшей детализации соотносилась с четырьмя стихиями (агрегатными состояниями вещества: «земля» — твёрдое; «вода» — жидкое; «воздух» — газообразное; «огонь» — плазма)[18]. А невидимые для большинства людей общеприродные силовые поля, несущие информационно упорядоченную энергию, смешались с информацией в «нема­тери­аль­ном духе», или в неком особенном «энерго-информационном поле»; природный вакуум — вовсе не пустота, а один из видов материи — стал «пространством-вмес­тилищем», а «время» стало знаком для обозначения неосязаемой непонятности.

Понятие же мhры в таком мировоззрении — …дцатая производная от первичных понятый, а “предопределённость” — неизповедимая несоизмеримость.

То есть наиболее разпространённому мировоззрению в нынешней глобальной цивилизации свойственно смешение объективных разнокачественностей в каждом из обобщающих понятий, лежащих в основе мировоззрения; это — смещение понятийных границ во внутреннем мире человека относительно объективно данных разнокачественностей.

Ленинские “копируется и фотографируется” — два частных вида общего свойства, присущего как Вселенной в целом, так и её отдельным фрагментам. Это свойство — отображение упорядоченности Вселенной. Отображение — передача информации из одного фрагмента Вселенной в любой другой (в том числе из одного в тот же самый между уровнями иерархии в его организации), приводящая к изменению упорядоченности фрагмента-приёмника (т.е. его носителей информации и соответственно — его информационного состояния, несомого им образа). Вселенная существует как непрерывный процесс отображения. Прекращение отображения через границы какого-либо фрагмента Вселенной ведёт к тому, что фрагмент изчезает для его окружающих, после чего гибнет, если не может сам стать полной Вселенной. “Бла­го­даря” же марксистско-ленинскому «суще­ст­вованию независимо от них», принявший в сознание эту “неза­ви­симость” человек выпадает из гармонии Мироздания по причине нарушений полноты и целостности отображения Объективной реальности. Это путь к погибели.

По отношению к информации вся материя, все материальные объекты, выступают в качестве носителя единого общевселенского иерархически организованного многоуровневого информационного кода — общевселенской меры. По отношению к информации мера — код (человеческий язык — частная мера, ибо он — код). По отношению к материи эта общевселенская мера выступает как многомерная (содер­жа­щая частные меры) вероятностная матрица возможных её состояний, т.е. “матрица” вероятностей возможных состояний; это своего рода «Многовариантный Сценарий бытия Мироздания», предопределённый Свыше. Он статистически предопределяет упорядоченность частных материальных структур (их информационную ёмкость) и пути их изменения при поглощении информации извне и при потере информации (конеч­но несомой материей).

И то, и другое может сопровождаться нарушением соразмерности, гармонии как отдельных фрагментов структуры, так и её иерархичности в целом. Утрата соразмерности — деградация, но по отношению к объемлющим структурам, деградация каких-то частных фрагментов может быть развитием структуры в целом. Так цветочная почка проходит путь: почка, бутон, цветок, плод, семя, растение: и деградация элементов неотделима от развития системы в целом.

Судя по всему опыту человечества эта вероятностная матрица возможных состояний, мера, обладает голографическими свойствами в том смысле, что любой её фрагмент содержит в себе некоторым образом и все её остальные фрагменты во всей их информационной полноте. Мера пребывает во всём, и всё пребывает в мере. Благодаря этому свойству меры мир целостен и полон. Выпадение из меры — гибель. Изчерпание частной меры — переход в иную частную меру, обретение некоего нового качества.

Периодическая система химических элементов Д.И.Менделеева — один из фрагментов этой матрицы вероятностей возможных статистически предопределённых состояний. В соотношении долей разных изотопов, в наличии устойчивых, неустойчивых (вре­мя жизни которых ограничено статистикой их радиоактивного разпада) элементов и изотопов ярко проявляется вероятностный характер этой матрицы, подчинение всего статистическим предопределённостям, нашедшим своё выражение в закономерностях уже свершившегося. Статистическая предопределённость на каждом иерархическом уровне Вселенной означает в частности, существование вероятности (число от 0 до 1) пребывания системы в каждом из объективно возможных её состояний, а также и информационно связанных с вероятностью характеристик (плотности разпределения вероятности в пространстве параметров, описывающих систему; интегральных их характеристик и т.п.) Эта вероятность состояния системы может быть неизменной, а может меняться с течением процесса развития системы. Именно в этом смысле в контексте настоящей работы следует понимать слово “вероятно” и однокоренные с ним.

Статистические закономерности — отражение этой статистической предопределённости причинно-следственных связей в статистике массовых явлений на каждом иерархическом уровне организации Вселенной. Одинаковые причины при одинаковых условиях вызывают одинаковые в смысле статистики последствия, статистически предопределённые. Знание статистики прошлого, плотностей разпределения вероятностей и чувство общевселенской меры в отношении непознанного — в совокупности позволяют прогнозировать, пророчить будущее с разной степенью точности и устранять из него по свободной воле неугодное в пределах, допускаемых иерархически высшим управлением. Но непосредственное чувство общевселенской меры лежит в основе всего человечного. На фоне статистически упорядоченных процессов на каждом иерархическом уровне организации Вселенной протекает иерархически высшее адресное вмешательство в процессы данного уровня. Оно может отражаться в статистике как изменение плотности разпределения вероятности в течение времени и как чрезмерное эпизодическое нарушение привычной статистики причинно-следст­вен­ных связей.

Периодическая система Д.И.Менделеева — фрагмент более общего явления, легко видимый, поскольку лежит на границе раздела физики микромира и химии, а человек смотрит на него отрешённо извне. Но на других уровнях иерархии Вселенной материя предстаёт только в устойчивых в течение некоторого статистически предопределённого интервала времени состояниях, обладающих определёнными статистическими характеристиками.

Вся материя во Вселенной упорядочена по мере, структурирована. То, что кажется хаосом, при более широком взгляде оказывается элементом объемлющей упорядоченной структуры; и сам “хаос” содержит вложенные в него упорядоченные структуры и упорядочен статистическими закономерностями, позволяющими отличить один “хаос” от другого.

“Случай” не опровергает статистику множества “случаев”, а дополняет её. “Случайность” на каждом иерархическом уровне организации Вселенной — предопределённость вероятности “случая” матрицей возможных состояний — полной общевселенской мерой; то есть это — статистика хаоса данного иерархического уровня (структуры) плюс статистика целенаправленного вмешательства иерархически иных уровней организации Вселенной (структуры). Для реализации вероятностной предопределённости (“случайности”) необходимо информационное соответствие фрагмента Вселенной, где она произходит, и окружающей среды. Случайность — не синоним безпричинности и безцельности. Кроме того, «Случай — мощное мгновенное орудие Провидения» — А.С.Пушкин.

Явления резонанса и автоколебаний позволяют уподобить разсматриваемые возможные состояния структур Вселенной двоичной системе кодирования информации на основе парных состояний, соответствующих 1 и 0 (1 — резонанс или автоколебания, 0 — их отсутствие), знакомой по техническим приложениям.

При этом информационная ёмкость на одном и том же интервале времени любого высокочастотного диапазона больше, чем низкочастотного по сравнению с ним. По этой причине, находясь в высокочастотном диапазоне, наблюдатель может снять всю информацию из низкочастотного; но не наоборот, поскольку низкочастотный наблюдатель не сможет разсмотреть в своём диапазоне все кодовые группы, прошедшие в высокочастотном диапазоне за тот же интервал общего им обоим времени. Для этого ему необходимо разместить в своём низкочастотном диапазоне все кодовые группы высокочастотного диапазона, на что в низкочастотном диапазоне потребуется гораздо большее время, нежели время их прохождения в высокочастотном диапазоне.

Невидимым тонким мирам, о которых издревле говорят религии, в нашем понимании соответствуют более высокочастотные диапазоны колебаний материи в Мироздании. Так же в информационном обмене играет роль поляризация (направленность) колебаний, несущих информацию. Ортогональный по поляризации мир, перпендикулярный к нашему, для нас невидим за изключением области пересечения с нашим; параллельный мир — видим и может быть частью нашего мира.

Организация подавляющего большинства структур соответствует более сложным системам кодирования, чем двоичная, но всё более сложные коды могут быть преобразованы к двоичному, и в этом смысле они эквивалентны ему. Поскольку все частные ограниченные структуры обладают многоуровневой информационной ёмкостью, то они откликаются на внешнее воздействие вероятностным образом соответственно отношению упорядоченности внешнего воздействия к их внутреннему информационному состоянию.

Отклик структуры на определённое воздействие также почти однозначно предопределён, т.е. детерминирован, если на воздействие отвечают информационно наполненные, завершившие своё развитие иерархические уровни в организации структуры. Слово “почти” здесь указывает на вероятностную предопределённость ошибки в результате деградации структуры при потере ею ранее накопленной информации. Отклик структуры на определённое воздействие случаен, т.е. неоднозначен и вероятностно предопределён мерой, если воздействию отвечают информационно ненасыщенные иерархические уровни организации структуры, осваивающие потенциал своего развития. Освоение потенциала идёт путём случайного, т.е. вероятностно предопределённого мерой, перебора накопленных и проходящих через структуру информационных модулей. Благодаря мере воздействие-вопрос уже содержит в себе ответ-отклик, правильный в статистическом смысле. Вопрос и ответ — это две формы одного и того же смысла.

При взгляде извне сочетание детерминированного и случайного в указанном смысле слова откликов при достаточной сложности обрабатываемых информационных модулей возпринимается как проявление интеллекта. В таком понимании объективности информации интеллект — общеприродный, вселенский процесс. Различие между частными интеллектами — в принадлежности к иерархическим уровням организации Вселенной, в материальных носителях и т.п.; т.е. различия по освоенным ими частным фрагментам общевселенской меры. Взаимопонимание тем более возможно, чем больше совпадают их частные меры; для начала же взаимопонимания необходимо хотя бы соприкосновение частных мер или посредник (интерфейс), тоже некая мера.

Спираль эволюции ограниченных природных структур (и возможно Вселенной в целом) не болтается в пространстве формальных параметров, описывающих их развитие, как попало, а разворачивается по вероятностной многомерной матрице возможных состояний в процессе отображения информации в соответствии с этой же матрицей: любой вопрос уже несёт в себе ответ. Так эволюция протекает в соответствии с вероятностными предопределённостями случайным образом по мере развития. Выход на новую ступень эволюции становится всё более вероятен по мере насыщения информационной ёмкости структуры на развивающихся уровнях в её организации.

При этом необратимый выход на новую ступень развития возможен только после информационного насыщения структур предъидущих этапов. Именно поэтому не следует пытаться обогнать меру развития. Всё равно придётся возвращаться: это вопрос вероятностно предопределённого времени. Против него неуязвима только добросовестность, имеющая прочные тылы.

Образом эволюционного развития ограниченной структуры в трёхмерном факторном пространстве является опускание и укладка цепи в коническую воронку с кольцевыми, а не спиральными, ступенчатыми стенками. Воронка — прозрачная. Поэтому её конфигурация видна только на прошедших этапах эволюции. Будущие этапы видны как разрозненные кратковременные эпизоды, когда в соответствии с вероятностными предопределённостями сильно отклонившийся от центра воронки виток скользит вниз по ступенчатым бортикам воронки там, где она ещё не заполнена. Стенки воронки — кольцевые ступени, а не возходящая спиральная ступень. Поверхности ступеней наклонены к центру воронки так, что виток цепи может лежать на поверхности ступени достаточно устойчиво только, если его подпирают снизу другие витки. Так заполнение воронки цепью идёт по спирали, но спираль укладывается в трёхмерном факторном пространстве сообразно форме воронки, обеспечивая устойчивый (в смысле необратимости) выход на новую ступень эволюции (порог на борту воронки) очередного уровня структуры лишь после заполнения всего предъидущего объёма воронки. Цепь, падающая быстро, может разрушить хрупкую воронку или запутаться, тогда эволюция делает отступление назад, после чего процесс возобновляется, но иначе, поскольку даже одни и те же вероятностные предопределённости и прямое вмешательство Свыше, коим подчинено опускание цепи, вряд ли повторят в точности прежний порядок витков.

В этой аналогии прозрачная воронка с кольцевыми ступенчатыми стенками играет роль меры — матрицы возможных состояний (образов) материи — единой общеприродной системы кодирования информации. Цепь — аналог потока энергии, несущего информацию.

Отсутствие в ленинском определении “материи” вúдения на уровне осознания процесса-триединства: материи-информации-меры — мировоззренческий корень всех несуразностей советского периода истории, поскольку влечёт за собой смещение и изчезновение понятийных границ при словоупотреблении. Возприятие жизни в качестве безъизходного кошмара, в котором невозможно сделать выбор линии поведения, освобождающей от кошмара, — результат невладения Различением общих законов бытия, равно развития, в их конкретных проявлениях. Так в очередной раз проявилась слепота материализма.

Бог создал всякую вещь и размерил её мерой. Почему бы вам не поразмыслить? — Это не цитата, но Коран часто обращается к разуму его читающих подобным образом. По воле Всевышнего всё материально и всему приданы информационные характеристики сообразно мере (равно статистически множественному предопределению): так это будет звучать в терминологии не только религии, но и современной науки. Различение в терминологии религии (Коран — 2:50, 25:2; Библия — 3-я книга Царств, 3:5 — 10; Павел Евреям, 5:14) в нашем понимании лежит в основе Методологии познания науки. Наука и религия, лишённые Различения и мето­до­логии, — мертвящее слово догматики, которое не могут осмыс­лить фарисеи обоих “храмов”. Наука и религия человечества, владеющие Различением, не альтернативны друг другу, а образуют некую принадлежащую общевселенской этике целостную общность, т.е. жизнеречение.

Вселенная едина и целостна. Выделение из целостности частных явлений и объектов — особенность мировозприятия человека, пользующегося ограниченными частными мерами при их различении. В основе выделения частного объекта, лежит даваемое непосредственно Свыше каждому Различение — способность разделить в своём возприятии целостную Объективную реальность на две составляющие «это — не это». Только после этого разделения на «это — не это» возможно осмысление возпринятой таким способом (в предельно двоичном коде) информации.

Вопрос о локализации объекта Вселенной, выделение из неё частного процесса — всегда вопрос об уровнях тех или иных физических полей, несущих информацию об объекте, принимаемых в качестве граничных для объекта; это вопрос о пороге чувствительности средств возприятия этих физических полей. То есть это вопрос об информационных характеристиках и выборе меры их различения. Для одних и тех же объектов он каждый раз решается по-разному в зависимости от конкретной задачи. Человек выбирает частную меру из множества, уже освоенного на прошедших этапах развития его мировоззрения, и: в одних задачах планета — идеальная материальная точка; в других — правильная сфера; в третьих — тело весьма сложной формы; в иных — нечто, постепенно переходящее в космический вакуум, который, в свою очередь, весьма далёк от идеальной теоретической пустоты. Реальный вакуум — не ничто, а объективно существующее нечто, обладающее некой структурой, лежащее в основе привычных видов материи: поле, вещество; он сам — материя в одном из состояний. И так во всех задачах. Мировозприятие и выражающее его мировоззрение человека обусловлены освоенной им — в пределах данного Свыше Различения — мерой бытия.

Все частные процессы во Вселенной-процессе носят колебательный характер. Импульсный процесс — частный случай колебательного. По этой причине резонансные и автоколебательные явления играют особую роль, возможно являясь своего рода фундаментом Мироздания. Все, что на первый взгляд кажется непоколебимым и неизменным, при более глубоком взгляде имеет в своей основе те или иные колебательные процессы: неизменность — стационарность каких-то колебаний. Параметры колебаний: поляризация, число полных колебаний в процессе, амплитуда, частота, фазовые сдвиги разных частных процессов во Вселенной изменяются с течением процесса и порождают время (точнее, некое время) и объективно обусловлены общевселенской мерой.

Понятие времени возникает у субъекта в процессе отображения одного колебательного процесса (или их совокупности) на другой колебательный процесс, частота которого избрана в качестве эталонной. Чтобы понять это, необходимо увидеть, как триединство материи-информации-меры порождает пространство и время. В нашем понимании: Что объективно существует — то субъективно познаваемо. Это означает, что всё познаваемо объективно единообразно с некоторой субъективной несоразмерностью и несообразностью (ошибкой) познания. То, что привносится в качестве ошибки самим субъектом-изследователем в познание — дóлжно изследовать в самом субъекте.

Ес­ли смот­реть на ис­то­рию по­зна­ния объ­ек­тив­ной при­ро­ды про­стран­ст­ва и вре­ме­ни в их «чистом» виде, т.е. в виде, «очищенном» от материи, то — не бы­ло та­ко­го по­зна­ния. Бы­ло мно­го нежизнеспособного пус­то­сло­вия фи­ло­со­фов об их объ­ек­тив­но­сти, а ре­аль­но бы­ла прак­ти­ка из­ме­ре­ний. В хо­де ис­то­рии из­ме­ня­лась толь­ко эта­лон­ная ба­за из­ме­ре­ний. В ос­но­ве эта­ло­нов из­ме­ри­те­лей про­стран­ст­ва бы­ли: сначала — сам че­ло­век (ло­коть, шаг, пядь, дюйм, фут и т.п.); потом — ду­га зем­но­го ме­ри­диа­на; ныне — дли­на вол­ны све­та в ва­куу­ме, из­лу­чае­мо­го све­тиль­ни­ком на ос­но­ве крип­то­на-86 (изо­топ эле­мен­та Пе­рио­ди­че­ской таб­ли­цы). В ос­но­ве эта­ло­нов из­ме­ри­те­лей вре­ме­ни бы­ла пе­рио­дич­ность ас­тро­но­ми­че­ских яв­ле­ний на зем­ном не­бо­сво­де (Лу­ны, Солн­ца, Си­риу­са), а ны­не — “це­зие­вый эта­лон ЧАС­ТО­ТЫ и ВРЕ­МЕ­НИ” (вы­де­ле­но на­ми; “Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь”, Москва, 1986 г.). То есть эта­лон­ная ба­за из­ме­ре­ний “про­стран­ст­ва” и “вре­ме­ни” технически сбли­жа­лась. Но все эталоны были материальными носителями информационных процессов и состояний.

И в прин­ци­пе ни­что, кро­ме при­вер­жен­но­сти при­выч­но­му ми­ро­воз­зре­нию «не­за­ви­си­мо­сти объ­ек­тив­ных про­стран­ст­ва и вре­ме­ни» и кое-каких тех­ни­че­ских труд­но­стей не ме­ша­ет свя­зать эта­лон вре­ме­ни с час­то­той све­то­вой вол­ны из­лу­че­ния то­го же са­мо­го крип­то­но­во­го све­тиль­ни­ка, на ко­то­ром ос­но­ван эта­лон из­ме­ре­ния про­стран­ст­ва: если есть длина волны, то есть и частота этой волны, размерность которой[19] 1/[время]. Т.е. [время]=1/[частота] .

Мож­но в прин­ци­пе пе­рей­ти и к ино­му объ­ек­ту мик­ро­ми­ра, свя­зав с ним оба эта­ло­на, но в лю­бом слу­чае с изчез­но­ве­ни­ем объ­ек­та-эта­ло­на изчез­нут и “про­стран­ст­во” и “вре­мя”, как объ­ек­тив­ные процессы, не­со­мые эта­лон­ным объектом, представляющим собой объективное триединство материи-информации-меры[20]; после чего останутся только пустые, объективно непознаваемые филологические абстракции “пространство” и “время”, поскольку пространство и время в их «очи­щен­ном» от материи виде объективно не существуют. Противопо­лож­ное мнение возникает из отождествления вакуума с «объек­тив­ным ничто», хотя вакуум — не «ничто», а одно из агрегатных состояний материи, отличное от других её агрегатных состояний: вещества, плазмы, полей.

То есть, если идти от Мироздания как от целостного СВОЕОБРАЗНО РАЗМЕРЕННОГО объекта, частью которого является и сам человек, то понятия “пространство”, “время” вторичны по отношению к объективной мере-предопределению[21] и понятию о ней. Они возникают в процессе прямого или опосредованного соотнесения наблюдаемого объекта (процесса) с неким подобным ему в некотором смысле объектом-эталоном, хотя это соотнесение не всегда определённо осознаётся субъектом. Один из путей соотнесения измеряемого объекта с эталоном даёт возприятие временной соизмеримости, другой — даёт возприятие пространственной соизмеримости.

Знаменитая формула Е = mс2 связывает два способа измерения количества материи (возможно измерение единицами энергии и всем привычное — единицами массы) с пространственной и временной соизмеримостью. Такого же рода взаимообусловленности встают из соотношения неопределённостей Гейзенберга. Даже если эти формулы современной нам физики объективно содержат некоторую количественную неточность, тем не менее они отрицают объективную независимость пространства и времени как информационных характеристик, предопределённого в мере, бытия материального Мироздания.

То есть «пространство», «время» — не свойства объективного «пус­того вместилища», в которое помещено материальное Мироздание со всеми в нём живущими, а свойства самого триединого Мироздания, возпринимаемые человеком в качестве соразмерности (соизмеримости) фрагментов Мироздания, существующего как процесс вероятностно предопределённых МЕРОЙ переОБРАЗований МАТЕРИИ при отображении информации, переносимой вместе с энергией (материей) из одного фрагмента Мироздания в другой.

Но ни один из путей соотнесения невозможен, если отсутствуют объекты, несущие в себе триединство материи-информации-меры, способные ко взаимодействию, один из которых избирается в качестве эталона, и с которым сравнивается (соизмеряется) другой. Время возпринимается тем в большей степени в качестве объективного времени, чем более разпространён в природе класс процессов из которого выбирается эталонный процесс времени. По этой причине цезиевый эталон частоты и времени предпочтительнее астрономического в силу уникальности каждого из астрообъектов и множественности атомов.

В принципе любой процесс, в котором может быть выявлена периодичность изменения некоего свойственного ему качества, может быть избран в качестве эталонного процесса времени.

Единицей измерения времени при этом станет полный период либо какая-то явно отличная от других доля полного периода эталонного процесса. Безусловно, что все эталоны при этом остаются соизмеримыми между собой, но некоторые из них — при соотнесении друг с другом — не будут обладать свойством равномерности. То есть разные периоды одного процесса будут разной длительности, если их продолжительность измерять в соответствующих им в объемлющем совокупном процессе периодах другого. Ни один эталонный процесс самим собой измерен быть не может[22]. Что касается эталонов времени, то эталон времени не измерим самим собой по причине изчезновения в прошлом его предшествующих периодов.

Соответственно из множества процессов связанных с иерархически многоуровневой системой, обладающей множеством разнообразных качеств, можно избрать не один эталон, а несколько эталонов — свой для каждого из уровней её организации, свой для каждого из множества её качеств. В этом случае соотношение эталонных частот будет характеризовать режим, в котором находится система.

Именно по этой причине, будучи вторичной по отношению к мере категорией, время не объективно и не абсолютно. Измерение (воз­приятие) времени основано на выборе эталона — процесса-маятника — и подсчёте числа полных колебаний. Выбор же эталонного процесса-маятника (это тоже мера) всегда субъективен, хотя может и не осознаваться как выбор. Отсюда и возприятие времени разное. Гамлетовское «Распалась связь времён» — выражение путаницы субъекта в привязке множества процессов в их иерархии к определённому эталону времени.

По отношению к субъекту процесс, несущий эталонную частоту, может быть внешним и внутренним. Как объективное возпринимается время, основанное на эталонных процессах, протекающих, как внутри субъекта, так и вне его. “Степень объективности” времени тем выше, чем наиболее общие для Вселенной и пространные процессы выступают в качестве эталонных. Наиболее общие процессы в пределе разширения своей общности неотличимы друг друга внутри субъекта и вне его: поэтому наиболее “объективное” некое общевселенское время изнутри этой Вселенной непознаваемо.

Субъективизм возприятия времени носит двоякий характер: во-первых, по уровню в иерархии Вселенной, в котором протекает эталонный процесс, отсюда время астрономическое, физическое (локаль­ное), биологическое, социальное и т.д.; во-вторых, с тем, какая сторона в эталонном процессе для субъекта в каждом конкретном случае представляется наиболее важной — материальная или информационная вне зависимости от материальных носителей сравниваемого и эталонного процессов.

Примером этого может быть моделирование на аналоговой вычислительной машине некоего процесса, хотя бы посадки самолета. Физическое время для моделируемого и моделирующего процессов может быть различным. Реальный процесс посадки длится десятки секунд; при моделировании на аналоговой машине моделирующий процесс можно при необходимости разтянуть на часы. Но графики изменения сходственных параметров моделируемого и моделирующего процессов могут быть построены на одном чертеже и совпадать началом и концом процессов. В этом случае информационное время будет для них общим, хотя физическое время будет различным.

Соотношение эталонных частот времени на разных уровнях иерархически организованной системы, а также в пределах каждого из свойственных системе качеств может меняться в процессе её развития, что неизбежно влечёт за собой изменение поведения системы вплоть до трансформации её в качественно иную.

Иным видом соизмеримости обусловлено возприятие пространства. Но оба вида соизмеримости взаимно связаны фундаментальными соотношениями физики: эквивалентности энергии и массы Е=mс2; и соотношением неопределённостей Гейзенберга DpDx³h — неопределённость в измерении импульса частицы, умноженная на неопределённость в измерении её координаты не менее величины постоянной Планка (измерение пространства требует времени, а измерение времени требует пространства, и оба они невозможны, если нет эталонного объекта, в котором материя, информация, мера заключены в триединстве).

В контексте всей данной работы термин «объективный» и однокоренные с ним по отношению к процессу (или объекту) означает: процесс, протекающий без нашего вмешательства и без управляемого вмешательства со стороны иных вполне определённых субъектов в пределах разброса параметров, допускаемого иерархически Наивысшим Всеобъемлющим управлением. Термин “субъе­ктивный” означает: принадлежащий субъекту, порождённый им; а по отношению к процессу (или объекту) отсутствие объективности, т.е. на них оказывается воздействие вполне определённых субъектов в пределах, допускаемых иерархически высшим объемлющим управлением. Если субъект, вмешивающийся в течение процесса, не определён, а анонимное управление процессом не возпринимается в качестве такового, то процесс видится как объективный процесс самоуправления.

Иерархически высшее объемлющее управление также полагается объективным фактором по отношению к любому управляемому им объекту, так как директивно изменить его характер по своей субъективной воле иерархически низший объект не может. В таком представлении объективен (с оговорками о Всевышнем — Боге, Творце и Вседержителе) только процесс-триединство Вселенная в целом: материя и информация изменяются в мере. В нашем понимании, триединство материя-информация-мера — это минимум изначальных философских категорий, необходимых для описания мира и формирования упорядоченной системы осознанных и неосознанных стереотипов человека, входящих в состав алгоритмики[23] его психики:

·     стереотипов различения явлений и оформления их образов во внешнем и внутреннем мирах человека;

·     стереотипов отношения к ним;

·     стереотипов отношений между ними;

·     стереотипов внешнего и внутреннего поведения и других.

 

Мир познаваем человеком в силу общности для человека и природы материи, информации, меры и общности свойства отображения информации, и общности для них Всевышнего. Идея Бога, Творца и Вседержителя в культуре — не произведение “художественного творчества” людей, а отражение в жизни общества объективного надмирного бытия Божия.

Всеобъемлюще единственное доказательство бытия Божиего Бог даёт каждому человеку Сам. Доказательство это сугубо объективное, хотя реакция на него индивида и субъективна вплоть до полного отрицания истинности действительно данного ему доказательства. Суть доказательства в том, что Бог поистине отвечает в соответствии со смыслом молитвы каждому верующему Ему, если человек делами своей жизни сам отвечает Богу, когда Бог говорит через совесть человека или обращается к нему на языке жизненных знамений и через других людей.

Познание — это разширение своей личной ограниченной частной меры при освоении общевселенской меры в процессе получения из неё информации. Мhра — матрица возможных состояний — объективна. Но ограниченному временем, ресурсами, локализацией субъекту она доступна только в какой-то её части: отсюда субъективизм, то есть неполнота, ограниченность, мозаичность (целостность картины, набранной из частностей) и калейдоскопичность (несвязность частностей, не отображающих в их совокупности упорядоченности и целостности) возприятия мира.

Знание факторов, обуславливающих частный процесс в триединстве Вселенной, позволяет во многих случаях объективно привести процесс, протекающий объективно, к субъективно выбранному режиму течения из множества объективно возможных вариантов развития процесса. В этом отношении — главное содержание понятия управление.

Управление — информационный обмен между объектом управления, находящемся в некой среде, и управляющим субъектом; либо при отсутствии локализованного управляющего субъекта — циркуляция информации по замкнутым контурам в самоуправляющейся системе в процессе её обмена со средой. Управление и отображение — взаимно вложенные понятия, поскольку управление — кольцевая замкнутость прямого и обратного отображений. Вместе с тем управление — и единая функция, представляющая собой иерархически упорядоченную совокупность разнокачественных действий, и процесс, протекающий во времени и способный порождать некое время.

С этих общих мировоззренческих позиций и будет вестись дальнейшее изложение.


 

I. ГЛОБАЛЬНЫЙ  ИСТОРИЧЕСКИЙ   ПРОЦЕСС КАК  ЧАСТНЫЙ  ПРОЦЕСС
В  ГЛОБАЛЬНОМ ЭВОЛЮЦИОННОМ  ПРОЦЕССЕ  БИОСФЕРЫ

 

Нет столь великой вещи, которую бы не превзошла величиною ещё большая. Нет вещи столь малой, в которую не вместилась бы ещё меньшая.

К. Прутков

Для подавляющего большинства наших современников глобальный эволюционный процесс биосферы — это процесс развития материальных жизненных форм (видов живых организмов), возникших на основе “неживой материи”. При этом более сложные новые виды постепенно дополняли полноту ранее существовавших в биосфере видов, либо вытесняли некоторые из них. За всё время существования органической жизни на Земле видовой состав биосферы неоднократно обновлялся. Склонность науки к материализму, а точнее, к бездуховности, механистичности в последние несколько столетий привела к тому, что из её разсмотрения выпало усложнение информационного обеспечения биологических видов в процессе их жизнедеятельности, то есть духовная эволюция биосферы. Однако есть и иные точки зрения на эволюцию биосферы, отличные от общематериалистической.

В том, что последние годы массово пропагандируют последователи Международного общества сознания Кришны, вообще нет эволюции. Есть только иерархически упорядоченная данность жизненных форм, по которой кочуют души в процессе перевоплощения в соответствии с законом кармы (законом воздаяния в последующих воплощениях за злые и добрые деяния, совершённые в текущей и прошлых жизнях). И так до скончания веков жизни этой Вселенной. Цель души — вырваться из колеса перевоплощений, разорвав цепи кармы.

Некоторые учения, признающие перевоплощения душ, утверждают, что одновременно протекают два эволюционных процесса: процесс развития душ, перевоплощающихся в соответствии с законом кармы и накапливающих жизненный опыт; и процесс развития материальных форм, в которых души в процессе перевоплощения обретают опыт. Хотя какая-то часть душ может регрессировать, воплощаясь в соответствии с наработанной кармой во всё более примитивных иерархически низших формах, но для подавляющего большинства душ процесс носит в вероятностном смысле однонаправленный характер возхождения к высшему (т.е. вероятность возхождения при перевоплощении не ниже 0,5). Когда достаточное количество душ выходит на уровень развития, при котором воплощение в уже существующих жизненных формах не может обогатить эти души новым жизненным опытом, то для обеспечения их дальнейшего развития иерархически высшее объемлющее управление, контролирующее процесс эволюции, создаёт новые жизненные формы.

Библия нигде прямо не говорит об эволюционном процессе биосферы в целом. Но повествование первой главы книги Бытие, если разсматривать его в качестве образной формы описания эволюционного процесса, даёт такой порядок появления живых организмов: сухопутные растения (1:11, 12), пресмыкающиеся (поя­вля­ются в воде) и птицы (1:20 — 22), сухопутные животные (1:24, 25), человек. Это в общем-то повторяет, согласуясь с данными науки, порядок возникновения типов и классов живых организмов, хотя этапы появления бактерий, водорослей, моллюсков, кишечнополостных, насекомых по неизвестным причинам выпали из повествования. Об изчезновении одних видов и появлении других при смене биосфер также ничего не говорится. О вторичных воплощениях ранее живших людей Библия говорит как о единичных фактах: например, Иоанн-Креститель ранее жил как Илья-пророк (Матфей, гл. 11:14, 17:12). Ученики задают Иисусу вопрос о слепом от рождения: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нём явились дела Божии» (Иоанн, гл. 9:1 — 3). Этот эпизод иногда толкуют в том смысле, что ученики знали о многократных воплощениях, поскольку для них вопрос имеет смысл, если слепота — воздаяние за грехи прошлой жизни. Иисус принимает вопрос как имеющий для Него тот же смысл и тем подтверждает многократность воплощений.

Притча же о смерти богатея и нищего Лазаря, навечно попавших в ад и рай соответственно (Лука, 16:14 — 31), отрицает прямо возможность возвращения в этот мир после смерти: богатею отказано в просьбе вернуться, дабы увещевать брата.

Апостол Иаков пишет: «Возхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий» (Соб­ра­нное послание, 1:18). Если человек — некоторый начаток Его созданий, то это место Нового Завета можно понимать как библейское указание на эволюцию душ, в которой быть человеком — всего лишь ступень. Но может ли душа на ней топтаться из воплощения в воплощение или пребывает на ней однократно, однозначно из Библии понять нельзя.

Коран также нигде прямо не говорит об эволюции материальных форм и многократном перевоплощении душ. Но и в Коране есть места, которые мы можем разсматривать в качестве описания эволюционного процесса биосферы в образной форме. Так сура 23 гласит:

«12. Мы уже создали человека из эссенции глины,

13. потом поместили Мы его каплей в надежном месте,

14. потом создали из капли сгусток крови и создали из сгустка крови кусок мяса, создали из этого куска кости и облекли кости мясом, потом Мы вырастили его в другом творении, — благословен же Бог, лучший из творцов!»

В отличие от Библии Коран не вдаётся в подробности возникновения в хронологической последовательности растений, рыб, птиц, пресмыкающихся и т.п., однако единственный раз он обращает внимание на факт деградации: произхождение обезьян от иудеев, нарушавших святость субботы (сура 2:61).

Стих 12 приведённого фрагмента можно разсматривать как появление органических веществ из неорганических; 13 — раствор органики в развитии; 14 — появление клеток, это отличает кровь от других, органику содержащих жидкостей; 14 — появление многоклеточных организмов и развитие в них внутренних скелетов и рождение человека от не-человека (вырастили его в другом творении). И далее:

«15. Потом вы после этого умираете.

16. Потом вы в день Воскресения будете воздвигнуты».

Кто хочет, может возпринимать этот фрагмент в качестве описания развития индивидуального человеческого организма от зачатия (в котором участвует “эссенция глины”?) до смерти, но пусть он вспомнит, что в процессе внутриутробного развития зародыш повторяет в целом все этапы эволюционного пути биосферы, известного палеонтологии (онтогенез следует филогенезу).

Коран, как и Библия, в качестве общей судьбы человечества обещает день возкресения мёртвых и суд Божий над живыми и над возкрешёнными, после которого либо вечная геенна огненная для злочестивых, либо вечное пребывание в раю. Но Коран прямо не говорит о том, что до судного дня будет произходить с душой (несущей всю информацию о делах своих в жизни) после смерти тела, а даёт главным образом рекомендации о временной земной жизни, предшествующей жизни вечной. Кроме того, он даёт общемировоззренческую информацию, утверждая содержательное единство всех Откровений, и призывает к размышлению о мироустройстве.

Тем не менее сура 80 повествует:

«17. Из чего Он (Бог — авт.) его (человека — авт.) создал?

18. — Из капли!

19. Создал его и соразмерил,

20. потом дорогу ему облегчил.

21. Потом его умертвил и похоронил.

22. Потом, когда пожелал, его воскресил. (Выделено нами — авт.)

23. Так нет! Не совершает он того, что повелел Он!»

Сура 56 Падающее (Постигающий: — Г.С.Саблуков) также затрагивает вопрос о жизни и смерти человека:

«58. Видели ли вы то, что извергаете семенем, —

59. вы ли творите это, или Мы творцы?

60. Мы разпределили вам смерть, — и Нас не опередить! —

61. с тем, чтобы заменить вас подобными, и воссоздать вас (выделено нами — авт.) в том, как вы этого не знаете.

62. Вы ведь знаете уже первое создание, и почему бы вам не поразмыслить?» (Выделено нами — авт.)

Г.С.Саблуков:

«56:61. для того, чтобы сменить вас подобными вам, и воссоздать вас в такое время, которого не знаете. 62. Вы уже знаете о первом создании; о если бы вы вспомнили и о втором!» (Подчёркнутые слова добавлены в переводе Г.С.Саблукова; можно также добавить и слово “повторном”).

Сура 2:26. «Как вы не веруете в Бога? Вы были мёртвыми, и Он оживил вас, потом умертвит вас, потом оживит, потом к Нему вы будете возвращены».

Сура 2:149. «Не говорите о тех, которых убивают на пути Бога: “Мертвые!” Нет, живые! Но вы не чувствуете».

Это некоторые фрагменты Корана, которые допускают возможность понимания в смысле многократных воплощений души в период до судного дня по воле Всевышнего и возможность жизни души вне мёртвого тела во времена между воплощениями.

Но есть в Коране и прямые отрицания многократных воплощений души на Земле. Сура 23 сообщает:

«101. А когда придёт к одному их них смерть, он скажет: “Господи, верни меня:

102. может быть я сделаю благое в том, что оставил”. Так нет! Это слово, которое он говорит, а за ним — преграда до того дня, когда они будут воскрешены.

103. И когда подуют в трубу (судный день — авт.), то не будет в тот день родства среди них, и не будут они расспрашивать друг друга».

Человечество и в Коране неким образом информационно, духовно связано с биосферой.

Сура 35:44. «Если бы Бог взыскивал с людей за то, что они приобрели, Он не оставил бы на её (Земли — авт.) поверхности никакого животного, но Он отсрочивает им до некоего названного срока».

Если изходить из того, что человек на Земле приобретает «карму» и души части грешников выпадают из человечества в фауну в последующих воплощениях, то можно понять, почему в этом стихе возможность взыскать с людей за их дела связывается с истреблением всего животного мира.

Также многочисленные библейские и коранические обвинения современников в убийстве в прошлых поколениях пророков — посланников Всевышнего к людям — понятны, если души, к которым они обращены в настоящем, в какой-то форме жили во времена свершенных преступлений, либо же души предков или их дубликаты-копии (полные или частичные) в какой-то форме присутствуют в первозданных душах живущих. Иначе — первозданная человеческая душа виновата в грехах и преступлениях предков, коих при всей своей благонамеренности удержать от их свершения не может; тогда она наследует их вину силою внешних обстоятельств, а не свободным выбором своих дел и линии поведения, сделанных в текущей или прошлой жизни, с последствиями которого она сталкивается теперь. То есть при взгляде из этого мира нарушаются причинно-следственные связи: потомкам ставится в вину неправильное возпитание и злые дела их предков. Жизненные обстоятельства мы объективно наследуем, но принять на себя вину за то, что не могли предотвратить, если мы первозданные души, — не можем.

Пока же наиболее общая модель эволюции — множество индивидуальных развитий душ при многократных воплощениях в разных телах. Возпоминания же о прошлых жизнях на уровне сознания у большинства блокируются, дабы стимулировать мышление и творчество, чтобы по лени своей не повторяли прежних ошибок, следуя дорогой привычного греха, и могли начать учиться “жить с новой страницы” — мечта многих школяров-двоечников. При этом, когда выделяется некое подмножество из числа душ, освоивших наивысшую жизненную форму из существующих в биосфере, то устраивается судный день, после которого души этого подмножества воплощаются уже в неких новых, специально для них созданных жизненных формах.

Известна также точка зрения, что сознание человека — первозданная душа, а в его подсознании живёт многократно воплощающаяся душа. Таким образом в каждом человеке — две души. После смерти организма души разделяются, и первозданная душа начнёт свой процесс многократных воплощений в подсознаниях последующих поколений (В.Лаврова “Ключи к тайнам жизни. Потусторонний мир”, “Союзбланкиздат”, 1991, Таллинн). То есть души при воплощениях размножаются.

В едином эволюционном процессе, протекающем по мере возможных состояний, развиваются и материальные формы — этот процесс отслеживает материалистическая наука; и информационное обеспечение жизнедеятельности этих форм, то есть души — этот процесс отслеживают оккультные школы и некоторые религии. И видимо не случайно в одном из древних символов две змейки обвивают один окрыленный жезл. Владелец жезла — Гермес, обожествленный посланник, некогда, по легендам, принёсший знания в Египет. От него пошел герметизм — тайные знания под грифом секретности: «только для посвящённых, за разглашение — смерть». Жезл издревле — символ некой власти и мера длины. На аллегорическом рисунке жезл — символ меры вообще; а две змейки, головы которых на одном уровне, символизируют два взаимно обусловленных процесса эволюционного развития материальных форм и душ (информационных модулей), накапливающих информацию, управляющих этими материальными формами. Змейки, в отличие от веревочек, имеют головы и умеют ползать только головой вперед, что символизирует однонаправленность эволюционного процесса. Рука, держащая жезл-меру, направляет развитие двух эволюционных спиралей — материи и информации — вверх по иерархии Вселенной. Головы змеек на одном уровне, как символ соразмерности: эволюционный процесс материи не может обогнать эволюционный процесс духа или отстать от него. Отсюда видна и вздорность “основного” вопроса философии диалектического материализма: в его терминологии дух, сознание утонул в его же термине “материя”, а после этого задаётся вопрос, что первично: целое или неотъемлемая его составляющая. На основе этого вопроса ничего и не могло быть построено.

Материалисты к религиям и оккультным учениям относятся как ко вздору, но всё же самый косный материалист не может не видеть, что информационное обеспечение поведения человека несколько отличается от информационного обеспечения поведения комара или обезьяны в сторону большей сложности. Кроме того, материалистам, отрицающим безсмертие души (в терминах науки — объективность и неуничтожаемость информации), предлагается изследовать вопрос: куда девается информация, уносимая от трупа физическими полями живого человеческого организма в момент смерти, т.е. душа, и какова её дальнейшая судьба. Если информация “изчезает”, то рушатся все законы сохранения “материа­лис­тической”, точнее, бездуховной “нау­ки”, поскольку, утратив информацию, материя во всех её известных (вещество, плазма, поле, вакуум) и неизвестных состояниях впадает в не-бытие.

С позиций же догматического богословия, возпринимающего всё буквально в Библии, в Коране и в других Писаниях, и эволюция материальных форм, о которой говорят геология, палеонтология, биология, изследующие изкопаемые остатки прошлых и современную биосферу; и эволюция сонма душ, именуемых человечеством или принадлежащих фауне (Коран, 6:38. Нет животного на земле и птицы, летающей на крыльях, которые не были бы общинами, подобными вам), о которой говорят последователи разнообразных оккультных учений, — просто сатанинское наваждение. Кстати заметим, что жезл со змейками, но безкрылый присутствует на изображении некой несоразмерной нечисти — Бафомета сатанистов — с козлиной мордой, факелом промеж рогов, женским торсом, татуировкой на руках, обреченной небытию в силу её несоразмерности. Нечисть возседает на троне, будто отвлекшись (чтобы позировать), от занятий онанизмом, поскольку жезл и змейки торчат из того самого места.

Признавая факт творения единственной современной биосферы Всевышним, первенство творения множества прошлых биосфер буквоеды богословия отдают сатане? Или же в их понимании Божеское попущение зашло настолько далеко, что сатане было позволено в первозданное творение внести столько отсебятины, что всякий палеонтолог, изследуя изкопаемые остатки прошлых биосфер, не может миновать мысли о глобальном эволюционном процессе как способе существования органической (есть ещё и полевая) жизни на Земле?

Ещё в 1872 г. А.К.Толстой заметил такому буквоеду догматики богословия в “Послании к М.Н.Лонгинову о дарвинисме”:

Ты ж, еврейское преданье
С видом нянюшки лелея,
Ты б уж должен в заседанье
Запретить и Галилея.

Если ж ты допустишь здраво,
Что вольны в науке мненья,
Твой контроль с какого права?
Был ли ты при сотвореньи?

Отчего б не понемногу
Введены во бытие мы?
Иль не хочешь ли уж Богу
Ты предписывать приёмы?

Способ, как творил Создатель,
Что считал Он боле кстати —
Знать не может председатель
Комитета по печати.

Ограничивать так смело
Всесторонность Божьей власти —
Ведь такое, Миша, дело
Пахнет ересью отчасти!

Возпоминания же отдельных людей об их прошлых воплощениях тем более разсматриваются как наваждение из преисподней, поскольку в отличие от изкопаемых остатков питекантропа чужие возпоминания руками не пощупаешь, себе не присвоишь и не посмотришь, как киноленту. Когда же накапливается статистика, подтверждающая достоверность информации возпоминаний множества незнакомых людей, то от неё можно отмахнуться словами: я — нормальный — за собой ничего подобного не помню; а это всё подстроено или разновидность психопатологии — пусть занимаются этим психиатры и спецслужбы. (Не волнуйтесь: они этим и так занимаются…)

Даже если преисподняя подкидывает в первозданную душу возпоминания о достоверных прошлых жизнях других людей, то из этого следует сделать вывод, что в отличие от Всевышнего Господа, дарующего первозданной душе жизнь, вечную в будущее, сатана продлевает жизнь в прошлое. Своим верноподданным он даёт практический опыт, не свойственных им прошлых жизней, а своим противникам — “возпоминания” о не совершённых ими преступлениях, дабы вызвать иллюзию невозможности их прощения и залучить в свои сети. Или же сатана временно выпускает из пекла грешников, дабы они несли по земле наваждения оккультного знания и смущали им первозданные души? Или то, что встаёт как возпоминания прошлых воплощений, — память упырей, паразитирующих в живых, вместо того, чтобы упырям пребывать в аду до судного дня, как утверждает Богородичный центр возрождения христианства? И чем лучше люди помнят, тем в большей степени упырям удалось присвоить, закабалить себе их первозданные души, т.е. информационно сожрать их?

Тем не менее в мировозприятии знающих прошлые воплощения их душ (или их хозяев — упырей?), узнающих в современниках знакомых по прошлым воплощениям или пребывающих в такой иллюзии, эволюция и душ, и материальных жизненных форм — реальность, особенно, если они могут вспомнить динозавров и их образ жизни. (По одной из версий, динозавры — предшествующие человеку разумные существа на Земле, которых погубила созданная ими тупиковая культура).

Мы же изходим из того, что эволюционные процессы во Вселенной протекают, и символ жезла Гермеса, обвиваемого двумя змейками, — хороший образ развития частных структур в триединстве материи, информации, меры. А рука, держащая меру-жезл, — символ иерархически высшего управления — власти, — направляющего эволюционный процесс. То, что у ранее упомянутой нечисти жезл оказался безкрылым и в нескромном месте, символизирует её творческую импотенцию, вынуждающую прибегать к разного рода “выпря­ми­телям” и заменителям, дабы получить не более чем сиюминутное удовольствие.

Эволюционный же процесс биосферы Земли — один из многих эволюционных процессов во Вселенной. Противоположная точка зрения: эволюционный процесс на самом деле — процесс агонии первозданного совершенного мира после грехопадения. Но некий процесс имеет место при любой из точек зрения, выбираемых субъективно. Об этом процессе далее и пойдёт речь.

Биосфера планеты черпает энергию для своей жизнедеятельности из Космоса, прежде всего из Солнечной системы. Напряжённость физических полей, несущих энергию Земле, во всех частотных диапазонах подчинена цикличности Солнечной системы, обуславливающей взаимовлияние планет друг на друга и на центральное светило. Биосфера в целом и её отдельные элементы — колебательные системы, находящиеся во взаимодействии друг с другом и окружающей средой. Зависимость Земли от энергетических и информационных ритмов Космоса объективно обуславливает характеристики разнородных колебательных процессов в биосфере и связанных с нею социальных системах.

По этой причине для обеспечения безопасности и стабильности общественного развития необходима интерпретация древних астрологических теорий через понятийный и терминологический аппарат современного Знания.

Мы затронем только некоторые черты эволюционного процесса органической биосферы. Важным рубежом в нём явилось возникновение хромосомного аппарата наследственности, передающего информацию последующим поколениям каждого биологического вида. Все виды генетически отличны друг от друга. Кроме того, все виды генетически замкнуты по отношению друг к другу в том смысле, что в естественных условиях межвидовые гибриды либо невозможны, либо неплодны (как мул), либо их генотип разрушается при смене поколений (как у ряда сортов культурных растений и пород домашней живности).

Хромосомный аппарат несёт две жизненно необходимые для существования биологического вида функции.

Во-первых, он передаёт от поколения к поколению организмов (по генеалогическим линиям) генетически обусловленную информацию. Удельный вес изкажений при передаче информации в естественных условиях достаточно низок, что обеспечивает генетическую устойчивость видов на протяжении смены многих поколений.

Во-вторых, те изкажения генетической информации, которые не успевают вовремя устранить внутриклеточные и общевидовые системы защиты хромосомного аппарата, частично также необходимы для обеспечения сохранения и развития вида в биосфере. Изкажения генетической информации — мутации — в большинстве своём вызываются воздействием на хромосомный аппарат внешних факторов: физических полей, химических соединений, не свойственных нормальной физиологии клетки и т.п. Часть мутаций является генетическими дефектами, поскольку особи, имеющие их в своём генотипе, либо нежизнеспособны, либо неплодны, либо имеют пониженный потенциал здоровья и развития. Такого рода мутации носят название генетического груза. В каждой популяции присутствует некоторая доля генетически отягощённых особей — это естественно. В достаточно многочисленных популяциях всегда присутствует генетически устойчивое ядро, обеспечивающее возпроизводство новых поколений и генетически отягощённая, вырождающаяся, деградирующая в последующих поколениях периферия. Но между ними нет непроходимой границы: граница между ними в преемственности поколений носят статистически обусловленный комбинаторикой хромосомного аппарата характер. Генетическая катастрофа в популяции — изчезновение генетически устойчивого ядра, обеспечивающего подстройку особей вида к медленно меняющимся условиям среды обитания.

Некоторые мутации не оказывают непосредственного влияния на возникновение генетически обусловленных дефектов в организме и ведут только к возникновению особенностей у организмов вида, которые ранее в популяции не встречались. Это называется ненаправленной изменчивостью.

Каждый биологический вид находится во взаимодействии с остальной биосферой и всей природой в целом, находится под их давлением. Характер этого давления меняется в силу подчинённости биосферы геологическим процессам на Земле и энергетическим ритмам Космоса. Частоты некоторых из этих процессов значительно ниже, чем частота смены поколений в любой из генеалогических линий вида. Благодаря такому соотношению частот внешних (по отношению к виду) процессов, ненаправленная изменчивость выливается в подстройку генотипа вида под медленно (по отношению к смене поколений) меняющиеся условия среды обитания. Таков механизм естественного отбора, предопределяющий вероятностно гибель одних и развитие других в конкретно сложившейся обстановке.

Часть мутаций в одних условиях (как внешних, так и внутренних, генетически обусловленных) может выступать как генетический груз, а в других как очень полезный признак. Но есть в природе процессы, частота которых выше частоты смены поколений в генеалогических линиях. К изменению характера давления на вид, ими вызванного, должна быть приспособлена каждая особь вида. В противном случае популяция, столкнувшись с такого рода давлением внешней среды, к которому не успевает подстроиться генотип при смене поколений и к которому особи вида не приспособлены, понесёт ущерб, вплоть до изчезновения вида из биосферы. Это может нанести ущерб многим другим видам живых организмов, связанным с первыми пищевыми цепями (кто кого ест); так может измениться целый биоценоз и в принципе — вся биосфера.

Реакция биологического вида на внешнее давление среды проявляется двояко: во-первых, изменением потенциала развития особей вида, обусловленным подстройкой генотипа в процессе естественного отбора; во-вторых, поведенческой реакцией особи на воздействие среды обитания, направленное непосредственно на особь. И тот, и другой тип реакции биологического вида требует информационного обеспечения. У разных биологических видов характер этого информационного обеспечения отличается прежде всего объёмами поведенческой информации:

·     передаваемой генетически от поколения к поколению;

·     усваиваемой конкретной особью в течение её взросления и взрослой жизни;

·     их соотношением.

Если разсматривать ход глобального эволюционного процесса, то можно заметить, что появление новых видов, высших по отношению к ранее существующим, сопровождалось уменьшением доли объёма генетически передаваемой информации в общем объёме информации, на основе которой формируются индивидуальные поведенческие реакции конкретной особи, принадлежащей к виду. Так практически весь объём индивидуальной поведенческой информации растений, моллюсков, насекомых генетически обусловлен.

У взрослого человека — “венца творения” — объём внегенетически обусловленной (главным образом социально обусловленной) индивидуальной поведенческой информации подавляет генетически обусловленную информацию до такой степени, что большинство населения, по крайней мере, городского, уже не чувствует и не осознаёт своей индивидуальной принадлежности даже к одному из множества видов живых организмов, не говоря уж о своей принадлежности к биосфере Земли в целом и подчинённости объективным предопределённостям её бытия. Кроме осознанных связей нарушаются и безсознательные психические и общебиологические связи с природой, поскольку город — один из мощнейших мутагенных факторов, а генетический аппарат человека раз в 50 чувствительнее к ним, чем аппарат пресловутой мушки дрозофилы. Так человек противопоставляет себя природе. Это и является непосредственной причиной глобального биосферно-экологического и прочих частных глобальных кризисов.

Увеличение относительного и абсолютного объёма внегенетически обусловленной поведенческой информации сопровождалось разширением приспособительных возможностей особей видов, уменьшением индивидуальной зависимости их особей от изменений условий среды обитания.

Поведенческие реакции особей видов, у которых преобладает генетически обусловленное поведение, не отличаются разнообразием. По этой причине негибкость поведения особей вида компенсируются большой плодовитостью, ростом пассивной и активной защищённости к воздействию неблагоприятных факторов, что просто необходимо для существования такого вида. Период детства особей в таких видах или же отсутствует, или же весьма короток.

Если возникает фактор, под давление которого генотип популяции при смене поколений подстроиться не успевает, то популяция гибнет.

Необходимость освоения больших объёмов внегенетически обусловленной поведенческой информации сопровождается появлением детства, в течение которого особь накапливает жизненно необходимый минимум этой информации либо индивидуально, либо под опекой взрослых особей.

Если возникает фактор, под воздействие которого генотип популяции такого вида не может успеть подстроиться при смене поколений в случае изключительно генетически обусловленных, т.е. единообразных у разных особей, поведенческих реакций, то популяция может сохраниться благодаря разнообразию поведенческих реакций её особей, обусловленных индивидуально внегенетически. Это ведёт к снижению ущерба, наносимого популяции данным фактором, и увеличивает время, в течение которого генетически устойчивое ядро популяции потенциально может подстроиться на уровне хромосомного аппарата к воздействию данного фактора.

То же касается и выживания популяций при стихийных бедствиях и природных катастрофах в ареале их обитания.

В ходе эволюционного процесса глобальная экологическая ниша биосферы разширялась. Когда какой-либо вид изчерпывал генетически обусловленный потенциал освоения экологической ниши, где он родился, то он либо вытеснял другие виды, завоёвывая их экологические ниши, либо осваивал ранее безжизненную нишу, перестраиваясь под неё генетически, возможно порождая при этом новый вид организмов.

На каком-то этапе развития биосферы возник вид Человек Разумный, представителями которого является всё человечество, несмотря на всё разнообразие рас, народов, народностей, племен.

Потенциал развития каждой особи биологического вида, в поведении которого объём внегенетически передаваемой информации значителен, по всем качествам, характеризующим особь, генетически обусловлен, хотя он может и не разкрыться, не наполниться реальным содержанием, если условия среды обитания к этому не разполагают. По отношению же к популяции генетическая обусловленность и потенциал её освоения подчинены вероятностным предопределённостям, отражаемым в статистических закономерностях свершившегося.

Это в полной мере касается и человека — биологического вида, несущего наибольший абсолютный и относительный объём (по сравнению с другими видами живых организмов биосферы Земли) внегенетически обусловленной поведенческой информации, обеспечивающей наибольшую гибкость поведения в быстро меняющейся обстановке.

Обвинения в “биологизации” социологии, истории и т.п., а также более редкие обвинения в “социологизации” биологии отражают прежде всего невежество социологов в биологии и биологов в истории и социологии. Политики обычно невежественны и в остальных отраслях знания, а не только в этих двух. По своему же содержанию эти взаимные обвинения являются спорами о том, что в человеке (и в индивиде, и биологическом виде) обусловленно генетически передаваемой информацией, что — культурой, что собственным творчеством. Без ответа на эти вопросы невозможно и “разделение” биологического и социологического комплекса наук “границей”.

В нашем понимании весь комплекс безусловных рефлексов и инстинктов генетически обусловлен.

Генетически обусловлена способность к формированию условных рефлексов. Сама же поведенческая информация, внешне выражающаяся как условный рефлекс, определяется воздействием среды обитания, в которой вырабатывается данный условный рефлекс только у особей, столкнувшихся непосредственно с этим воздействием. Основой формирования условных рефлексов в животном мире является механизм, по всей видимости аналогичный предметно-образному (про­цессному) мышлению человека. Иллюстрацией этого положения являются опыты с обезьянами. Известны успешные попытки обучения обезьян, в результате которых обезьяны из карточек с изображениями выкладывали последовательности, которые можно было идентифицировать с простейшими поведенческими реакциями типа: “хо­чу банан”, “дай пить”, “дай банан, а не яблоко” и т.п. То есть это обучение некой системе иероглифической письменности, отражающей предметно-образное мышление человека. Возможность обучения указывает на некую идентичность процессов, лежащую в её основе.

Неизвестны какие-либо поведенческие реакции представителей мира животных, основой чего мог бы быть механизм, аналогичный абстрактно-логическому (дискретному) мышлению человека.

Способность к повторению членораздельной речи в животном мире встречается у птиц, но это “членораздельная речь” не стала каналом информационного обмена в способных к ней биологических видах: мозги птичьи[24].

Из животного мира человека выделяет генетическая обусловленность развития в определённом возрастном периоде дискретного мышления (абстрактно-логичекого), членораздельной речи и способностей к реализации в разнообразной трудовой деятельности своих предумышлений на основе предвидения разных возможностей. Возможно, что генетически обусловлены ещё некие, пока не изпользуемые возможности. Но именно эти три фактора: речь, мышление (включая абстрактно-логическое), способность к труду, некоторая свобода поведения от диктата инстинктов — стали основной современной человеческой культуры.

Культура является носителем ещё одного (кроме инстинктов, безусловных и условных рефлексов) вида поведенческой информации — социально обусловленной, которую каждый человек получает из информационной среды общества.

Если под культурой понимать результат разнообразной внегенетически обусловленной деятельности поколений особей вида Человек Разумный, то нельзя отрицать, что генетически обусловлен потенциал освоения среды человеком, в том числе и за счёт развития культуры. Наряду с развитием культуры генетически обусловлена лежащая в её основе социальная организация вида Человек Разумный. В силу этого культура изначально и всегда — один из многих факторов глобального эволюционного процесса биосферы Земли. Нет “хорошей” культуры и “плохой”, т.е. “некуль­тур­но­сти”; есть единая многоликая культура — внегенетически передаваемая от поколения к поколению информация, а в ней издержки культуры, представляющие опасность для всей культуры человечества и биологической основы культуры — вида Человек Разумный и всей биосферы. Иными словами это приводит к вопросу об объективности Добра и Зла, их различии и различении. И процесс развития культуры — глобальный исторический процесс — один из частных процессов глобального эволюционного процесса биосферы.


 

II. ГЛОБАЛЬНЫЙ
ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

 

Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок.

К.Прутков

Человечество зафиксировало в своей исторической памяти изчезновение из биосферы многих видов живых организмов, но не зафиксировало ни одного достоверного случая возникновения в естественных условиях нового биологического вида.

Убедившись в своей высокой организации по сравнению с другими биологическими видами, Человек Разумный возомнил себя “вен­цом природы”, прежде всего изходя из своей новизны. Но новизна — признак не только совершенства, венчающего некий процесс, но и признак всех экспериментальных образцов, идущих в отходы, о которых потом никто не вспомнит: если “венец природы” давит на голову, то венценосец обзаведётся новым венцом.

Вопрос же о процессе возникновения новых видов крайне важен, так как ответ на него во многом определяет и оценку того, что считать благом в глобальном историческом процессе, а что представляет опасность как для живущих, так и для последующих поколений людей, для биосферы и планеты в целом. На первый взгляд представляются возможными по крайней мере два варианта возникновения нового биологического вида в ходе эволюционного процесса биосферы.

ПЕРВЫЙ. Известно, что раз возникнув, некая мутация может охватить всю популяцию организмов, либо часть популяции, либо изчезнуть из популяции. Тогда новый биологический вид может возникнуть вследствие перерождения ранее существовавшего вида в результате каскада мутаций, качественно изменивших его генотип. В таком случае один вид в биосфере просто заменился другим. По отношению к возникновению Человека Разумного, как и любого другого биологического вида, в этом варианте встаёт вопрос о промежуточных звеньях от проточеловека к человеку, поскольку процесс захвата всего биологического вида комплексом вряд ли одновременных мутаций предоставляется довольно длительным; особенно с учётом того, что в результате этих мутаций уровень организации материи повысился, а информационное обеспечение жизнедеятельности усложнилось. В силу длительности процесса разпространения комплекса мутаций по всем популяциям костные останки этих “промежуточных звеньев” должны были бы быть известны науке наряду с прочими, весьма немногочисленными изкопаемыми формами человека.

Но такой процесс образования нового вида допускает точно также и деградацию вплоть до “амебы” любого высокоорганизованного вида. Кроме того, встаёт вопрос о разщеплении видов на два и более, ведущем к умножению общего числа видов в ходе эволюционного процесса биосферы, поскольку неясно, как взаимная генетическая замкнутость видов может сопровождаться разпространением комплекса мутаций по виду, порождающему новый биологический вид. Этот вариант возникновения новых видов особенно хорош для атеистов, поскольку всё произходит “само собой”, случайным образом, без организованного и целенаправленного вмешательства извне в течение эволюционного процесса.

Однако глобальный эволюционный процесс биосферы носит в целом однонаправленный характер в сторону общего усложнения вновь возникающих видов организмов и всей биосферы в целом. Кроме того, отсутствие обилия “промежуточных звеньев” в изкопаемых остатках прошлых биосфер, собственно говоря, и позволило увидеть сам глобальный процесс развития биосферы во времени и хотя бы отчасти определить видовой состав прошлых биосфер. В современной биосфере также присутствуют только устойчивые виды, а обилия аморфных жизненных форм, перетекающих одна в другую при смене поколений, не наблюдается. Нечто противное этому о перерождении видов друг в друга утверждал академик Т.Д.Лысенко.

ВТОРОЙ. Часть особей вида Проточеловек — поколение или несколько одновременно способных к деторождению поколений в популяции или во всём виде — постигла генетическая катастрофа, в результате которой самки, принадлежащие к этой группе вида Проточеловек, рожали только уродов. Но эти “уроды” уже принадлежали к виду Человек Разумный и были генетически замкнуты по отношению к породившим их особям вида Проточеловек и своим “двоюродным братьям и сестрам”, чьи родители избежали катастрофы. Возможно, что именно этот факт отражён в культах тотемных предков животных первобытных религий. Такой процесс возникновения биологического вида согласуется с явной однонаправленностью эволюционного процесса биосферы в целом в сторону усложнения её организации. Он также допускает и реализацию тенденции к деградации, которую в эволюционном процессе отрицать нельзя, но которая носит частный характер; а обретение ею более общего характера либо непродолжительно, либо катастрофично для отдельных биоценозов и всей биосферы.

Видимый состав современной биосферы и анализ изкопаемых остатков прошлых биосфер в их хронологической последовательности скорее говорит о том, что путь эволюции биосферы — многоступенчатая лестница, а не безступенчатое плавное возхождение и плавное протекание биологических видов друг в друга. На каждой ступени — многообразие видов; каждая ступень — основание следующей. Этому более соответствует второй вариант процесса возникновения новых видов в биосфере.

Но второй вариант, снимая вопрос о промежуточных звеньях, ставит вопрос о природном или внеприродном факторе, который вызывает изменение генотипа.

Новую информацию в генотип может внести вирус. В принципе вирус, избирательно поражающий половые клетки (как вирус ВИЧ — СПИД избирательно поражает красные кровяные тельца[25]), может внести в их хромосомы такие изменения, что после зачатия получится организм, принадлежащий к новому виду.

С другой стороны, сам хромосомный аппарат — колебательная система, способная к излучению и приёму неких колебаний. Излучение также может нести кодовые группы, способные вызвать перестройку хромосомного аппарата клеток. То есть вызвать массовые синхронные, однокачественные мутации в популяции, подвергшейся воздействию такого излучения, и рождение нового биологического вида. Понятно, что такое мутагенное излучение качественно отличается от обычного, естественного мутагенного фона. Тем не менее возможно, что рождение нового биологического вида вызывает какой-то иной фактор, а не названные два.

Но самое удивительное, если вопреки запечатлённому в земной коре Творец Лично лепил всех из глины, праха земного, уподобившись мифическому Пигмалиону, некогда вытесавшему Галатею из мрамора, влюбившемуся в неё и попросившему богов Олимпа оживить статую, что и было изполнено; после чего “ста­туи” стали плодиться и размножаться обычным образом без применения эссенции глины. Хотя Коран (сура 38:75) прямо говорит о создании Адама Богом Своими руками.

Если же есть фактор, то что-то вызывает его к действию? Причём вызывает всякий раз вовремя, когда завершается определённый этап развития биосферы. Виды, дышащие кислородом, появились не раньше, чем растительный мир создал кислородную атмосферу и озоновый слой, утилизировав уйму углерода в качестве каменного угля и известняка. Хищники появились не раньше, чем появились травоядные и неподвижные (мол­люс­ки, актинии и т.п.). То есть процесс развития биосферы в некотором смысле аналогичен процессу запуска космической многоступенчатой ракеты: головные обтекатели сбрасываются не раньше, чем объект покинет плотные слои атмосферы; ступени ракетоносителя отделяются — каждая на своём этапе,— выполнив свою часть работы и не раньше; опорные мачты отделяются не раньше, чем тяга двигателей превысит стартовый вес и т. п.

При запуске ракеты реализуется некая программа, предписывающая последовательность действий и условия контроля их выполнения. Программа может быть и многовариантной. Эта программа последовательности операций при старте ракеты — порождение человеческого разума. Она примитивна по сравнению с тем, что мы видим при эволюции биосферы на протяжении многих сотен миллионов лет. С атеистической же точки слепоты, явно программное и контролируемое развитие биосферы на Земле, в результате которого появился человеческий разум, — слепая игра “безумного случая”, царящего в природе. Причём своим умишком, породив компьютеры, человек пока не смог повторить “техно­ло­ги­ческие” процессы “безумной природы”, в результате которых появился он сам, многократно превозходящий по сложности любой его компьютер. Хотя аналогия не доказательство, но аналогии и ассоциации тоже лежат в основе познания. И если нижеследующий вывод ошибочен, то мир непознаваем.

Но вывод из этой аналогии мы можем сделать только один: мир познаваем и разум, царящий в природе, несоизмеримо мощнее, и его возможности несоизмеримо больше разума человека и соборного разума человечества в целом. Здесь несоизмеримость в том смысле, что ошибка измерения превышает многократно единицу измерения, т.е. человека. Несоизмеримость их и порождает у определённого круга умников иллюзию своего одиночества в качестве носителя изключительно мощного разума, что со временем оформляется в атеистические мировоззрения, которые возникали ещё издревле. И свыше шли напоминания о ложности этой иллюзии. Последнее по времени напоминание, легшее в основу ислама, — Коран в суре 55 (Милосердный), описывая реализацию программы подготовки Земли к появлению на ней человека, почти через каждый стих повторяет вопрос: «Какое же из благодеяний Господа вашего вы сочтёте ложным?» Но иллюзия по-прежнему сильна у превозносящихся в самомнении о своей интеллектуальной мощи и порождаемом ею одиночестве. Тем не менее Всевышний велик и могуч и милость Его безгранична: главное — её узнавать и не отталкивать.

Идея Бога — Творца и Вседержителя — в культуре — не произведение “художественного” творчества людей, а отражение в жизни общества истинного Божьего бытия. Всеобъемлюще единственное доказательство Своего бытия Бог делает сам: Он поистине отвечает в соответствии со смыслом молитвы молитве верующего Ему и живущего по совести; ответ выражается в том, что изменяется статистика, казалось бы, взаимно разрозненных случаев, во множестве, которое человеческое сознание не способно контролировать по ограниченности его возможностей; изменяется тем более зримо, чем менее человек остаётся глухим к зову Бога, когда Он обращается к человеку через его совесть или окружающие обстоятельства.

Есть биосфера планеты и матрица её возможных состояний, по которой протекает развитие. Эта матрица — некий фрагмент общевселенской матрицы возможных состояний, общевселенской меры. Идёт непрерывный процесс отображения информации в биосферу из окружающей её Вселенной; одновременно идёт процесс обратного отображения информации из биосферы во Вселенную в соответствии с мерой. Отображение, управление, самоуправление — взаимно вложенные процессы и понятия. Иерархически высшее по отношению к биосфере управление протекает по объемлющей её матрице возможных состояний. Самоуправление протекает в полной общевселенской мере (частная матрица биосферы + объемлющая матрица). И общевселенская мера приводит в действие фактор, вызывающий рождение нового вида в биосфере.

Если атеист способен принять объективность меры во Вселенной, то ему возможно будет интересно узнать, что общевселенская матрица возможных состояний — мера — обладает одним качеством, которое многие религии приписывают Всевышнему Господу: Он пребывает везде и всё пребывает в нём = мера пребывает во всём и всё пребывает в мере. И в мере вся материя в её различных фазовых состояниях от вакуума до вещества неразрывна с информацией.

Пантеизм, гласящий: Природа есть Бог, — отождествляет меру т.е. Божье предопределение в его полноте, со Всевышним; религии, отрицающие пантеизм, фактически возпринимают меру как наиболее общее средство управления Вселенной со стороны Всевышнего, по которой протекает энерго-информационный поток от Него — Дух Святой.

Коран процесс вселенского управления описывает в суре 97 (Могущество):

«Во имя Бога милостивого, милосердного!

1. Поистине Мы ниспослали его (Коран — авт.) в ночь могущества!

2. А что даст тебе узнать, что такое ночь могущества?

3. Ночь могущества лучше тысячи месяцев.

4. Низходят ангелы и Дух в неё с дозволения господа их для всяких повелений (выделено нами — авт.)

5. Она — мир до возхода зари!»

И в нашем понимании, существование человека, как личности, и человечества в целом не безсмысленно, а имеет некое предназначение, обусловленное как частной матрицей возможных состояний биосферы и планеты в целом, так и общевселенской мерой.

Генетическая обусловленность способности человека к освоению в определённом возрастном периоде членораздельной речи, абстрактно-логического дискретного мышления, предумышления на основе предвидения, и реализация этого в разнообразной трудовой деятельности эквивалентна генетической обусловленности социальной организации, несущей некую культуру. Это в совокупности выделяет человечество из животного мира, и человечество в целом может сделать две вещи: либо построить некий тип культуры, приемлемый для Всевышнего Творца и Вседержителя, не противоречащий общевселенской мере, либо погибнуть, породив неприемлемую для людей и Вседержителя культуру.

В суре 21 (Пророки) Коран об этом говорит прямо:

«10. Мы ниспослали вам Писание, в котором напоминание вам, — неужели вы не уразумеете? (Выделено нами — авт.).

11. Сколько сокрушили Мы селений, которые были неправедны, и воздвигли после них другие народы!

12. А когда они почувствовали нашу мощь, то вот — от неё убегают.

13. Не убегайте и вернитесь к тому, что вам было дано в изобилии, к вашим жилищам, — может быть, вас простят!

14. Они сказали: “О, горе нам, мы воистину были неправедны!”

15. И не прекращался этот их возглас, пока не обратили Мы их в сжатую ниву, недвижными.

16. Мы не создали небо и Землю и то, что между ними, забавляясь.

17. Если бы Мы желали найти забаву, Мы сделали бы её от Себя, если бы мы стали делать. (Выделено нами — авт.).

18. Да мы поражаем истиной ложь, и она её раздробляет, и вот — та изчезает, и вам — горе от того, что вы приписываете» (в контексте Корана имеется в виду приписывание отсебятины к Откровениям — авт.).

В любом из вариантов, признающих эволюционный процесс биосферы реальностью — и в развитии материальных форм, и в развитии душ, вид Человек Разумный вошёл в ранее существовавший животный мир; и мировоззрение, и практические навыки у человека были животные, видимо близкие к “мировоззрению” и практическим навыкам его “обезьяньего” или иного проточеловеческого окружения, т.е. инстинкты, безусловные и условные рефлексы и не более того. От животного окружения его отличал только генетически обусловленный потенциал развития культуры, который ещё предстояло освоить. Эта точка зрения на появление и развитие Человека Разумного подтверждается археологическими данными. Тем не менее известна и иная точка зрения, выражением которой является, в частности, библейский миф о грехопадении и изгнании из рая; мифы о всемирном потопе, которые можно интерпретировать как память о катастрофе одной из предшествующих нынешней глобальной цивилизации, после которой большинство потомков выживших в ней одичало.

Анализ образа жизни отдельных людей и экстраполяция их реальных возможностей на всё человечество позволяет сделать вывод, что человечество может нести по крайней мере три типа культуры и жить некоторое время в трёх типах цивилизации.

В освоении своего генетически обусловленного потенциала менее всех преуспели сладострастно и бездумно взирающие в телевизор, ставшие его невольниками, биороботами, чьё поведение программируется средствами массовой информации. Они не способны ни к чему, кроме техноКРАТИЧЕСКОЙ цивилизации и культуры. Это современная нам цивилизация. В ней человечество стало невольником созданной им техники, которая реально обратила множество людей в человекоподобных роботов, поскольку подавляющее большинство населения низвело себя до придатка к своему рабочему месту. Работа высасывает их жизненные силы, вне работы у них нет ни сил, ни умения на то, чтобы они могли быть людьми в иерархии Вселенной; как только они успевают возстановить минимум силы, так сразу же снова уже “необходимо” идти на работу. И так изо дня в день, из года в год, из поколения в поколение — без просвета. Это подтверждает и статистика: многие пенсионеры в первые годы после выхода на пенсию резко теряют здоровье и умирают просто потому, что не знают, чем занять себя, если не надо идти на работу и быть там придатком к рабочему месту.

Второй возможный тип — технологический. В нём не техносфера властвует над людьми, а люди — над техносферой, и потому техника служит им, обеспечивая удовлетворение их потребностей. Люди не обращают себя в невольников техносферы, и антагонизмы с природой устраняются раньше, чем те станут угрозой для жизни.

Третий возможный тип цивилизации — биологический. При нём культура ориентирована на освоение генетически обусловленного потенциала возможностей человеческого организма. Благодаря этому человечество и каждый человек живёт в ладу с биосферой, обходясь без протезов привычной нам техники, и тем не менее не является ни скотом, ни хищником. Порфирий Корнеевич Иванов — один из тех, кто продемонстрировал реальность такой возможности даже в условиях снежных зим России. Рерихи также описывали возможности людей, удивительные для технократической цивилизации, но которыми обладают многие, выросшие в информационной среде древней культуры Тибета.

Если биологическая цивилизация людей на Земле в прошлом существовала и погибла в силу каких-то причин с забвением полноты и целостности свойственной ей культуры, то от неё практически не должно было остаться археологических памятников материальной культуры, но память о ней могла сохраниться как миф о золотом веке и как миф об изгнании из рая после грехопадения. По отношению к ней грехопадение — некая глобальная несоразмерность (выпадение из меры), допущенная человечеством, которая привела к нарушению его общевселенских информационных и энергетических связей. И тогда нынешнее человечество занято вторичным построением культуры практически с “обезьяньего” нуля. Но вне зависимости от варианта предъистории нынешнего человечества (впервые из фауны или не впервой уже с четверенек встаем) круг вопросов, ответы на которые люди должны осознать, чтобы жить в человечности, будет один и тот же. И главный из них: что в развитии культуры — благо; что — допустимо; что необходимо погасить и изкоренить?

С развитием культуры связан вопрос о формировании индивидуальных особенностей особи вида Человек Разумный. Культурная среда формирует физическую и духовную личность человека главным образом в период от зачатия до вступления его во взрослость на основе индивидуальной матрицы генетически обусловленного потенциала разнообразных возможностей и предразположенностей: это тоже частная мера, которую в течение жизни предстоит наполнить реальным содержанием. Кроме того, многое обусловлено астрологически, т.е. влиянием ритмов Космоса на биосферу в целом и на человека как на колебательные системы.

Фактор своевременности формирования тех или иных способностей человека отражён в пословице: “Не научился Ванечкой — Иван Иванычем не научишься.” Прежде всего это касается тех способностей, которые обеспечиваются возникновением структурных особенностей в организме, для формирования которых генетическая программа отводит жёсткие, вполне определённые временные границы. Это особенно видно при формировании головного мозга во внутриутробный период и период взросления. То же касается и формирования психики человека. Попытки вернуть в общество реальных взрослых “Маугли” никогда не удавались по причине неразвитости человеческих структур в организме (бионосителе души) и неразвитости человеческой психики.

Отсутствие в среде обитания в определённый период необходимых условий или наличие в ней противных условий ведёт к невозможности наполнения матрицы потенциальных возможностей реальным содержанием, а в наиболее угнетающих условиях — к срыву реализации генетически обусловленной программы развития организма особи в большей или меньшей степени. Вследствие этого душа не может реализовать себя должным образом и обретает некий негативный опыт, тоже полезный, как утверждают сторонники теории перевоплощений, но вне границ одной жизни.

В каких внешних структурных признаках проявляются особенности индивидуальной матрицы возможностей и предразположенностей — на этот вопрос претендуют отвечать, в частности, хиромантия (предсказание судьбы по ладошке), физиогномика и френология. Сколь хорошо это у них получается — это другой вопрос. Также давно известно: глаза — зеркало души, а некое соответствие тела душе также есть.

О проявлении же в поведении человека матриц генетически обусловленных возможностей и предразположенностей к тому или иному выбору говорят изследования образа жизни разлученных в детстве однояйцевых (т.е. генетически тождественных и астрологически почти тождественных) близнецов. Стиль их жизни оказывается очень часто похожим. При наличии равных возможностей они независимо друг от друга очень часто делают одинаковый выбор: предпочитают одинаковые цвета, музыку, марки машин; их супруги носят одинаковые имена и похожи; вплоть до того, что в один день, находясь в разных местах, близнецы оказываются на операционном столе с одинаковым аппендицитом. Значения пресловутого “коэффициента интеллектуальности” тоже не сильно разняться даже при жизни в разной социальной среде. Не приходилось только встречать информацию о том, как они вспоминают свои прошлые воплощения, если таковые имели место.

В период, близкий к началу текущего глобального исторического процесса (сразу по рождении вида Человек Разумный или после завершения катастрофы культуры предшествовавшей человеческой цивилизации), в условиях нулевого или близкого к нулю уровня культуры, матрицы генетически обусловленных потенциальных возможностей определяли начальные пути её развития, не обусловленные прямым влиянием природно-географической среды и адресным иерархически высшим объемлющим по отношению к биосфере управления.

В силу того, что генотипы популяций вида Человек Разумный в разных ареалах подстраивались под местные условия природной среды, то в разных популяциях совокупности индивидуальных матриц генетически обусловленных возможностей и предразположенностей статистически отличались, что и предопределило наряду с прямым влиянием природно-географических факторов различие культур в разных регионах уже на достаточно ранних этапах развития общества. Впоследствии, в процессе культурных заимствований статистические различия в совокупностях матриц генетически обусловленных возможностей и предразположенностей (наряду с социальной организацией и внесоциальным управлением) явились одним из факторов, стабилизирующих национальные культуры и защищающих их от размывания, хотя сама культура генетически и не наследуется.

Культуру несёт не биологическая популяция, а социальная организация биологической популяции. Культура является одним из факторов среды обитания, оказывающим давление на популяции всех видов (включая и человека), на биоценоз в целом в пределах досягаемости этой культуры. Если темпы изменения параметров культурной среды низки по сравнению с темпами смены поколений, то генотип популяции неизбежно будет подстраиваться под наиболее стабильные параметры культурной среды. Это будет находить своё отражение в изменении в данной популяции статистических характеристик в совокупности индивидуальных матриц (т.е. в совокупной матрице) генетически обусловленных потенциальных возможностей и предразположенностей. Таким образом, развитие культуры наложило ещё один отпечаток на возпроизводство поколений вида Человек Разумный. Если в животном и растительном мире популяции одного вида замкнуты по отношению друг к другу природно-географи­чес­кими факторами, то у человека возникает культурно-обуслов­ленная замкнутость по национальному, классовому, мафиозно-“элитарному” и т.п. признакам.

*        *        *

Навязывание чужой культуры народу находит сопротивление не только в культурных традициях его социальной организации, но и в статистических особенностях совокупной матрицы генетически обусловленный возможностей и предразположенностей этого народа, а также и во внесоциальных факторах. Поэтому культурный обмен редко когда вносит новое содержание в жизнь народов; он либо создаёт условия для разкрытия их собственного потенциала развития, являясь для него внешним стимулом, либо препятствует этому развитию. По этой причине изкоренение неугодной культуры всегда в истории сопровождается геноцидом: наркотическим, экономическим, “государственными” программами снижения рождаемости и контроля над нею в разных социальных группах и т.п. При этом как в период перестройки и после неё в СССР-России геноцид во всех видах может сопровождаться благоподобной болтовней заведомых врагов и благонамеренных идиотов о возрождении народа и защите его культурных ценностей; именно стяжание себе народных ценностей и интересует большинство болтунов.

По мере увеличения относительного и абсолютного объёма поведенческой информации, обусловленной внегенетически, межвидовая конкуренция привела к возникновению детства — обучения детенышей старшим поколением стада или непосредственно родителями кое-каким навыкам взрослой жизни.

По своей сути членораздельная речь является прежде всего формальной системой кодирования содержания предметно-образного мышления человека. У человека, отличающегося от животных возможностью абстрактно-логического мышления и членораздельной речью, процесс обучения обрёл новое качество: человек стал говорить о том, что не мог вразумительно показать телом. Представьте учителя, изображающего телом доказательство хотя бы теоремы Пифагора: он явно не справится со своими учительскими обязанностями. Мама-кошка же, обучая котят охоте, вполне обходится без единого звука. Говорящий учитель — это прогресс по сравнению с мамой-кошкой. Сейчас мы часто видим обратную тенденцию: когда не могут изъяснится словами, начинают бурно жестикулировать, брызгать слюной и мычать после произнесения каждых нескольких слов.

Освоение генетически обусловленного потенциала развития абстрактно-логического мышления и речи открыло потомкам жизненные навыки далёких предков, не наследуемые генетически и разширило информационную базу культуры за счёт разного рода абстракций и общих, т.е. не конкретно предметных, понятий.

Наличие же рук вкупе с речью, предвидением вариантов возможного и предумышлением действий на основе предвидения в составе интеллектуального потенциала позволило начать защищаться от давления природной среды обитания созданием искусственной среды обитания, которая со временем стала подавлять природную — сначала в жизни отдельных людей, а потом и в планетарных масштабах.

Но обретя в составе своей интеллектуальной мощи абстрактно-логическое мышление, человек обрёл и способность лгать и самообольщаться: изследования деятельности головного мозга говорят, что человек лжёт левым полушарием, на которое ложится абстрактно-логическое мышление (дискретное) мышление и речь; правое полушарие, на которое ложится предметно-образное (процес­сное) мышление, ко лжи не способно. Языки народов — часть общевселенской меры, — отражая этот факт, многие из них дело Правды называют правым делом. Религии также выделяют правую сторону в качестве богоугодной: известно — Боже Правый, но не левый; по русским поверьям, Ангел-хранитель справа, лукавый — слева; по кораническим описаниям судного дня, злочестивые получат книгу их дел в левую руку, а праведные — в правую.

Если бы в 1941 году И.В.Сталин призвал к левому делу, то его бы никто не понял: Наше дело — правое! Победа будет за нами! — Это понятно всем правым, поскольку левизна устремлений и дел связана всегда с ложью и самообольщением, чем также всегда страдают левые и псевдоправые политические силы.

Если кто-либо делает дело и не в состоянии говорить во всех без изключения случаях многогранную правду, то он делает по существу другое дело, а для этого дела он слаб; ему лучше на время отойти от дела и заняться укреплением себя, ибо всякая его ложь всегда — часть другого дела, вне зависимости от его деклараций и намерений: то есть он — либо враг, либо биоробот врага этого дела, либо “слуга” двух господ.

Способность ко лжи — способность к нарушению у других особей возможностей к адекватному отображению объективной реальности, это изкажение или разрушение чужой личной меры. Главным образом это примитивнейшее средство борьбы во внутривидовой конкуренции — самоедство человекоподобных, но не стиль жизни человека и человечности.

Способность ко лжи и самообольщению тоже стала фактором развития культуры (к сожалению, ведущим фактором!!!) и, как следствие, фактором глобального процесса развития биосферы.

Человек Разумный — единственный биологический вид на Земле, который забирает из природы не только готовый продукт потребления, но и сырьё, из которого он производит продукт, непосредственно им потребляемый. Процесс развития культуры сопровождается абсолютным и относительным увеличением объёмов сырья в совокупном продукте, который Человек Разумный забирает из природы. С какого-то этапа основой существования человечества стало не собирательство готового продукта потребления, а его производство в обществе из сырья, взятого в природе.

Развитие производства в обществе привело к возникновению общественного объединения[26] личностного специализированного труда. Общественное объединение труда до настоящего времени является основой жизни, как национальных обществ, государств, так и всего человечества.

Главная черта этого социального явления — профессионализм, то есть систематическое, с предсказуемым уровнем качества, изполнение людьми определённых узкоспециализированных видов деятельности в общественном (а не технологическом, пооперационном) разделении профессионализма. Традиционное для “публицистики” разделение труда на труд умственный и труд физический в принципе не характеризует общественное объединение труда. Кроме того, в любом виде деятельности сочетаются труд умственный (первенствующий) и труд физический; бездумны только автоматы. Общественное разделение профессионализма в общественном объединении труда — это выделение прежде всего профессиональной управленческой деятельности, без которой невозможна непосредственно производительная профессиональная деятельность ни в сфере материального производства, ни в сфере духовного и интеллектуального производства (наука, искусства и другие сферы обработки информации); без каждой из этих сфер невозможно существование нынешней цивилизации. Развитие общественного объединения труда — это дальнейшее дробление и специализация профессий, рост минимального квалификационного уровня, начиная с которого общество признает профессионализм человека, перестав считать его неучем-дилетан­том, занятым не своим делом.

Интегральной характеристикой общественного объединения труда, разсматриваемого безотносительно к другим социальным и природным явлениям, является уровень производительности общественного труда (в сферах материального производства и обработки информации), который зависит не только от уровня производительности индивидуального труда в них, но и от качества управления частными видами деятельности в общественном объединении труда. На определённом этапе развития общества темпы роста производительности общественного труда начинают определяться качеством управления частными видами деятельности в общественном объединении труда, поскольку темпы роста производительности индивидуального труда становятся зависимыми от успехов или неудач фундаментальных и прикладных научно-технических изследований, проводимых обществом в целом.

История нынешней культуры — прежде всего история общественного объединения труда, вызвавшего и классовое разслоение общества. Труд управленческий и труд непосредственно производительный в сферах материального и духовного производства качественно разнородны.

Личностный фактор проявляется как талант и в сфере материального производства, и в сфере духовного производства, и в сфере управления. Всякий талант уникален. Но индивидуальный производительный труд редко когда оказывается трудом общественного в целом уровня значимости. Его уникальность может обрести такую значимость в глазах общества в весьма отдалённое от жизни труженика время. Управленческий труд в общественном объединении труда неизбежно, начиная с какого-то уровня в иерархии социальной организации, оказывается трудом в целом общественного уровня значимости уже в период осуществления человеком управленческой деятельности, поскольку он определяет жизненные обстоятельства для множества людей. Так всё общество оказывается в зависимости от довольно узкого круга управленцев общественного в целом (государственного) уровня значимости. При этом зависимость одних может порождать безответственность других по отношению к ним. Управленческая деятельность такого уровня, кроме таланта, требует опоры на многие знания из самых различных областей теории и практики, накопленные не одним поколением. Поэтому в сфере управления общественного в целом уровня значимости обладание и опора на Знание многих поколений первенствует над необученным талантом, способным к самостоятельному разкрытию необходимого ему прикладного знания, если разсматривать социальный процесс в длительном развитии, охватывающем жизнь нескольких поколений.

Общественное объединение труда (фактор социальной организации), инстинкт самосохранения и родительские инстинкты (факторы биологические) в условиях низкого уровня производительности общественного труда при смене поколений породили классовое разслоение общества. На ранних стадиях развития общества низкий уровень производительности общественного труда не позволяет обеспечить реально одинаковую доступность всего накопленного обществом Знания выходцам из всех семей и кланов общества. Общественная необходимость сохранения носителей Знания вела к тому, что управленческая деятельность в этот период обеспечивала более высокий уровень личной безопасности и меньшие затраты физических сил, чем непосредственно производительная. Эти обстоятельства, переломившись через лень и ОБЩЕЖИВОТНЫЕ инстинкты родительской “любви” и самосохранения, со сменой поколений привели к формированию “элиты”, обладающей монополией на доступ к Знанию, из среды которой из поколения в поколение черпаются управленцы общественного в целом уровня значимости. Классовое разслоение общества сопровождалось выделением управленческих структур — государственного аппарата, кадровой базой которой стала “элита”.

То, что не принадлежит к “элите”, в её глазах является быдлом, чернью, толпой. Это даёт возможность назвать такую социальную систему толпо-“элитарной”. Кавычки в последнем слове отмечают отсебятину прежде всего “элиты” в проведении “границы” между собой и “чернью”. Осознание своей принадлежности к “элите” либо к “черни” всегда ложно. В силу самых различных причин (от нехватки свободного времени до изощреннейших приёмов, не брезгующих вторжением в психику) оттеснения от Знания, право на обретение которого всем гарантируется законодательством, трудящиеся производительно (и умственно и физически) классы лишены доступа к Знанию и не могут заменить “элиту” в сфере управления без того, чтобы в случае устранения прежней “элиты” не произошла потеря качества управления на весьма продолжительное время. Квалифицированных, но неугодных управленцев можно организовать в бригаду ассенизаторов, сослать на галеры т.п.; управленцы справятся, а общество в целом от этой акции в своём развитии не остановится. Но квалифицированные ассенизаторы, каторжные галерники, научно-тех­ни­ческая и “творческая” интеллигенция не могут без обретения соответствующего теоретического знания и практических навыков заменить управленцев ни общегосударственного, ни низших уровней значимости без того, чтобы всё общество не сотряслось от их правежа. Примером чему явилась как “перестройка”, так и прошлые революции.

Развитие общества и объединение личностного труда в нём требует поддержания устойчивого качественного управления на всех уровнях социальной и государственной организации. Это является основой роста производительности труда. Устойчивый рост производительности общественного труда изменяет качество жизни (социальную организацию, общественный строй), повышает уровень жизни и степень уверенности в завтрашнем дне всех членов общества, но в разной мере. С этим “в разной мере” и связано понятие об эксплуатации человека человеком и понятие о социальной справедливости. Последнее многие стали называть “социальной завистью”, дабы усыпить собственную совесть, хотя зависть тоже встречается. Уверенность в завтрашнем дне большинства населения — важнейшая характеристика общества, создающая условия для его совершенствования на пути к социальной справедливости. Когда изчезает уверенность в завтрашнем дне, это означает, что по отношению к большинству общества реально властные творят несправедливость. При этом общество духовно деградирует вне зависимости от роста его материального благополучия.

Социальная несправедливость возникает как порождение главным образом двух явлений. Во-первых, правящая “элита” — умышленно или бездумно — стоит на вседозволенности в отношении остального общества, в основе которой лежат завышенные самооценки свойственного ей массового скудоумия, нахватавшегося каких-то знаний и практических навыков больше, чем основная масса населения. Поэтому “элита” возпринимает не-“элиту” в качестве второ- и третьесортных людей, с которых хватит и того, что она оставит им после удовлетворения потребностей своей разточительной скупости.

Во-вторых, общественное объединение труда — это и обмен продуктов разнокачественных частных видов деятельности в соответствии с общественными потребностями и развитием культуры. В этом продуктообмене участвует и продукт управленческого труда: качество управления (уровень и динамика общественного потребления в разных социальных группах — одна из сторон качества управления) и средства его обеспечивающие. Все продукты в продуктообмене имеют цены, хотя бы скрытые от глаз общества, например, в “накладных разходах”. Поскольку большинство общества, лишённое Знания, зависит от монополии образованной “элиты” на обеспечение качества управления достаточно высокого уровня, то “элита” реализует свои “элитарные” амбиции, предъявляя обществу монопольно высокую цену на продукт управленческого труда.

Первичная монополия “элиты” на Знание делает возможным установление ею вторичной монополии на более высокий уровень потребления в семьях, принадлежащих сфере управления. “Эли­тарная” вседозволенность переводит возможность монопольно высоких цен, обусловленную монополией на Знание в реальность жизни. Монополия на Знание и производная от неё монополия на высший уровень жизни могут быть узаконены в большей или меньшей степени. В зависимости от этого “социология” классифицирует общественно-экономические формации: рабовладение, феодализм, капитализм, “социализм”, но очевидно, что кроме толпо-“элитаризма” под разными названиями в истории нынешней глобальной цивилизации ничего не было.

Поскольку в общественном объединении труда участвуют все классы, но только “элита” диктует обществу монопольно высокую цену за продукт своего труда, то все ею обделенные возпринимают это как эксплуатацию человека человеком, т.е. социальную несправедливость, которую вынуждены терпеть потому, что устранение прежней “элиты” приведёт к падению качества управления на срок, необходимый для становления нового управленческого корпуса. Этот срок соизмерим с продолжительностью жизни человека, что собственно и вынуждает массы терпеть “элиту”, дабы не впасть в ещё худшие жизненные условия, может быть, до конца своей жизни. Но массы “черни” могут и не вытерпеть… В термине же “эксплуатация человека человеком” скрыта монопольно высокая цена на продукт управленческого труда; реже — иная монопольно высокая цена. Монопольно высокая цена — реакция злонравия — себялюбия за счёт других, осознанного или бездумного — на возникновение дефицита. Естественный дефицит — порождение стихийных бедствий, ущерб от которых не удаётся предотвратить, крайне редок. В большинстве же случаев дефицит, порождающий монопольно высокую цену, сам порождение себялюбия, в котором выражается предумышленная или бездумная вседозволенность по отношению к другим, ставшая массовым общественным явлением. Все разговоры “об умении жить” (за счёт других) — просто наглая демагогия, скрывающая механизм создания искусственного дефицита на продукты и услуги и извлечение монопольно высокой прибыли за счёт чьей-то убыли.

*         *         *

Однако надо заметить, что паразитирующий люмпен всех общественных классов обычно больше всех и громче всех кричит о “социальной справедливости”, “правах человека”, “демократии” и т.п. Это же касается и международных отношений: США, Израиль, Западная Европа, грабящие “третий мир” за счёт неэквивалентного обмена, основанного на монопольно высоких и монопольно бросовых ценах в глобальном объединении труда, больше всех обеспокоены “справедливостью”, “демократией”, “правами человека”, “свободой личности” и т.п.

*                 *
*

Анализ глобального исторического процесса показывает, что в его ходе произходила концентрация управления производительными силами человечества. Эта концентрация управления произходит и в настоящее время при поддержании толпо-“элитарного” образа жизни общества “элитой” во всех регионах планеты. И в настоящее время прослеживается тенденция к построению глобальной толпо-“элитар­ной” социальной системы, опирающейся на глобальное общественное объединение труда, подчинённое единому межрегиональному центру управления.

Относительно самостоятельные центры управления в ходе конкуренции между собой более-менее осознано были вынуждены открывать доступ ко всё более высокому образованию всё более широким слоям общества. Это создало социальную основу для разширения “элиты”, из которой черпались кадры для управленческого корпуса общественного в целом уровня значимости. Социальная база менеджеров шире, чем буржуазия; буржуазия шире, чем служилое дворянство; дворянство шире, чем родовитая титулованная знать (и существительное и глагол: язык сам говорит, что лежит в основе власти); аристократия шире, чем социальная база высших посвящённых (знахарей — якобы жречества).

Семьи “элиты” подчинены общебиологическим статистическим закономерностям, отражающим вероятностную предопределённость, как и все прочие. Поэтому на тысячу детишек, способных обдуманно освоить знания, в семьях наследственной “элиты” приходится ничуть не больше, чем в других социальных группах, зато вседозволенность и “элитарные” амбиции усваиваются бездумно и легко. Вследствие этого “элита” в ходе исторического процесса не в состоянии поддерживать общественно необходимую численность управленческого корпуса, чья квалификация позволяет обеспечить общественно признанное высокое качество управления. И процесс разширения социальной базы сферы управления идёт вопреки “элитарным” амбициям и мнению, что “чумазый” не может того или этого… Илья Муромец, М.В.Ло­мо­но­сов, М.В.Фрунзе, И.В.Сталин, Г.К.Жуков и другие выходцы из “чер­ни” на протяжении всей истории доказывают систематически: могут и больше, чем наследственная, кастовая “элита”. Генеральный штаб послереволюционной России, состоявший в основном (благодаря своевременной чистке 1937 — 1940-х годов) из бывших крестьянских детей, на голову разбил во время второй мировой войны прусский “элитарный” генеральный штаб фашистской Германии.

Общественная необходимость в повышении качества управления в дальнейшем неизбежно ведёт к разширению социальной базы сферы управления до границ всего общества путём предоставления реально равного, а не декларируемого доступа к сколь угодно высокому образованию выходцам из всех социальных групп.

Однако это ведёт только к устранению узаконенной наследственной “элиты”, но не разрушает толпо-“элитарной” структуры общества, поскольку “элита” — это образ жизни, мировоззрение, хранимое кланами; а кланы — это мафия. В толпо-“элитарной” социальной системе фактически имеется одна рыхлая толпа и в ней иерархия мафий — клановых систем, помыкающих иерархически низшей толпой, но которые допускают в свои ряды и новичков, ранее к ним не принадлежавших, если те достаточно настойчивы в своём “элитаризме”. “Эли­тар­ное” самосознание и самосознание мафиози проявляются в одном, общем для них: в организованной вседозволенности по отношению к окружающим, — разница только в правилах “хорошего тона” при осуществлении вседозволенности или же их отсутствии.

“Элита” — тоже толпа, единственно допущенная к образованию, вследствие чего возомнила себя элитой, но ещё более безответственная, чем народные массы, которые она считает толпой. “Мафия” в буквальном смысле слова — якобы не существующая социальная категория. В толпо-“элитарном” обществе некоторые мафии предумышленно поддерживают толпо-“элитарную” организацию общества, в большей или меньшей степени, блокируя интеллектуальную деятельность толп, не принадлежащих к мафии, и развращая общество благословением принципа вседозволенности. Какое-то представление об этом мафии всегда имеют, что проявляется в презрении мафии к “безмозглой толпе”. Но в силу иерархичности мафий сама мафия может быть безмозглой толпой по отношению к более “эли­тар­ной” мафии, которой в свою очередь помыкает другая, более активная в каких-то аспектах интеллектуальной деятельности мафия, стоящая, как и все предъидущие, на вседозволенности.

В.Г.Белинский дал определение толпы как собрания людей, живущих по преданию и разсуждающих по авторитету. Общность предания является фактором социальной организации, сплачивающим толпу воедино и позволяющим управлять ею через авторитеты предания, вождя-основоположника, вождей-наслед­ни­ков и верных толкователей. Предание может быть сколько угодно преднамеренно и непреднамеренно изолгано по сравнению с тем, что было и есть в жизни на самом деле. Разные предания сплачивают разные толпы и позволяют отличать заведомо леворадикальные толпы от псевдоправых; реальные правые — не толпа, а думающая соборность. Разрушение авторитета предания или самого предания обращает толпу — всё бездумное и превозносящееся в самомнении о своей интеллектуальной мощи — в сброд — далее это строгий термин, если толпа не начинает разсуждать самостоятельно по со-вести, соборно. “Разсуж­дение” по авторитету — интеллектуальное иждивенчество — главное качество толпы. В нём проявляется стремление толпы жить чужим умом и готовыми рецептами, которые раздают подсунутые ей авторитеты. Своим умом решать свои же проблемы — жить по-людски — толпа не желает и, разочаровавшись в одних вождях, немедленно начинает ожидать новых авторитетных вождей. Благодаря своему бездумью толпа следует за вождем страстно, т.е. безответственно, неусомнительно веря в правоту вождя. Это порождает бездумную вседозволенность толпы. Мафия, стоящая на предумышленной вседозволенности, представившая толпе вождя и пасущая его, фактически ведёт толпу за вождем-провокатором куда ей угодно, даже на убой не за понюх табаку. Также бездумно толпа участвует в общественном объединении труда, не интересуясь ответственно в нём ничем, даже своим частным делом. Это даёт возможность организовать толпу или сброд в структуры некоего разобщённого, дезинтегрированного биоробота, в составе которого толпа способна и к созиданию, и к разрушению, к добру и ко злу. Но созданное таким образом — непрочно потому, что не выстрадано ни умом, ни сердцем созидателей и не передано уму и сердцу потомков и не осознано ни как добро, ни как зло. Находясь в структурах дезинтегрированного биоробота, программа действий которого размещена в памяти множества бездумных по совести людей, толпа не перестаёт быть толпой ни в парламентах, ни в профсоюзах, нигде.

Толпо-“элитарная” система — иерархия парных отношений типа “это не твоего ума дело!”, “знай своё место!” (об этом обычно напоминают другим те, кто сами не видят своего реального места) — “я человек маленький”, “наше дело — телячье”, связывающих подавляющее большинство членов общества. То есть толпо-“эли­таризм” существует благодаря общественно признанным вседозволенности меньшинства и праву для всех на бездумность и безчувственность к произходящему вокруг.

А.Гитлер выдвигал тезис о необходимости для нации обеспечить возможность любому расово чистому талантливому ребёнку получить такое высокое образование, какое он только может освоить. Это в перспективе вело к разширению социальной базы сферы управления до границ нации, но не устраняло толпо-“элитар­ной” организации даже национального общества, не говоря уж о том, что деление на расовочистых и расовонечистых порождало ещё более жёсткий толпо-“элита­ризм”. Даже в пределах национального общества этому сопутствовал «тоталитаризм» — крайняя форма толпо-“элитаризма”, открытый абсолютизм мафии, пасущей вождя, прямо заявляющий о том, что всё общество, кроме вождя (монарха) — толпа, “чернь”; всё это правда, но умалчивается только о том, что “вождь” — марионетка мафии. Но бывает в истории, что мафия, по ошибке, вместо марионетки даёт толпе и настоящего вождя.

Толпо-“элитарное” общество гарантировано предумышленно приводится к тоталитаризму максимум в течение десяти лет, и благонамеренная “интеллигенция” ошибается в невозможности повторения чрезвычайки или гестапо, как ошибалась “интел­ли­генция” XIX века в невозможности повторения прелестей инквизиции. Ошибающаяся “интеллигенция” — никчемна.

Признание обществом допустимости вседозволенности, лежащей в основе толпо-“элитаризма”, — болезнь духа, болезнь мировозприятия и мировоззрения. Она не позволяет людям освоить генетически обусловленный потенциал развития, прежде всего интеллектуальный, поскольку слишком многое признается “не их ума делом”, или стремлением “влезть со свиным рылом в калашный ряд” и т.п. Это — главная опасность, которую представляет для человечества господство толпо-“элитаризма”, так как потенциал человечества — ведущий фактор планетарной локализации в глобальном эволюционном процессе биосферы, объемлющем глобальный исторический процесс, в котором интеллект человека — ведущий фактор развития культуры.

Человечество — биологический вид, и судьба его может быть только такой, как и у других биологических видов: либо это тупиковый путь эволюции — и тогда смерть человечества, весьма мучительная; либо продолжительное существование, в ходе которого человечество изчерпает свой генетически обусловленный потенциал развития и займет устойчивое место в биосфере, создав условия для её дальнейшей эволюции; либо изчезнет, выполнив возложенную Свыше на него миссию.

Толпо-“элитарная” организация неизбежно ведёт к самоуничтожению современной культуры, возможно, вместе с самим человечеством “разумным” и с разрушением современной биосферы и даже более того. Механизм этого самоуничтожения прост и без ядерной войны.

Гармония биосферы — это гармония поедания одних другими. В ней ни один биологический вид не может потреблять больше, чем ему обеспечивает продуктивность биосферы и процессы обмена веществом и энергией между биосферой и “неживой” природой. Фактор ограниченной продуктивности биосферы по всем её пищевым цепям, подчинённый энергетическим и информационным ритмам Космоса, поддерживает колебания численности всех видов организмов в некоторых пределах, необходимых для устойчивости эволюции. Наиболее прожорливые и сверх меры плодовитые популяции истребляются голодом и внутривидовой конкуренцией. К этому остаётся добавить, что ни одна особь ни одного вида не может превысить меру сытости и взять из природы больше чем ей жизненно необходимо. Уровень потребления и перечень потребностей особей любого вида в расчёте на весь их жизненный цикл постоянны в статистическом смысле.

Предпосылки к изменению ситуации возникли с появлением Человека Разумного: перечень его потребностей изменялся в ходе исторического процесса. Человек — единственный вид в биосфере, который сам определяет некоторую часть своего перечня потребностей и сам выбирает меру и способы изъятия из природы признанных им необходимыми для жизни веществ и энергии. Причём делать он это может либо обдуманно ответственно, либо изходя из обдуманной или бездумной вседозволенности.

И ситуация качественно изменилась, когда с XIX века человеческая культура, изходящая из общественно признанной вседозволенности правящей “элиты”, стала решающим фактором планетарной локализации, оказывающим давление, разрушительный гнёт на биосферу Земли, частью коей является сам человек. В толпо-“элитарных” социальных системах действительно как массовое явление в общественном мировоззрении существует социальная зависть к потребляющим больше реальных и мнимых благ и обладающим временем, которое они вольны изпользовать по своему усмотрению, а не подневольно. В общественной деятельности эта зависть выливается в неразборчивость в средствах в ходе гонки потребления без ограничений всего и вся. Вся толпа, участвующая в этой гонке — и “элита”, и “чернь”, — бездумно следуя безудержным капризам моды и ориентации на первенство чувственных наслаждений без меры в жизни “человека”, безсмысленно перемалывают в ней человеческие (мате­ри­альные и духовные), а также природные ресурсы.

Перечень “насущных”, “жизненно необходимых” потребностей “пра­­вящей” “элиты”, лидирующей в гонке потребления, всегда превозходит достигнутый обществом уровень производства. Бедолага Мальтус не понял роли толпо-“элитаризации” в явлении опережающего роста потребностей общества по сравнению с его производительными возможностями и породил “мальтузианство” — теорию о “лиш­них людях”, и поныне лежащую в основе международной политики предоставления “помощи” слаборазвитым странам в форме экономического геноцида со стороны США и ООН; кроме того, основное условие “помощи” — государственное ограничение рождаемости, хотя Мальтус мог бы заметить, что первобытнообщинные социальные системы, лишённые толпо-“элитарного” разделения, устойчиво существуют тысячелетиями, находясь в экономическом и экологическом равновесии с природой, пережив не одну окрестную “высокоразвитую” цивилизацию. Они обладают внутренней гармонией, не знают многих болезней, от которых страдают их цивилизованные соседи. И если эта гармония не вполне понятна их “цивилизаторам”, то вполне устраивает “дикарей” и не представляет близкой угрозы ни для человечества, ни для биосферы.

Гонка потребления в толпо-“элитарной” системе — внутривидовая конкуренция на уничтожение слабых, как и любая другая внутривидовая конкуренция в биосфере. Поэтому в ней выживают наиболее сильные и безжалостные человекоподобные хищники и паразиты и люди, поднявшиеся в одиночку или сообща из толпы до человечности, на дальнейшее развитие которых закономерности, свойственные животному миру, уже не оказывают решающего влияния.

Такие явления, как рабство, крепостное право, сословный строй в условиях толпо-“элитаризма” сдерживали гонку потребления, жёстко ограничивая возможности “низов” общества приобщиться к “элите”, потребляющей по неуёмной потребности, но капитализм снял эти ограничения, поскольку это абсолютно торговый строй, а деньги в нём не пахнут и сметают всё на своём пути (вопрос только в их количестве и кому и как сунуть в лапу), они могут смести и капитализм, и его “демократию” гражданского общества. По этой причине толпо-“эли­тар­ное” человечество, освободившись от сдерживающих факторов сословного строя, от всех животных биосферы отличается всего лишь одним: оно в принципе ненасытно и потому антиприродно (в терминологии материализма) и осатанело (в более полной терминологии религий).

Эта осатанелость обращает научно-технический “прогресс” в орудие изощреннейшего самоубийства человечества, поскольку ускоряет “прогресс” сверх меры безопасности планеты. Толпо-“элитарная” техно-кратическая (т.е. подвластная, подневольная неуправляемому ею развитию техники) цивилизация ненасытна в принципе в потреблении материальных и нематериальных благ в угоду не более чем сиюминутному сладострастию безмозглых, охочих до чувственных наслаждений или “общественного признания” (паблисити). По отношению к биосфере она является интеллектуально вооружённым паразитом-самоубийцей. Паразит-самоубийца убивает того, на ком он паразитирует и погибает при этом сам. Технократическая цивилизация имеет тенденцию по мере развития техники и роста её энерговооружённости нарушать устойчивое течение всё более и более обширных природных процессов, превышая меру безнаказанного потребления природных ресурсов.

Это не может вызвать к действию общеприродных факторов поддержания устойчивости Мирозданья. При сохранении таких тенденций и в будущем в худшем для человечества случае человечество вызовет глобальную экологическую катастрофу, в которой погибнет современная биосфера; в лучшем случае произойдёт катастрофа культуры без уничтожения биосферы, и придётся начинать строить культуру опять с обезьяньего “нуля”[27]. Локальные катастрофы толпо-“элитар­ных” культур уже неоднократно произходили в истории; так погибли цивилизации Вавилона, Египта, Рима и т.п. На сей раз катастрофа обещает быть глобальной. Последствия её будут страшными, даже если дело обойдется без эксцессов с оружием массового уничтожения, просто потому, что катастрофа культуры — устойчивая потеря самоуправления обществом на протяжении жизни нескольких поколений. В этом случае в технократической цивилизации рухнет общественное объединение труда и возпроизводство профессионализма и толпари, разучившиеся жить в безконфликтной гармонии со Вселенной и другими людьми, лишившись привычного им комфорта потребления и защиты от природы, обеспечиваемых социальной организацией и общественным объединением труда, на своей шкуре убедятся в том, что они — не люди, а человекоподобные самоеды и паразиты на теле Земли, не способные выйти из ситуации по человечности.

Вероучения религиозных культов говорят ещё об одной возможности выхода из этого глобального кризиса. Это Судный день: злочестивые — налево, праведные и чьи души ещё могут изцелиться — направо. Ангелы с огненными мечами наводят порядок, и, пока человечество не придёт в человечность, — прямое Богодержавие.

*         *         *

Но на все современные стенания человечества ответ дан ещё римским императором и философом Марком Антонином Аврелием (126 — 180 гг. н.э.): “Безумие думать, что злые не творят зла”.

И ещё:

— Есть у тебя разум?

— Есть.

— Почему же ты не пользуешься им? Ведь если он будет делать своё, то чего же ещё тебе?

Это означает: Толпарь! Стань же человеком! Тебе для этого всё дано Свыше…

*                 *
*

Пока же толпа-“чернь” — основная часть населения — не может жить по-человечески, поскольку не имеет для этого теоретических знаний и практических навыков и главное — свободного времени: всё занято работой, “отдыхом” у телевизора или вокруг бутылки и возстановлением сил для нового трудового цикла. Толпа-“чернь” — невольница сферы производства. Толпа-“элита” также не живёт по-человечески, поскольку её семьи заняты псевдодеятельностью и гонкой потребления без меры и развлечениями в сладострастии. Она — невольница сферы потребления. Толпо-“элитаризм” — “элитарно”-невольничий строй.

Сейчас человечество нуждается в переходе от технократической цивилизации, в которой человек низвел себя до невольника техники, невольника биологических инстинктов и страсти к разточительному потреблению, к иному типу цивилизации, в которой он мог бы проявить свою человечность и поставить вседозволенность в состояние невозможности. Причём мыслящие атеисты находятся в лучших условиях, чем ритуально неусомнительно верующие, поскольку они понимают, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих; верующие же напрочь забыли в своём большинстве две пословицы:

·     На Бога надейся, а сам не плошай;

·     Бог помогает тому, кто помогает себе сам.

Ведь ни одно из Откровений не говорит о том, чтобы Всевышний когда-либо намеревался Сам делать то, что должен делать человек, но чего человек не делает.

Известна и противоречивая писаниям точка зрения, что даже Судный день Свыше человечеству навязывать не будут, уважая выбор его свободной воли: жить в человечности или погибнуть. Праведные и так обретут выход в человечность своей праведностью, а ждущие с бездумной верой “у моря погоды” ждут тщетно и погибнут без Суда, пав жертвой своего иждивенческого отношения к окружающим сущностям. То есть о Суде необходимо молить Всевышнего как о великой милости в случае, если собственные возможности людей будут изчерпаны тщетно в борьбе за человечность на Земле.

Но мысль о том, что нет лучше Бога друга и помощника человеку в его делах, в той или иной форме присутствует в каждом Откровении. И думающему без своекорыстия атеисту проще придти к ней, чем бездумно “верующему” не рабу Божьему, а Его лодырю и иждивенцу начать думать, делать, а не ждать в испуге земного или небесного воинства, когда очередной шарлатан возвестит о дате “судного дня”. Поскольку безкорыстно думающий до Бога неизбежно дойдёт своими мыслями. И Бог ему в этом в помощь.

По отношению к каждому, отдельно взятому человеку толпо-“эли­та­ризм” — объективное явление, которое он отменить не может, потому что не знает, как. Но по отношению к обществу в целом толпо-“элитаризм” — субъективизм общества в целом в вопросах его самоуправления. Толпо-“элитарная” структура общества не обусловлена генетически, и все Откровения так или иначе называют вседозволенность людей злом, которому до времени попущается, но которое не поддерживается Свыше. Это понятно каждому человеку, который увидел в своём поведении (внешнем и внутреннем мысленном) те или иные элементы вседозволенности и после чего смог перевести их из области стереотипов поведения в область стереотипов разпознавания явлений.

Дух вседозволенности может царить в обществе по двум причинам: во-первых, монополия “элиты” на знание не позволяет остальному обществу, лишённому знания, защитится от “куль­тур­ной” вседозволенности “элиты”— оно может ответить только встречной вседозволенностью, более грубой; во-вторых, само знание, которым разполагает “элита”, — информация, неполная и изкажённая, вырванная из целостности общевселенской меры разрозненными кусками.

Монополия на знание и дефективность знания приводят к тому, что овладевшие каким-то знанием превозносятся в самомнении о себе по сравнению с другими людьми и предумышленно или бездумно начинают “культурно” творить вседозволенность вокруг себя, подавляя окружающие сущности и закономерно сталкиваясь с ответной, более жестокой и грубой вседозволенностью возпитанного ими же невежества, хотя все они имеют возможность и воздержаться от вседозволенности; возможность вседозволенности, основанная на монопольном владении знанием, — искушение, но дефективность знания, его неполнота, а главное — нежелание думать — не позволяют им понять этот факт. Следование же искушению, предумышленно или в слепоте, — злонравие, порождающее злодейства.

Чтобы выжить и выйти в человечность, обе толпы — рабочее “быдло” и “правящая” “элита” — должны стать народом, то есть обществом добро-вольно-думающих обо всём (и всех) людей, осознанно ответственных за свои намерения и результаты своей деятельности начиная от предумышления. Для этого те или иные предания, составляющие большую часть знаний, должны вытесниться на второе место в иерархической системе знаний человечества. На первом месте знания и навыки о познании мира на основе Различения, на втором — “предания” — фактология знаний частных наук в хронологической последовательности.

Этим устраняется первичная дефективность знания и взаимное отрицание “преданий” науки и религии, поскольку культура мышления на основе Различения позволяет разным людям любой “плюрализм”, т.е. множество разрозненных фактов и терминов перерабатывать в единство мнений о состоянии любого природного и общественного процесса, тенденциях и возможностях его развития в иерархии частных процессов во Вселенной — процессе-триединстве: материя-информация-мера.

Кроме этого, в вопросах государственного и общественного созидания задача номер один всегда — обеспечение реальной доступности сколь угодно высокого образования, любого знания выходцам из всех социальных групп и семей общества.

Поскольку основные проблемы толпо-“элитаризма” вырастают из вседозволенности в условиях монополии на знание “правящей” “эли­ты” и иерархической неорганизованности, безсистемности её знания (дефективность знания), то общество имеет реальные возможности выйти из кризиса, устранив причины, рождающие в нём вседозволенность, т.е. поставив вседозволенность в состояние невозможности.

Итак, речь сейчас может идти о двух возможностях:

 1.    Либо человечество освоит свой генетически обусловленный потенциал, перестав ОСОЗНАННО лгать себе же, покончит со вседозволенностью в себе и ладно войдёт в иерархию Мироздания.

 2.